статьи



Психея
Восемь недель, которые потрясли (?) Питер


Восемь недель назад в Петербург приехала курганская команда ПСИХЕЯ. Приехала навсегда. Питерский клуб "Полигон", приютивший ребят и занявшийся активным промоушном группы, представляет их как (цитирую) "тот самый проект, который сможет в самое ближайшее время перевернуть весь наш затухший и смердящий рокенрол". Для того чтобы выяснить, что это - мессия или очередная буря в стакане, мы встретились и поговорили с солистом Фео (Ф) и басистом Сресалем (С) ПСИХЕИ. Выводы делайте сами.

- Расскажите о вашей группе...
Ф: Наша группа состоит из пяти человек. Лидер группы и солист - я, Порубов Дима (Фео), мне 19 лет, учусь в курганском университете, собираюсь переводиться в Питер. Барабанщик, Алексей Кинерейша (Лефик), самый младший - 17 лет; бас - Андрей (Сресаль) Оплетаев, 22 года; и гений-компьютерщик Статных Игорь (Кита), мой бывший одноклассник. Еще у нас есть штатный охранник, который приехал с нами из Кургана.
С: Когда у нас спрашивают, есть ли у нас какие-нибудь проблемы, мы говорим, что единственная наша проблема - это Кита. (Смеется.)
Все тексты пишет вокалист. Даже когда я пришел в команду, он сказал: "Тексты строго мои". Я сказал: "Ради Бога". Музыку сочиняет тоже он. Аранжировка, конечно, - дело уже всей группы. Он приносит песню, мы ее все изнасилуем и получается конечный продукт.
- Почему так назвались?
Ф: Обычно я говорю, что назвал группу ПСИХЕЕЙ, потому что это единственное в русском языке слово из шести букв, в котором есть П, С, И, Х, Е и Я. А вообще я вычитал это словечко у Ильфа и Петрова в "Золотом теленке". Там было что-то вроде: "И настала всеобщая психея...". В эмоциональном плане. Это потом я уже узнал, что это олицетворение человеческой души в древнегреческой мифологии и все такое. Мы когда в Эрмитаже увидели четыре статуи Психеи, были в полном восторге! А еще это русский эквивалент NIRVANA.
- У вас есть какие-нибудь записи?
Ф: Альбом мы собираемся записать в "Полигоне". Кстати, на их сайте уже есть несколько наших МР3. Еще мы сняли в Кургане два видеоклипа, специально для поездки в Питер. Парились, как могли, но здесь они не котируются. (Смеются.) Придется новые снимать.
- В Кургане вас хорошо знают?
Ф: Да, у себя в городе мы очень известны, культовая команда, можно сказать. Там реально на концерты по семьсот человек ходит. Вообще у нас там все группы хорошие, сложно найти кого-нибудь на разогрев. В Екатеринбурге, Челябинске нас знают. Но там не было возможности развиваться дальше, нам стало тесно, и мы рванули в Питер. Я очень благодарен ребятам за то, что они поверили мне, все бросили и поехали со мной.
- Как вы можете определить свой стиль?
С: Нам часто говорят: "Что-то ваша музыка похожа на LIMP BIZKIT". Ну как семь нот - 12 звуков, куда от этого денешься.
Ф: Мне нравится быть похожим на KORN. Мне просто нравится. Это круче, чем быть похожим на ГРАЖДАНСКУЮ ОБОРОНУ. Мы растем дальше и не знаем, на кого будем похожи через месяц.
- Как же вы собираетесь перевернуть питерскую сцену, не внося ничего нового?
Ф: Мы послушали питерские сборники hardcore и пришли к выводу, что ситуация плачевная. В плане музыки. Да, мы колбасимся, как KORN. Но, извините, скажите, LIMB BIZKIT не колбасится, как KORN? Мы собираемся перевернуть мир в плане музыки. Да, мы играем кавера. Но все начинают с каверов и за счет этого поднимаются. Это как бы классика. А насчет того, как мы собираемся перевернуть мир, - надо реально послушать всю нашу программу. У нас электрическая программа на 3-4 часа и акустика - на два. Она очень разнообразная. Я это уже говорил неоднократно: не факт, что мы создаем какие-то законы, но то, что мы их ломаем, - это так. У нас каждая песня похожа на какую-то группу, когда-то группы закончатся, и тогда мы будем играть свою музыку. Когда-нибудь кто-нибудь скажет: "А вам не кажется, что вы похожи на ПСИХЕЮ?". У каждого уважающего себя музыканта должны быть амбиции. У нас программа-минимум - покорить мир.
- Вам не кажется, что группы, приезжающие из глубинки, добиваются большего, чем столичные?
Ф: Конечно, и могу объяснить почему. Потому что в столицах очень много информации. Люди все, не в обиду будет сказано, очень зажравшиеся. Все говорят: у нас в городе ничего нет, ходить некуда... Я, например, не успел еще сходить везде, куда хотел. Постоянно приезжают из-за бугра люди: SOULFLY, GARBAGE, BLOODHOUND GANG, Mylene Farmer... я на FIVE хотел сходить. Очень много всего...
Все очень вялые, не хотят работать. Мы в нашем городе репетировали по шесть часов в сутки, причем реально пахали, как ишаки. Мы приходили с репетиции и падали. Мы здесь четыре недели и уже переиграли со всеми, с кем можно было. Нам, в принципе, по барабану, с кем играть. Мы бьемся за каждого фаната. Если выдернем одного человека из тысячи - это уже плюс. Я фигею, когда меня на Невском узнают. Я понимаю, у нас в городе...
Здесь реально люди такие, они немного чего-то добьются - и все, грубо говоря, начинают дрочить. Варятся в своем соку, им уже ничего не надо. И выступать им негде - "болото полное", "никуда не вылезти", "вообще мертвяк"... В Москву приезжаем - та же история. А у нас все забито: мы то в "Полигоне", то в "Молоке". То есть буквально каждую неделю по два концерта. А все говорят, что никак... Просто надо шевелиться, бегать, всем надоедать. Нам же это надо, а не кому-то другому.
Очень много информации и пафоса, лишнего пафоса. Здесь столько возможностей! Вот там, где мы были, там реально нет возможностей. Группы распадаются из-за того, что не могут купить инструменты, - вот это нет возможностей.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи