статьи



Light, The
Вперед, на «Свет»!


Скажите, реально ли создать что-либо весьма интересное на основе хорошо известных элементов? Вопрос не праздный и не риторический - особенно в приложении к музыке. В музыке изначально вторично все. Все у кого-нибудь да учатся - и только потом создают собственный оригинальный материал. Мы всегда кричим: ах, какими новаторами были THE BEATLES! Да, были - но со второй половины 1965-го. А до этого времени были всего-навсего одной из многочисленных групп, исполнявших одну и ту же музыку. На чем вылезли? На великолепнейших мелодиях. Речь, впрочем, не о них. А о том, что слушатели зачастую воспринимают материал как оригинальный только потому, что не знают источника, из которого черпаются мысли. Вернемся к вопросу. Сформулирую его немного иначе. Если практически все влияния, испытываемые новым музыкальным явлением, - как на ладони, может ли это явление быть интересным? Я думал, вряд ли. И на старуху бывает проруха, оказывается. История - как обычно! - повторяется. При наличии интересных мелодий и правильных влияний результат может оказаться весьма вкусным.

И убедила меня в этом молодая американская команда THE LIGHT, на счету которой на данный момент один-единственный альбом "On A New Horizon". Вроде все составляющие стиля квинтета видны - YES, KANSAS, SAGA... И все равно интересно!
Все любопытные моменты я решил прояснить у лидера коллектива - бас-гитариста Кена Баланьи (Ken Balagna).

- Почему команда создавалась столь долго - ведь ты замыслил ее еще в 1979 году?
К. Б.: Ну, ты, должно быть, путаешь время, потребовавшееся для выпуска нашего первого компакт-диска, со временем, прошедшим с момента создания коллектива. Группа образовалась в 1980-м. Изначально в ней было четыре музыканта: гитарист Джефф Патерсон, барабанщик Эрик Хоуманн, клавишник Крис Элвис и я на басу. Мы все пели и питали очень большие надежды добиться успеха в музыкальном бизнесе. Первый наш альбом был издан на виниле в начале восьмидесятых. На сей момент еще можно найти несколько копий этой исключительно редкой пластинки. Но как мало мы знали о том, сколько еще сил потребуется для того, чтобы пробиться в музыкальном бизнесе! Отсюда и длительная задержка с изданием нашего первого компакт-диска. С тех пор в составе произошло несколько изменений - как случается с большинством групп.
- Трудно ли арт-роковой команде существовать в США? Много ли поклонников у этого стиля?
К. Б.: В США практически НЕВОЗМОЖНО играть в арт-роковом коллективе и рассчитывать на успех в музыкальном бизнесе. Но не заставляй меня пускаться в рассказ о неудачном и сожаления достойном состоянии музыкального мышления, преобладающем на американской музыкальной сцене вот уже больше десяти лет. Я бы сказал, что 95% наших компакт-дисков разошлось в Европе и Японии. Там люди ценят "слушание" музыки и получают от нее удовольствие. Им нравится испытывать музыкальные приключения. В американском мейнстриме по большей части наиважнейшую роль играет имидж. Музыкальное, этическое и моральное содержание оказалось подменено имиджем и сенсационностью. Печально, но это так. Внимания удостаивается тот, кто заставляет девчонок кричать громче.
- Насколько я понимаю, THE LIGHT - это не просто название, это что-то вроде концепции. Но в чем же суть этой концепции?
К. Б.: Ну... Как говорится... Если б я тебе и объяснил, ты б все равно не понял... (смеется). На самом деле жизнь и действительность - всего лишь верхняя часть айсберга. Бог и религия - понятия намного более всеобъемлющие, нежели способно постигнуть большинство из нас. Мы обитаем в мире иллюзий, заключающем в себе простые жизненные истины. Чтобы видеть в темной комнате, вам нужен свет. Мы всего лишь пытаемся пролить малую толику этого света и надеемся, что у людей хватит смелости еще раз взглянуть на окружающую их действительность. Или на то, что они считают действительностью. К тому же, жить на Земле - так прекрасно, и мы просто несем всем эту добрую весть!
- Как вам удается создавать столь уникальную музыку - учитывая, что в каждой из композиций довольно легко проследить влияния определенных ансамблей?
К. Б.: Возможно, не так легко, как ты думаешь. Но - я снова могу использовать в качестве аналогии свет. Мы считаем белый свет чем-то особенным. А ведь в нем содержатся все цвета радуги. Так же и THE LIGHT, которую сравнивают со многими другими группами, обладает собственным уникальным звучанием. На самом деле меня поражает, с КАКИМ количеством команд нас сравнивали. Люди слышат разные вещи. Один рецензент заявил, что мы звучим похоже на BOSTON. Это отнюдь не так. Но это то, что ОНИ слышат. Первый альбом большинства коллективов перегружен чьими-то влияниями. Даже ранние пластинки THE BEATLES созданы под сильным влиянием их кумиров. Истинная природа группы начинает проявляться не раньше второго-третьего альбома. Могу сказать, что наш второй компакт-диск будет довольно отличающимся по звучанию и продюсированию от нашего дебютного релиза. И в то же время он будет не менее хорошо сочинен и спродюсирован.
- В композиции "Under The Midnight Sun" явно чувствуется влияние YES. Правомерно ли заключение, что Стив Хау как гитарист и Джон Андерсон как певец и автор текстов были образцом для создания вашего стиля?
К. Б.: Ну, следует честно сказать, что YES сильно повлияли на меня и гитариста. Но так же повлияли и ВСЕ великие прогрессивные команды, как, впрочем, и мастера классической музыки. И не стоит забывать о THE BEATLES! Что я могу сказать... Нам нравится быть очень музыкальными. Мы любим великолепные вокальные аранжировки. Нам нравятся мелодии и оркестровки. Очень немногие команды соединяют все это в одной "упаковке". Из чего следует, я полагаю, что ты сможешь уловить определенное сходство. Но, как я уже сказал, наш следующий диск начнет выделять нас как совершенно уникальный коллектив.
- Что ты скажешь по поводу ASIA и, особенно, GTR - их звучание достаточно узнаваемо в, например, "Rise To Freedom"?
К. Б.: Гм-м... Вот это уже интересно. Потому что ни одна из этих групп не оказала на меня особого влияния - если вообще его оказала. А песню написал я. Но в состав обоих упомянутых тобой ансамблей входил Стив Хау. Я полагаю, ты, по-видимому, в наших композициях концентрируешься на гитарной работе. Майкл (Michael Matler, гитарист THE LIGHT. - Дм. М. Э.) находился под сильным влиянием Стива Хау. Я же всегда считал, что "Rise To Freedom" появилась на пересечении ELP и KANSAS. И видишь - ты думаешь иначе. В радуге света все видят различные цвета.
- С прогрессивными влияниями все ясно, но откуда вы взяли тот фолковый мотив, что слышен в "Rise To Freedom"?
К. Б.: Прошу прощения, я не очень понимаю, что ты называешь "фолковым мотивом". Наверное, ты говоришь о вокальном переходе в середине песни? Я думаю, быть прогрессивными - это просто постоянно изменяться и никогда не быть полностью предсказуемыми. Сочетать несколько различных настроений или стилей в одной песне.
- Чьей идеей было использовать этакие флойдовские звуковые эффекты, что разбросаны по всему альбому? И как насчет музыкальной шкатулки а-ля GENESIS в "Journey Home"?
К. Б.: И снова интересный момент, потому что ни та, ни другая команда на меня сильно не повлияла. Не знаю, о каких звуковых эффектах ты говоришь. И я не знал, что GENESIS также использовали музыкальную шкатулку в своей музыке. (А как насчет композиции 1971 года, которая так и называется - "The Musical Box"? - Дм. М. Э.) На самом деле я не думаю, что и мы ее использовали. Но если ты имеешь в виду чудную мелодию шарманки, что проходит через все вступление к "Journey Home"... то это - творение нашего клавишника. У меня родилась идея сравнить жизнь с темой парка, цирка, а у Джона (John Sponsler, клавишник THE LIGHT. - Дм. М. Э.) была эта отличная мелодия шарманки, которая и заложила основу для построения целой концепции. Джон играл важную роль в создании отличных звуков на этом диске. И, да, я - ОГРОМНЫЙ поклонник (фильма) "The Wizard Of Oz"... (Смеется.)
- "Dance Of The Unicorn", единственная на диске композиция со сказочной темой, похоже, основана на "In The Dead Of Night" UK. Так ли это?
К. Б.: Отнюдь нет. На самом деле я не слишком хорошо знаком с творчеством UK и не могу припомнить, о какой композиции идет речь. НИ ОДНА из наших песен не была основана на чьих бы то ни было песне или материале. Я уверен, такое происходит сплошь и рядом, но не с нами. Мы не садимся и не говорим: давайте, мол, напишем песню в духе "Dead Of Night" UK. Разумеется, мы испытывали определенные влияния, но нам не нужно никого копировать для того, чтобы сочинить оригинальный материал. В настоящее время у нас есть музыки как минимум на четыре диска, ожидающей серьезного контракта на запись.
- В композиции "Said The Spider" есть следующая строчка: "Не стоит ли подождать, пока к тебе придут сами?". Таково твое видение будущего успеха?
К. Б.: Нет, я просто выразил свое отношение к такому жизненному факту... Часто, если мы не форсируем события, все приходит само собой. Быть может, не так, как мы планировали... или не так быстро, как нам бы хотелось. Но в том-то и есть жизненная истина - пустить все на самотек и позволить, чтобы все приходило к нам само. Такая идея успеха - мол, для того, чтобы продвинуться, следует пробиваться - попросту больше не актуальна. Она работает, но за счет страданий и боли других. Разумеется, это те страдания и боль, что ты создал и для себя самого.
- Ваш новый альбом будет называться "The Willing Suspension Of Disbelief" - "Волевое прекращение неверия". Что подразумевает это название?
К. Б.: Хм-м-м... Многое. В принципе, это старый театральный термин, подразумевающий следующее: вы позволяете себе развлекаться тем, что - как вам известно - является неправдой или же создано искусственно. Когда мы смотрим "Звездные войны", мы знаем, что все это - неправда, но мы отставляем свое неверие, чтобы получить удовольствие. Но порой мы на время (и усилием воли) должны позволить себе отступить от того, во что верим как в правду жизни, чтобы постичь высшую истину. Это просто... но нелегко.
- На будущем альбоме мы, похоже, услышим певицу-женщину. В чем причина смены вокалиста? Не сказать, чтобы голос Дэвида Даунэма (David Downum) был плох...
К. Б.: Нет, у Дэвида хороший голос, спору нет. Но мы с Джоном всегда чувствовали, что женский голос мог бы привнести больше сочувствия и эмоций. Быть более выразительным. И, возможно, одновременно сделать нашу музыку доступной более широкой слушательской аудитории. К тому же, вокальный диапазон Дэвида часто натянут до предела всеми этими мелодиями и аранжировками. Музыка просто написана для более высокого голоса. Мы полагаем, певица-женщина даст нам целое новое измерение - как в музыкальном отношении, так и в театральном. Ее зовут Лана Брин (Lana Brin), и она - просто фантастика. Уж поверь мне!
- Кого ты видишь вашими соперниками в современном прогрессивном роке?
К. Б.: Соперник - это конкурент. Мы же ни с кем не соревнуемся. Мы желаем всем добра и надеемся, что все выиграют в своей собственной гонке. Хотя я слышал большинство "новых" прогрессивных команд и верю, что THE LIGHT явно создал свой собственный класс. Конечно, я лицо заинтересованное... (Смеется.) Но я верю, что у THE LIGHT есть что предложить, чего нет ни у какого другого ансамбля, и это я чувствовал всегда. Это не касается музыки и имеет превосходящий смысл. Это хорошо написанный и спродюсированный оркестровый рок, окрашенный динамическими вокальными аранжировками. И в полотно каждой песни вплетено... послание. Если и существует какое-то соперничество, то не с другими прогрессивными группами. Наш самый серьезный соперник - коммерческая музыка, потому что именно ее старательно проталкивают крупные фирмы с их гигантскими бюджетами, тем самым перекрывая дорогу распространению отличного прогрессивного арт-рока.
- Ну, и что такое история под названием "Видение"?
К. Б.: А "Видение"... Это история, вдохновленная обложкой диска. Или наоборот? (Смеется.) Успехов и - БУДЬ светом!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи