статьи



Postscriptum
Все только начинается


Летом этого года минской группе POSTSCRIPTUM исполнилось пять лет. Ну, а как известно, не бывает дня рождения без подарков. Вот ребята постарались и сделали себе приятное: выиграли фестиваль "Басовище". Поделиться своими впечатлениями об этом мероприятии и рассказать о жизни команды согласился ее гитарист и по совместительству директор Вадим Марголин.

- Года два назад в группе постоянно происходили какие-то изменения состава. Кто-то приходил, кто-то уходил. Чем это все закончилось?
- К счастью, вот уже год как никаких изменений не происходит, хотя в будущем они возможны, никто от этого не застрахован. За время существования группы в ней сменилось очень много барабанщиков. Среди них Сергей Гринкевич, который сейчас в LONG PLAY, Саша "Ганс" Быков - УЛIС и НОВАЕ НЕБА. Сейчас у нас стучит Леша Волков, который когда-то играл в V.I.P.S. Мы отлично сработались, и думаю, что здесь изменений больше не будет.
- А почему такая проблема возникла именно с барабанщиками?
- Дело в том, что в Минске трудно найти хорошего неленивого барабанщика. Группа репетирует довольно часто: по четыре-пять раз в неделю, и нам всегда требовался хороший тыл. Не у всякого получится отдавать столько времени музыке. Но наконец мы нашли то, что надо.
- Сейчас на концертах вы играете две программы: русско- и белорусскоязычную. Какой же программы вы планируете придерживаться в будущем?
- На данный момент мы с этим окончательно не определились. Группа сейчас работает в двух стилях: с одной стороны, это достаточно мягкий альтернативный рок, а с другой - фолк-рок, то, чем мы занимались года три назад. И, несомненно, это дает нам возможность гораздо полнее себе реализовать. К тому же мы довольно регулярно выступаем с акустическими концертами, а также плотно сотрудничаем с рыцарским орденом "Сердце Дракона".
- А кто у вас в группе пишет песни и занимается аранжировками?
- Как правило, авторство групповое. Песни могут писаться как от текста, так и от мелодии. Приходит, например, на репетицию наш бас-гитарист и говорит: "Я придумал неплохую басовую линию, давайте посмотрим". Начинает играть. К нему подключаются другие музыканты, и если что-то получается, мы говорим: "Девчонки, смотрите, какая классная мелодия, нужны слова". Или кто-то из вокалисток приносит уже готовую песню. Да и вообще способов много, разных и всяких. Бывает, что во время создания очередной песни возникают споры. Без этого никак. Как правило, мы разрешаем эту проблему методом компромисса, так как все другие способы себя не оправдывают.
- А какова судьба вашего первого альбома? Вокруг его выпуска было создано достаточно много ажиотажа.
- Первый альбом мы делали в течение трех-четырех дней на компьютере у нашего друга. На нем была всего одна песня, где звучали "живые" барабаны, все остальные ударные прописывал я сам. В конце концов, мы решили отказаться от продаж этого альбома, так как не видим в этом смысла и считаем, что лучше подождать и выпустить достойный альбом нормального качества.
- Многие музыкальные критики, исходя из вашей программы, отзывались о вас исключительно как о концертной группе. Сейчас вы хотите записать песни, выдержанные в том ключе, что и три года назад. Вы не боитесь, что второй альбом по качеству звука, сведения, не далеко уйдет от первого и вам снова придется отказаться от продаж?
- Во-первых, мы повзрослели как музыканты, как аранжировщики. И той грязи, которая была на первом альбоме, уже не будет. Группа, наконец-то, почти нашла свое звучание. Мне кажется, что у нас уже есть свой стиль и свой саунд. К тому же в записи некоторые песни будут переаранжированы, потому что глупо записывать концертный вариант, когда можно сделать нормальный студийный. Они станут лаконичнее, добавится больше клавиш, больше гитары. А во-вторых, мы планируем записаться в хорошей польской студии.
- Сейчас большинство белорусских групп пытается выйти на Россию, кто-то пробует "освоение" польских просторов. На какой рынок, российский или европейский, хотите выйти вы?
- Дело в том, что России сейчас не очень нужны русскоязычные группы, у них там таких по шею, и вполне возможно повторить успех тех же ОКЕАНА ЕЛЬЗИ. Но вот в чем проблема. На той же Украине есть развитая структура шоу-бизнеса, а в Беларуси, к большому нашему сожалению, нет ни одной хорошей и серьезной конторы, которая занималась бы рок-музыкой. Да и вообще нет фирмы, которая сознательно работала бы на российский рынок. Получается, что приезжают россияне и увозят отсюда деньги. А в ближайшее время Москву, кроме двух понятно каких команд, вряд ли кто-нибудь увидит.
- А почему все-таки пытаются выйти в первую очередь на Москву, а не на Варшаву?
- Дело в том, что с выездом в Польшу возникает куча проблем. Нужны паспорта, визы. С Россией таких проблем нет. Да и совковские гены дают о себе знать: если я в Москве большой, значит я большой везде. А в Польше очень много команд, которые играют качественную музыку европейского уровня. О Беларуси, к сожалению, я такого сказать не могу. У нас по пальцам можно пересчитать группы, которые играют на европейском уровне и достигли, что ли, экспортной стадии.
- Кого ты бы выделил?
- В первую очередь это КРАМА, это НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ и это группа APPLE TEA. Также можно было назвать THANK YOU JESUS, но, к сожалению, они распались. Хотя в Германии они записали альбом, продали там какую-то его часть, но здесь, в Минске, группа с их замечательной американской музыкой оказалась невостребована. И ребята распались, потому что не было работы.
- А что, на твой взгляд, нужно музыкантам, чтобы быть востребованными даже здесь, в Беларуси?
- Прежде всего нужно быть понятными публике, а во-вторых, нужно иметь хорошего промоутера, то есть человека, который находил бы деньги на рекламу группы на радио, телевидении. Группа должна звучать на всех попсовых дискотеках. Пусть даже там звучит не оригинал песни, а ее ремикс. И таким образом воспитывается общественное мнение. Ведь успех той же ZЕМФИРЫ не пришел в одночасье. Сначала ее песни долго и упорно крутили по радио. Не бывает так, что после одного концерта ты сразу же становишься знаменитым. Этому предшествует долгая и кропотливая работа.
- А у вас есть песни, на которых можно раскрутить группу?
- Я считаю, что есть, причем как на белорусском, так и на русском языке. Но опять же загвоздка в том, что Беларусь постоянно смотрит в сторону России. И пусть какая-нибудь песня белорусской группы стоит на первом месте в хит-параде "Музыкальной газеты" или еще где-то, но за два месяца количество продаж кассет этой команды не составит даже десяти тысяч. Я думаю, что ни один из наших коллективов не войдет даже в тридцатку самых продаваемых у нас в Беларуси, потому что здесь целенаправленно рекламируется только российская музыка. И получается так, что народ в большинстве не готов воспринимать музыку на белорусском языке.
- Представь себе такую ситуацию. Какой-нибудь крупный российский лейбл дает вам возможность сделать качественную запись, обещает промоушн на радио и телевидении, но при одном условии: все песни исключительно на русском языке. Ваша реакция?
- Ради Бога. Посмотри на любые известные группы. Взять их первые альбомы и сравнить с тем, что они делают сейчас. Первые две-три пластинки делаются для того, чтобы группа стала известной, отработала деньги, вложенные в нее. А потом она может заниматься тем, что ей нравится. И было бы очень неплохо, если бы мы получили такой контракт и сделали два-три коммерческих альбома, потому что в дальнейшем мы бы делали ту музыку, которая нравится нам.
- А потенциала хватит?
- Я думаю, что музыкального потенциала у группы достаточно, тем более новый песенный материал появляется довольно регулярно.
- Поговорим о самом крупном событии в белорусской музыке, о фестивале "Басовище", который прошел совсем недавно. Вы стали на нем победителями. Как ты считаешь, почему? Ведь там было достаточно много достойных претендентов.
- Прежде всего благодаря той работе, которая была проделана за последние два года. Это огромное количество репетиций, частые концерты. Группа за девять месяцев прошлого года отыграла тридцать пять концертов. Да и кроме того, на конкурс приехало слишком много групп, играющих одинаковую музыку, в частности, модный сейчас хардкор. И на их фоне те же БЕЗ БИЛЕТА, БАН ЖВIРБА, да и POSTSCRIPTUM выглядели белыми воронами.
- В таком случае, что вам дала победа на "Басовище"?
- К сожалению, практически ничего. Единственное, что у нас появилась возможность записаться на польской студии.
- А что с тобой случилось, когда ты добирался до Гродока, места проведения фестиваля?
- Дело в том, что вся группа добиралась в Гродок из Минска на автобусе, а я в это время находился в Германии, меня туда периодически приглашают играть. И был я как раз на самом севере страны, возле датской границы. И дорога на "Басовище" заняла у меня почти тридцать часов. В Варшаве с меня в маршрутном автобусе сняли огромный штраф, естественно, я опоздал на поезд до Белостока, приехал туда позже и, конечно же, не успел на автобус до Гродока. Приехал на фестиваль где-то в половине шестого, а POSTSCRIPTUM, я знаю, должны были играть одними из первых. И мы благодарны Саше Кривошееву, за то, что уговорил поляков не снимать группу с конкурса. Я считаю, что ему надо сказать отдельное "спасибо" за нашу победу. Потому что без Сашиной моральной поддержки нам было бы значительно тяжелее.
- Я слышал, у вас в планах было что-то сделать совместно с Кривошеевым...
- Да. На данный момент ведутся, так сказать, переговоры. У нас есть одна замечательная песня, и мы надеемся исполнить ее вместе с Сашей. Посмотрим, что из этого получится.
- А кстати, что и с кем ты играл в Германии?
- В Германии я играл абсолютно один. Выступал по различным арт-кафе и клубам. Я работаю там как бард. Играю просто акустические инструментальные композиции, белорусские народные песни, которые очень нравятся немцам, русские романсы и танго, помимо этого целую кучу различных английских и немецких шлягеров.
- Следующую тему обойти никак нельзя. Я имею в виду "Рок-коронацию". Года два назад вашим девчонкам "пророчили" "княжну". До сих пор вы так ничего и не получили. Есть ли какие-нибудь предчувствия по поводу этого года?
- Честно говоря, лично мне бы не хотелось участвовать в "РК", поскольку это очень давно уже стало чем-то таким очень... знакомым. Появляются какие-то непонятные номинации, не ведется реальный отсчет продажи кассет. Как чей-нибудь альбом может быть назван альбомом года, если это зависит только от мнения журналистов? В свое время, когда одна из наших вокалисток, Яна Савицкая, работала в "Знамени юности", она рассказывала, как к ней прибегали ребята из разных других редакций и спрашивали, что делать с пришедшими им анкетами и кого куда писать. А поскольку существующая система "раздачи слонов" на "Коронации" не является объективной, то и сам фестиваль не имеет смысла.
- В таком случае, мнение какого человека в отношении оценки вашего творчества будет для вас ценным?
- Несомненно, это мнение Саши Кривошеева. Как раз после выступления на первом дне "Басовища" он подошел к нам и сказал очень длинную нецензурную фразу, смысл которой заключался в том, что ему сильно понравилось наше выступление, тем более что он нас не слышал где-то полтора года. Отсюда можно сделать вывод, что группа растет. Нам также интересно мнение Олега Климова, но, к сожалению, он перестал появляться на подобного вида концертах.
- А как ты считаешь, какие сильные стороны есть у вас?
- Во-первых, это музыка, которую в Беларуси никто, кроме нас, не играет; во-вторых, это работа на сцене. На концертах никто не стоит на месте, опустив свою голову в пол и играя, думая о чем-то своем. Каждый концерт - это колоссальная отдача эмоций, колоссальная отдача сил. И, возможно, благодаря этому группа всегда хорошо смотрится на концертах. Приходите, не пожалеете.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи