статьи



2012
Проект следующего века


Одним из самых интересных и необычных событий прошлого года для меня был фестиваль "Силы света" в Хельсинки. Не иначе как именно эти силы и затащили меня на вечеринку двух питерских проектов - НОВЫЕ КОМПОЗИТОРЫ и 2012 - и рижского АЛЕКСАНДРОИДЫ. То, что там происходило, вряд ли поддается словесному описанию. Скажу лишь, что и электронная музыка, и световое шоу, очень гармонично сочетающиеся между собой, производили необыкновенное впечатление нахождения в многомерном пространстве, заполненном видеообразами и звуками.

Идея создания такого единого аудиовизуального пространства принадлежит проекту 2012, удачно объединяющему музыкантов и художников. Каким образом это достигается, они расскажут сами.

- Название ДВАДЦАТЬ ДВЕНАДЦАТЬ что-то представляет определенное?
Ю.: В 2012 году кончается календарь майя.
В.: Который очень точен. Ну, и вроде бы заканчивается все. А что наступает потом, мы и попытались представить в видео и аудио.
Ю.: Название может иметь разные интерпретации. Один из вариантов был, что 2012 человек в конце концов должны принять участие в нашем проекте.
В.: Все должно закончиться грандиозным перфомансом, в котором примут участие 2012 человек в 2012 году.
- Как возникла идея таких оригинальных экспериментов со звуком и светом, и как давно вы этим занимаетесь?
В.: До этого мы уже делали видеоперформансы с ОЛЕ ЛУКОЙЕ с 1996 года. Там проекция идет на музыкантов перед экраном. Но хотелось пойти немного дальше. Мысль о том, чтобы создать группу, у нас с Сергеем возникла в 1998 году. Была идея создания единого аудиовизуального пространства, где видеопроекции, слайды, визуальные образы не просто бы проецировались на плоский экран, а заполняли бы некое пространство. Что же касается аудио, то уже на первой инсталляции Сергей использовал квадрофоническую систему.
С.: Основная идея была в том, чтобы связать видео с аудио. Чтобы видеообразы и звуки были максимально соединены между собой (и на уровне исполнителей, и на уровне техники) и взаимодействовали вместе. Это очень сложная система...
Ю.: Штука в том, что большая часть того, что мы делаем, стала возможной буквально только что, благодаря компьютерам. Мы их используем и для создания и записи нашей музыки, и для видеоэффектов. Это очень интересно, постоянно появляются разные новые программы, новые железки, которые часто позволяют делать совершенно новые вещи или старые - совершенно нетрадиционным путем.
В.: Что касается участников группы, то на первой инсталляции состав был тем же. Единственно, Татьяны еще не было. Пела тогда Женя Радовская. Длилось все это три с половиной часа. Следующее выступление было уже в апреле, это то, что записано на компакте "Freakuency Modulation". Затем сыграли в Озоре (Венгрия), на фестивале "Solipse", посвященном затмению солнца. После того, как мы вернулись с весенних и летних гастролей, осенью начали работать над новой программой, которую и играли в Хельсинки. И тут как раз волшебным образом появилась Татьяна.
- Каким именно?
В.: Она в Озоре выступала с ОЛЕ ЛУКОЙЕ и вскоре после этого приехала в Питер и стала постоянным членом группы. Мы послушали, как она поет, Таня послушала, что мы делаем, и захотелось попробовать поработать вместе. По-моему, получилось очень здорово.
Ю.: С Татьяной у нас полное взаимопонимание. Она просто на лету ловит какие-то моменты, сама знает, что нужно. Ей ничего не приходится объяснять.
- Таня, откуда у тебя такое чувство музыки, есть ли музыкальное образование, был ли опыт участия в музыкальных проектах?
Т.: Я училась у Покровского, в ансамбле народной музыки. Это единственный ансамбль, который занимался настоящим фольклором, не стилизованным. Когда я жила в Праге, я была вокалисткой во фри-джазовом коллективе. Потом был мой проект - только акустические инструменты: контрабас, флейты, перкуссия. Все было основано на народных делах.
- Весь ли состав 2012 участвует в ОЛЕ ЛУКОЙЕ? Или помимо этих двух групп кто-то еще в других проектах задействован?
Ю.: Ну, участником группы ОЛЕ ЛУКОЙЕ, строго говоря, является одна Таня, а многие из нас, действительно, более или менее давно с ними сотрудничают: Вадим делает видео, Сергей - звукорежиссер, Соня иногда делает для них слайд-шоу, я - компьютерщик, фотограф, иногда выступаю в качестве менеджера. А Леша еще играет в ЕВРОНОМ и в группе КАЧЕЛИ.
- Что за инструмент такой - e-bow, на котором играет Леша? Я думала, что это просто гитара такая.
В.: Это энергетический смычок. Небольшое устройство, похожее внешне на большой милицейский свисток. У него другой принцип извлечения звука из струны, не щипковый.
Ю.: Строго говоря, это примочка к гитаре, но он дает специфический, совершенно негитарный тягучий звук, раскачивая струну электромагнитным полем. Этот звук нам очень подходит.
В.: Идея использования e-bow возникла в самом начале. Год мы потратили, пока нашли этот инструмент.
- Вы можете дать определение музыки 2012?
В.: Как заметил когда-то Фрэнк Заппа, разговаривать о музыке - все равно что танцевать об архитектуре. Ну, скажем, нойз-психоделик-эмбиент.
Ю.: На самом деле, интересно делать музыку, на которую трудно поставить штамп. С ОЛЕ ЛУКОЙЕ, например, мне интересно работать, потому что у них музыка достаточно уникальная. У нас та же история: какие-то вещи эмбиентные, какие-то - шумовые, Таня внесла этническую струю. Я очень рад, что у нас с ней получился такой органический синтез этнических вещей с электронными.
Т.: Я давно хотела заниматься музыкой, у которой нет рамок. Этническая музыка таких рамок не имеет.
- Кто на вас повлиял, на музыкальные вкусы и визуальные, если можно так выразиться?
В.: Что касается визуальной части, то в первую очередь это раннее психоделическое искусство 60-х: эйсид-тексты Кена Кизи и его "проказников", перфомансы уорхолловской FACTORY времен VELVET UNDERGROUND с Nico, лайт-шоу барретовского PINK FLOYD. Но обо всем об этом, правда, мы только читали, а из того, что видели... Когда ОЛЕ ЛУКОЙЕ впервые играли в Будапеште в 1996 году, мы познакомились с KORAI OROM (венгерская группа, в составе которой 14 человек, масса перкуссии, электроника, народные инструменты, благодаря чему достигается уникальное звучание. - от авт.). Они нас пригласили на презентацию своего второго альбома. KORAI OROM играли в театре, 4 человека делали перфоманс с видео, слайдами и светом...
Ю.: Музыку я слушаю самую разную: психоделию 60-70-х и современную, всякий авангард, настоящую этническую музыку, современную электронщину и еще много всякого. А из видео, кроме того, что назвал Вадим, можно вспомнить еще инсталляцию Брайана Ино в Мраморном дворце, бывшую в 1997 году. Он делает очень изящные, при всей своей простоте, вещи.
С.: А что касается меня, то повлияла абсолютно вся музыка, которую я слушал. И LED ZEPPELIN, и BONEY M, и Стинг, и Дэвид Боуи, и Брайан Ино...
- Импровизируете ли вы на выступлениях?
Т.: Я использую и какие-то конкретные вещи, но в основном это импровизация на основе этнических мотивов. Я никогда не пою песню так же, как прошлый раз. Существует ощущение звука, как поется, так и поется.
В.: На самом деле совершенно не интересно исполнять заученную программу. Надо все максимально подготовить и... сымпровизировать.
С.: Подготовить определенные возможности, с которыми можно будет очень пластично оперировать. Смотреть на настроение зала, самих музыкантов. Одним словом, подготовить все так, чтобы можно было импровизировать.
Ю.: Дело в том, что наши перфомансы достаточно сложны технически. Это как раз такое противоречие, которое нужно преодолевать. То есть подготавливать все таким образом, чтобы была основа для импровизации. Мы это стараемся делать и со звуковой частью, и с видео.
- Как часто вам приходится выступать?
В.: Первое выступление было 25 декабря 1998 года на Пушкинской, 10. Второе было 14 апреля того же года, тоже на Пушкинской. Затем был фестиваль в Озоре. Хельсинки - наше четвертое выступление.
- И которое из столь немногочисленных было наилучшим?
В.: Лучшее было в Хельсинки.
С.: Многие наши идеи были воплощены.
Ю.: Мне трудно сказать. Потому что на первом были вещи, которые мы потом не повторяли, красивые и замечательные. Но, действительно, мы накапливаем опыт и чем дальше, тем лучше получается. На Западе легче организовать такие вещи. Они могут обеспечить технику, которая нам нужна и которой у нас в стране нет. Не того качества аппарат.
С.: Большое значение имеет очень чистое воспроизведение низких частот. Чтобы действовать правильно, они не должны быть грязными. Это очень тонкие вещи, связанные с восприятием. Может становиться тревожно и неприятно, все что угодно может быть при плохой акустике, и музыка будет звучать совершенно по-другому. Нужно точно добиваться баланса ощущений. Сделать так, чтобы люди, которые слышат звук, его видели.
- Насколько в России развита экспериментальная сцена? Знаете ли вы остальные коллективы, которые добиваются оригинального звучания в области экспериментов со звуком?
Ю.: Много интересной музыки. Но она, как правило, не популярна. Только случайно узнаешь о каких-то интересных проектах в других городах. Из того, что у нас в городе происходит - после ОЛЕ ЛУКОЙЕ, естественно, - в последнее время мне очень понравился ДОСТОЕВСКИЙ ИДИОТ. НОВЫЕ КОМПОЗИТОРЫ, с которыми у нас был джэм. У РСР были любопытные вещи. REDUCTIO AD ABSURDUM (лат. - "доведение до абсурда". - от авт.) - малоизвестный коллектив, играющий индустриально-шумовую музыку. Они выпустили довольно много кассет, выступали в галерее экспериментального звука (ГЭЗ-21) на Пушкинской, 10, в судниковских шумовых средах. Ну и, конечно, сам Ник Судник и его группа ЗГА, пионеры отечественной шумовой музыки. Тувинская ЯТ-ХА замечательный коллектив. Много интересной музыки выпускает московский лейбл "Экзотика". Первый диск ОЛЕ ЛУКОЙЕ "Запара" был первым релизом "Экзотики" на CD. Но сейчас они стали специализироваться больше на электронной музыке. Интересные проекты ВИДЫ РЫБ, ВОЛГА, ВЕСНА НА УЛИЦЕ КАРЛА ЮХАНА ... Многие подпольно существуют, о чем-то в "Результатах" читали. Есть такой архангельский музыкальный журнал, тираж порядка 50 номеров.
- Ваш альбом "Freakuency Modulation" где выпускался?
Ю.: Мы сами напечатали небольшой тираж, 100 экземпляров.
- Будет ли издан новый материал?
Ю.: Надо подготовить и издать концерт в Хельсинки. Возможно, сборный какой-то альбом тех, кто принимал участие.
- А клип вы не планируете снять? Все же имеется такой замечательный видеоматериал.
В.: Я думаю заняться этим вплотную. А что касается будущих выступлений, то это должно быть хорошее место, где можно сделать действительно хороший перфоманс. Хотелось бы сделать что-нибудь в Петербурге.
Ю.: У нас множество идей. Надеюсь, что не остановимся на достигнутом.

P.S.: Со времени интервью 2012 сделали получасовой фильм о своем выступлении в Хельсинки и подготовили CD с записью этого концерта.

Сергей Кузнецов - звуковое пространство (С.);
Вадим Кузенков - видеоперформанс (В.);
Софья Нелюбина - слайды;
Юрий Элик - слайды, компьютер (Ю.);
Алексей Лысенко - e-bow;
Татьяна Сваха - голос (Т.)



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи