статьи



Колибри
Эпизод второй


Шестой раз Минск посетил питерский коллектив КОЛИБРИ, с некоторых пор с гордостью называющий себя группой. Убавившись на одну единицу (имеется в виду делающая сольную карьеру Наталья Пивоварова) и приобретя взамен две, к тому же мужские, КОЛИБРИ "ожили". Теперь группа выступает не под "минус один", а под "плюс два".

Об этих изменениях наше интервью с КОЛИБРИ в лице Ирины Шароватовой (Ш.) и нового гитариста Андрея Градовича (Г.), взятое после выступления группы в минском ресторане "Эридан".
Ш. Сейчас мы делаем нашу новую программу с новыми музыкантами. Это Андрей Градович, группа ЮГЕНДШТИЛЬ, и Олег Эмиров, основатель группы ГОЛЫЕ. Встретились мы в сентябре прошлого года и, имея не очень много репетиций, но очень много нового материала, совершили совместный тур по Финляндии. У нас сейчас очень много концертов в Москве и некоторое количество в Петербурге. И кроме этих двух городов мы, по-моему, никуда больше не выезжали.
Г. Один раз в Набережные Челны.
Ш. Да, мы выступали в джазовом клубе. Теперь вот приехали опять в Минск. Нам очень нравятся наши концерты в Минске. У вас просто очень классная публика. Я совершенно точно знаю, что у нас здесь есть целый штат поклонников. Я даже помню наше первое выступление в Минске, в таком неформальном клубе "Аддис-Абеба". Там еще вокалист ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО был арт-менеджером. И было очень смешно, когда в Питере на открытии какого-то клуба он подошел к нам, небритый, лохматый, волосатый, и сказал: "Вы что, меня не помните? Я же делал вам концерт в "Аддис-Абебе". А это был такой концерт, когда вся желающая публика не смогла поместиться в клуб. Нам сказали, что никогда такого не было. А потом он сказал: "А я - солист группы ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ". Они уже тогда были звездами, но мы до сих пор ни ухом, ни рылом, кто там да чего там. И мы очень рады, что белорусские команды наконец-то вышли на российскую сцену. Здорово.
- Как обстоят дела с зарубежными гастролями? Я знаю, что вы много куда ездили в старом составе.
Ш. У нас в апреле должен был быть тур в Финляндию в связи с тем, что Хельсинки являются культурной столицей 2000 года. Но по каким-то финансовым проблемам тур не сложился, и наш апрельский маршрут, к сожалению, отменился. Поедем туда летом. С Испанией и Германией мы в стадии переговоров. Летом там будет пара фестивалей. Но у нас пока не готов новый альбом, чтобы послать его организаторам.
- Когда вы его планируете записать?
Ш. Дело в том, что у нас уже записано несколько композиций, которые мы периодически переписываем. Мы еще не совсем довольны тем, что получается, и к тому же не можем определиться со студией и саундпродюсером. А это очень важно. Но я думаю, что летом альбом будет записан.
- Есть ли рабочее название?
Ш. Пока нет. Дай подумать... "Прекрасный альбом".
- Почему вы решили взять мужчин-музыкантов?
Ш. Дело в том, что КОЛИБРИ давно изжили себя как женский коллектив. Такой - театрально-музыкально-перформансный. Желание делать шоу закончилось. А желание делать музыку, записываться и бесконечно менять новые песни стало гораздо сильнее. Музыканты, которых мы пригласили, являются частью живого организма КОЛИБРИ. Мы вместе постоянно работаем над новыми аранжировками. И мы можем быть очень пластичными теперь, бесконечно менять свои пристрастия. У нас есть некоторые композиции, которые мы переделываем уже по три раза. И каждый раз из одной и той же песни мы делаем абсолютно разные вещи. Прислушиваемся, потом меняем версию на версию.
- Ваш новый коллектив - дружный? Не нарушили ли мужчины ваше равновесие?
Ш. Мужчины - это всегда буфер для любых разногласий. Я считаю, что у нас сейчас умиротворенная рабочая обстановка. Конфликты - это, конечно, неизбежно, и в этом есть своя прелесть.
Г. Не конфликты, а легкие трения по поиску своего звучания.
Ш. Поскольку мы хотим выработать какую-то новую концепцию, получилось, что люди из разных музыкальных прослоек должны слиться воедино каким-то образом, который бы устраивал всех.
- А что новое внесли ребята в музыку? Какие стили и идеи, которые вы раньше не использовали?
Г. Мы просто играем музыку, музыка и есть музыка. Хорошая или плохая. А по стилям пусть журналисты классифицируют.
Ш. Ситуация такая, что сегодня мы можем сыграть песню в одном стиле, а завтра прийти на репетицию и полностью ее переделать. Вот это - то новое, что мы раньше не имели.
Г. Пока идет процесс поиска стопроцентного результата.
- Андрей или Олег свои стихи не предлагают для песен?
Ш. Когда мы путешествуем в спальных вагонах, когда мы все расслабленные и довольные, в общем-то, высказываются некоторые предположения по поводу текстов. Дело в том, что никто из мальчиков так и не решился их показать.
Г. Девушки у нас талантливые и достаточно плодовитые, и пока хватает материала, над которым можно поработать. Если случится так, что группа зайдет в тупик в плане отсутствия материала, тогда, может быть, что-то насочиняем.
Ш. Я так понимаю, что оба наших парня пишут тексты и музыку, у них какой-то песенный багаж есть. Осталось найти время, чтобы там поковыряться.
- Андрей, если бы ты писал тексты, то о чем?
Г. Про любовь, конечно. О чем еще можно писать?
- Про несчастную или счастливую?
Г. Про состоявшуюся.
Ш. Про удовлетворение от состоявшейся любви.
Г. Надоело ковырять болячки. Хочется петь о чем-то позитивном. И петь, и играть. "Скажи мне "да" или "Ты мне сказала "да".
- Ваши песни автобиографичны?
Ш. Я думаю, в каждой песне присутствует часть человека, который ее написал. И это скорее зависит не от какой-то сложной жизненной ситуации, а от каких-то приятных пустячков.
Г. Если не присутствует что-то личное, значит, это конъюнктура. Должна быть частичка автора.
- А как вы пишете стихи? Втроем, советуясь друг с другом, или каждый отдельно?
Ш. Нет, нет, каждый пишет отдельно. У каждого свой текст, в который другой не вмешивается. Могут спросить, как звучит, но особо никто никому не помогает. Если не получается, то не получается.
Г. Мне нравится то, что у девушек очень демократичный подход к творчеству. Каждый приносит свой текст и музыку. И вообще они очень дополняют друг друга, и получается такой жирный, кайфовый материал.
- У тебя были любимые песни КОЛИБРИ до того, как ты начал там играть? Знал ли ты вообще, что такая группа есть?
Г. Не хочу показаться банальным...
Ш. Говори: "Провал".
Г. "Провал", "Желтый лист осенний". Если честно, я не был плотно знаком с творчеством группы, но КОЛИБРИ невозможно не знать, живя в нашем городе и даже в нашей стране. Я был очень удивлен, когда Олег, наш клавишник, пригласил именно меня.
До того я играл в очень брутальной группе, и я не понимал, что я буду делать в КОЛИБРИ. А Олег мне сказал, что то же самое, что я делал и в ЮГЕНДШТИЛЕ. То же самое не получилось, но мне настолько понравилось то, что происходит в группе, что я даже немножко видоизменился. В группе КОЛИБРИ я один, где-то в другом месте я другой. Но мне это и нравится.
- Другой ты, видимо, в группе БОНДЗИНСКИЙ?
Г. Да, там я играю именно ту музыку, которую всю жизнь мечтал играть.
- Клавишник отсутствует, но хочется немного узнать о нем и том, как он попал в КОЛИБРИ.
Ш. Олег был основателем группы ГОЛЫЕ. Я не слышала этот проект. Просто когда среди музыкантов я говорю, что у нас играет Олег Эмиров, группа ГОЛЫЕ, все говорят "да", как бы с уважением. Какая-то культовая группа была, наверное.
Г. Нет, она не была культовой группой, у них и концертов-то было раз, два и обчелся. Просто он человек с музыкальным образованием, композитор. Он любит ковыряться в музыке.
Ш. Он - сочинитель. Иногда мы не можем сдержать его порывы. В одну композицию он может насочинять такое количество партий, что вся композиция кажется бессмысленной. Но каждая партия сама по себе прекрасна.
- А вы обычно сольные концерты играете? И если бывают сборные, то с кем вы выступаете?
Ш. Я так не могу сказать. Из тех групп, которые запомнились, с кем мы играли, пожалуй, TEQUILAJAZZZ. Мы с ними и вместе играли, и в разных отделениях, ездили в Киев, еще куда-то. Но чаще - сольные концерты. Когда-то в Германии мы выступали на пару с АУКЦЫОНОМ. С финской группой как-то работали - CLEANING WOMEN. Это такие интересные парни, переодевающиеся в женщин и играющие такую электронную музыку на инструментах, которые они сами сделали, причем из сушильных досок. Вот с ними мы ездили в два тура.
- Появились ли новые женские коллективы, которые, на твой взгляд, интересны?
Ш. Я, честно говоря, не знаю. Я знаю группу PEP-SEE. Я их знаю лет сто. Но мне всегда интересно посмотреть группы с вокалистками-барышнями.
- Ваша публика из-за того, что у вас произошли такие изменения, стала ли другой? Может, парни привлекли больше женщин?
Ш. Мы все надеемся, что у парней появятся поклонники. Может быть, в Минске им повезет.
Г. Дело в том, что я наблюдаю публику и отмечаю, что количество и мужчин, и женщин равное. Среди примелькавшихся лиц как раз-таки больше женщин.

Волкова Инна - вокал;
Шароватова Ирина - вокал;
Юданова Лена - вокал;
Градович Андрей - гитара;
Эмиров Олег - клавиши.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи