статьи



Шклярский, Эдмунд
“Музыка меня нe интересует...”

В серии концертов "Русский звук" в Смоленске прошло выступление лидера группы ПИКНИК Эдмунда Шклярского. В 18-летней истории питерской группы это уже четвертый приезд ее представителей в этот русский город. И в который раз им удалось создать в уютном зале ДК профсоюзов неповторимую атмосферу загадочности и мистики, в которой своеобразный голос Шклярского притягивал и завораживал, напоминая о неординарном явлении на отечественной рок-сцене. И, ей-Богу, это стоило видеть и слышать.
- Эдмунд, ты когда-то мне говорил о том, что на твое творчество повлияли китайская философия, живопись Дали и классическая рок-музыка. Это до сих пор справедливо?
- Конечно, я от своих слов не отказываюсь. Все так и осталось. Знаешь, Андрей Тропилло, который записывал наш первый альбом, говорил, что вся квинтэссенция любой команды заложена в первом альбоме. Я с ним согласен, и очень многие известные группы этот факт подтверждают. Психологию музыканта, человека трудно поменять, и все ощущения идут с юношеского возраста. Если что-то оказало тогда влияние на мировоззрение, то это влияние остается.
- Возраст вашей группы почтенный...
- Да, хотелось бы привилегий (улыбается).
- И слушатели ваши тоже со временем стареют...
- Тут разная ситуация. Допустим, выпустили мы когда-то пластинку "Иероглиф". Кто-то послушал ее разок и больше к ней не возвращался. Кто-то слушает до сих пор, а кто-то только что узнал о ее существовании, купив недавно кассету или диск. Вот недавно позвонил парень, приехавший из Магнитогорска. Он учится там в техникуме. И он случайно услышал кассету "Родом ниоткуда". Ему очень понравилось. Для меня очень важно, что он сам оценил ее, без информационной помощи со стороны радио или телевидения. Также в свое время мне попались записи BEATLES, песни которых мне в свое время были необходимы естественным образом, без всяких рекламных кампаний. Необходимы, как необходим, например, кальций для организма...
- То есть вы старения какого-либо не чувствуете вообще?
- Старения не чувствую, а вот застой в целом в музыке чувствую. То, что сейчас слушает большая часть молодежи, - это не есть что-то принципиально новое, а всего лишь продолжение старого. А это все-таки застой.
- Ты хочешь сказать, что у твоего поколения был своего рода "кальций", а у нынешнего поколения такой музыки нет?
- Каждому времени соответствует своя музыка. Мне часто говорят, что лучший наш альбом - это "Иероглиф". Все дело в том, что "Иероглиф" удачно вписался в свое время. Если бы мы сочинили его сегодня, может быть, его никто и не заметил бы. Следующая пластинка "Родом ниоткуда" была не хуже, а по записи даже и лучше, но эффекта такого, как "Иероглиф", не произвела.
- Известно, что твоя мама преподавала в консерватории. Интересно, кроме рок-музыки, ты еще что-то слушаешь? Ту же классику, джаз?
- Я люблю Шаляпина, его песнопения. Его голос я считаю современным. Хотя оперу я не люблю. Конечно, я люблю какие-то произведения Баха, Шопена, но специально классику не слушаю. Наверное, потому что эта музыка постоянно звучала в доме в исполнении учеников мамы (улыбается).
Сейчас мне очень нравится бурятское горловое пение. Все зависит от настроения...
- Готовясь к встрече нового столетия, многие издания составляют различные анкеты, печатают опросы. Отдавая дань этой моде, попрошу тебя отметить музыкантов, сыгравших важную роль в развитии рок-музыки в последние 50 лет.
- Из множества музыкальных составов я бы выделил некоторые "пики", которые серьезно повлияли на развитие музыки. Это BEATLES, это Хендрикс, это LED ZEPPELIN. Они повлияли на мироощущение, воспитание целого поколения. Мне их музыка давала ощущение надежды на лучшее, просветления.
- До сих пор распространено мнение, что рок-музыка - это не искусство, а продукт менеджмента, рекламных кампаний и рекламных агентов...
- То, о чем ты говоришь, это механизм, который выработался со временем. Раньше ведь никто не знал заранее судьбы, допустим, ROLLING STONES. Все продюсеры стали умными сейчас, когда уже ясен результат... К тому же, я бы отметил еще одну черту дня сегодняшнего. Сейчас у музыканта часто одна цель: "сыграю, как этот, оденусь, как этот, и заработаю столько же денег, как и он". Раньше же мотивация была другая - мы стремились быть не похожими друг на друга, быть индивидуальностями. То есть сегодня, мне кажется, часто действует механизм потребительский, а не духовный. Сегодня можно повесить портрет на стенку, а завтра его можно снять и спокойно о нем забыть.
- А тебе не кажется, что музыка "Пикника" довольно консервативна? Тебе не кажется, что со времен первого альбома "Дым" в вашем творчестве мало что изменилось? Если помнишь, то у BEATLES каждый новый альбом был шагом вперед и довольно сильно отличался от предыдущего. У вас же все стабильно...
- Это все очень субъективно. Например, многие на ура приняли альбом тех же BEATLES "Сержант Пеппер"... А мне он не понравился, так как я не нашел в нем того адреналина, который был в прежних пластинках. Есть модные явления, а есть явления вневременные. Это похоже на то, как пьяный пишет стихи: ему они кажутся замечательными. А наутро он понимает, что это бред. Да, мы излагаем свои мысли в традиционной форме, но это вовсе не значит, что мы какие-то ущербные. Поверь мне, далеко не все могут сочинять в традиционной манере с традиционным набором инструментов.
- Но есть еще понятие "современность", есть стремление артиста говорить со слушателем на понятном для него языке... Есть, в конце концов, новые стили, новые идеи...
- Ты знаешь, несмотря на наличие новых идей, какого-то крупного прорыва в музыке я сегодня не вижу. Взять, к примеру, Роберта Майлза. Как им восторгались! А ведь, по сути, это перепевы когда-то известного ансамбля SPACE. То есть серьезных прорывов в музыке я не вижу. Может быть, это зависит от изобретения новых инструментов. Ведь именно с изобретением электрогитары произошел когда-то революционный скачок в музыке.
- Хорошо, может быть, в самой музыке революции нет, но есть революция в способе распространения информации. Я имею в виду Интернет. Предсказывают, что в ближайшее время основным способом распространения музыки и песен будут глобальные сети. Вы к этому готовитесь?
- Сайт в Интернете у нас есть. Но я не думаю, что здесь есть какие-то сложности. Ведь на Западе после появления видеосъемки кинокамеры все равно используются, их не выбрасывают. В мире все идет параллельно. Любая экранизация не заменит книгу. Одно не может заменить другое.
- Понятно. По-твоему, чем сейчас привлекают к себе внимание МУМИЙ ТРОЛЛЬ и Земфира?
- Ты знаешь, последние выборы показали, что с помощью технологий можно из зайца сделать слона. И потом, я считаю, что есть удачное вложение денег, а есть неудачное. Твой пример - это пример удачного вложения денег.
- Но с точки зрения музыки...
- Музыка меня никогда не интересовала. Если бы она меня интересовала, я бы поступил в консерваторию, играл бы на фортепиано. Меня интересуют явления, которые переворачивают сознание, дают особые ощущения. Меня интересует то, что дает адреналин, то, что дает смысл жизни. И потом. Нравится нам или не нравится, но вся современная музыка придумана не у нас. Все новые влияния тоже не здешние. Отсюда и отношение к нашим музыкантам. Даже если ты здесь, у нас, изобретешь что-то стоящее, то узнаешь об этом только в том случае, если то же произойдет где-нибудь в Лондоне. То есть российская музыка - поневоле вторичное явление...
- То есть у тебя музыка нынешних звезд симпатий не вызывает?
- Откровенно говоря, музыка после 1977 года у меня адреналина в крови не прибавляет...
- А что такое произошло в это время?
- Примерно в это время LED ZEPPELIN записал свои последние альбомы, JETНRO TULL заканчивал свою карьеру... Сегодня, похоже, все сводится лишь к технологиям, хорошему качеству записей да к поиску приличных мелодий. И меня это не интересует.
- Можно сказать, что для тебя тексты первичны?
- Если бы это было так, я бы выступал с лекциями (улыбается). Важен некий сплав слов и музыки, который бы вызывал определенные эмоции. И мы этим как раз и занимаемся.
- А как существует ПИКНИК в сегодняшней атмосфере экономического коллапса и политической смуты?
- Мне кажется, что кризисы у нас будут все время. И кто надеется на какую-то стабильность, по-моему, делает это зря. Мы готовы существовать в этом состоянии и дальше.
- Меня радует, что вы по-прежнему даете концерты. До Смоленска вы были во Владивостоке...
- Да, мы живем, хотя, конечно, концертов стало намного меньше, чем лет двенадцать назад. В том же Владивостоке мы когда-то дали подряд 20(!) концертов в течение 11 дней. Сейчас же был только один концерт. Но радует, что у нас есть своя публика, и она нас не забывает.
- Есть ли песни, которые вы исполняете всегда?
- Да, есть. Это "Иероглиф", "Вечер" и "Великан". Они всегда вызывают положительную реакцию зала. Видно, что они популярны.
- У тебя нет пренебрежения к популярной музыке?
- У меня бывает иногда пренебрежение к рок-музыке, поскольку некоторые ее представители берут на себя слишком много, оценивая себя и других. Знаешь, у нас в Питере как-то администраторы групп спорили о том, чья группа круче. И один говорит другому: "У кассы разберемся, кто из нас лучше!" (улыбается). Востребованность - очень важная черта музыкантов. По крайней мере, попса никогда не причисляет себя к святым людям.
- Заканчивая беседу, не могу не спросить тебя о новом альбоме...
- Он уже почти готов и будет называться "Египтянин". В нем 10 или 11 песен. Мы записывали его вчетвером: я, клавишник Сергей Воронин, Леонид Кирнос - ударные и Святослав Образцов - бас. Когда его можно будет купить в магазинах, я не знаю, так как нужно найти фирму, которая смогла бы осуществить хоть какую-то рекламную кампанию.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи