статьи



Tequilajazzz
Прочитанные книги нужно сжигать...


Лидер TEQUILAJAZZZ Евгений Федоров не пытается избегать экстремальных ситуаций в жизни, иногда он даже сам их провоцирует, чувствуя себя в них, как рыба в воде. Различные творческие процессы в группе проходят активно и интересно. Не на шутку увлекся Евгений и творчеством Николая Васильевича Гоголя: один спектакль (музыка к которому написана им) уже идет, второй - в процессе постановки. Оба - по мотивам нескольких произведений писателя. И это только часть создаваемого Евгением. Кстати, он очень не любит называть то, что делает, работой: TEQUILAJAZZZ не работают - они играют...

- На какой стадии находится новый альбом?
- Мы записали часть материала, и она очень скоро появится в виде сингла на нашем собственном лейбле. Он будет называться по заглавной песне - "Маленькая ложь". Это три новые песни, они нигде раньше не появлялись.
- Новые клипы будут?
- Да, два новых клипа. Один на песню "Маленькая ложь", другой на песню "Черное и белое". Во всяком случае, мы на это надеемся. Потому что в последнее время мы все делаем за свои деньги, все - сами, и сами же все оплачиваем. Клипы - это довольно дорогостоящая вещь. А бюджеты таковы, что мы не знаем, сможем ли мы себе это позволить. Может быть, нужно будет привлекать инвесторов со стороны.
- Клип на песню "Стратосфера"...
- ...Да, к сожалению, не сложилось. Часто так бывает, мы считаем, что главная песня с пластинки одна, а публика выбирает другую. Нам в тот момент казалось, что главная песня с пластинки "150 миллиардов шагов" - это "Стратосфера". Мы хотели снимать на эту песню клип, но почему-то люди, которые хотели что-либо снимать для нас, не рассматривали ее как потенциальный телерадиохит. В итоге ей была уготована другая судьба. Она не была ни на радио, ни на телевидении.
- Вы изначально были малобюджетной группой, сейчас у вас, наверное, есть все шансы стать группой другого порядка...
- Где эти шансы? Я их не вижу! Если нас знает больше чем тысяча человек, это еще не значит, что мы можем стать группой другого уровня. Другой уровень - это значит другие уровни клипирования, другие уровни продаж пластинок и другие уровни гонораров. Это подразумевает изначально готовность публики платить за то, что происходит на сцене. А наша публика не расширяется, и мы, в принципе, очень этим довольны. Потому что это постоянное число поклонников, стойкое их количество в каждом городе. И расширение его несло бы за собой такую проблему, как понижение качества. А качество нашей аудитории абсолютно идеально, это как раз те люди, для которых мы играем, которых мы хотели бы видеть на своих концертах, их бы мы и хотели видеть в качестве покупателей наших пластинок. Изменения просто влекли бы за собой потерю качества. Те люди, которые должны слушать другую музыку, ходить на другие концерты, если бы они вдруг случайно, из-за рекламы начали приходить к нам на концерты, покупать наши пластинки, нам бы это было не нужно, нам абсолютно не нужны лишние люди. Нам нужно, чтобы нас понимали, понимали, о чем мы поем, понимали архетипы, которыми мы оперируем, понимали бы эту парадигму, которую мы либо подтверждаем, либо разрушаем. В конце концов, хотя бы читали те же самые книги. Или хотя бы те книги, линки и ссылки, которые есть у нас в текстах. Поэтому расширение публики для нас ненужная и даже лишняя вещь. Строки об этом есть в одной из наших новых песен: книгу, которую ты только что прочитал, нужно сжечь немедленно. Для того, чтобы она не попала в руки человеку, который еще пока что не дорос до этой книги. Об этом надо подумать.
- Какие впечатления остались у вас от поездки в Израиль?
- Мы играли концерты, у нас их было два, в Хайфе и в Тель-Авиве. Плюс туризм, конечно. Мы не могли себе позволить оставить без внимания Святую Землю. Нам там очень понравилось. В первую очередь Иерусалим, по понятной причине. Мы были там впервые. Там очень круто, отличная территория, там суперлюди. Это суперстрана, и нам там было очень интересно. Там живет много наших людей, которые выросли на русской музыке и страдают сейчас от ее отсутствия. Для антисемитов, может быть, она какая-нибудь другая, но мы же не антисемиты. Все люди, которые имеют хоть частицу еврейской крови, как я, например, там очень хорошо себя чувствуют. Мы христиане... и такое ощущение, когда попадаешь в Иерусалим, что это единственное в мире место, а все остальное - это просто филиалы: жуткая тоска охватывает, когда попадаешь в это единственное на планете место, все остальное, где ты бывал, все церкви, города, страны - это только филиалы, филиалы этого маленького места, очень маленького. И от этого жуткая тоска начинается, когда уезжаешь оттуда и понимаешь, что попадаешь в многочисленные филиалы... Трудно...
- Чем вы можете объяснить ваш большой интерес к Интернету и разным таким штукам?
- Интернет для меня - средство переписки. Даже в Тель-Авиве мы каждую ночь, после концертов и экскурсионных прогулок, проводили время в интернет-кафе. Мы покупали себе часы в сети и стучали по клавишам. Но это переписка в первую очередь, это не лазанье по сайтам, не "трипы" по сети. У нас нет директора, нет продюсера, мы всем занимаемся сами. Вся деловая переписка ведется через e-mail, и я должен этим заниматься, где бы я ни находился. Плюс какие-то личные письма. Мы не увлечены этим, это просто необходимость, средство связи. Ни больше ни меньше.
- Проект с МАРКШЕЙДЕР КУНСТ...
- Мы записали одну песню и больше ничего не планировали. Дело в том, что есть огромное количество песен, которые не могут быть реализованы в рамках TEQUILAJAZZZ. Наш последний диск был на грани, там были песни, которые совсем не попадают в наш репертуар. А девать их некуда, потому что таких песен огромное количество и они появляются еженедельно. Был такой случай, когда мне ребята принесли одну латино-джазовую песню, чтобы я ее спел. Мы ее сделали, она должна была выйти на сборнике "У-2", но по каким-то причинам шоу-бизнеса песня там не появилась, к сожалению. И она теперь лежит у меня в запасниках, под зеленым сукном в ящике стола, надеюсь, в самом верхнем и самом ближнем. Мы планируем побыстрее ее оттуда достать. Так же, как и все остальные песни, которые так же лежат, и их очень много. Они все очень нежные, про любовь, про баб...
- По каким причинам такой разброс в плане стилей?..
- Представь себе архитектора, который строит только здания для литейных цехов. И это его интересует больше всего. Но это один и тот же цех, одинаково функциональный, и все они идентичны. И представь себе архитектора, которому интересно все. Он построил один раз цех литейный, со всеми полагающимися деталями. И теперь уже все желающие могут его копировать. А потом ему интересно построить дачу для нового русского, он ее построил. Он построит жилой дом, многоэтажный или малоэтажный.
Если архитектор один раз построил завод, это же не значит, что он теперь всю жизнь будет строить только заводы... У нас ведь все альбомы разные и песен огромное количество. Они все проходят жесткую фильтрацию. TEQUILAJAZZZ - это только одна маленькая часть того, что мы делаем, на самом деле. У нас есть пару дисков с музыкой, которую еще никто не слышал. Я занимаюсь серьезной классической музыкой - это то, что сейчас выходит для кино и телесериала и в театре. Это классическая музыка, в первую очередь. Когда сидят люди, играют на скрипках, фаготах, виолончелях и так далее.
- Есть ли у вас какие-то ограничения в том, в каких мероприятиях, каких тематических акциях принимать участие, в каких не принимать?.. Вопрос относительно печально знаменитой "Бит-битвы"...
- Это вообще больная тема для нас. Потому что нас вписали туда, купив на самое святое. Мне позвонили люди и сказали: хочешь поиграть в концерте, никакой политики не будет вообще, это концерт для тех ребят, которые гибнут в Чечне? Просто концерт в фонд парней, которые гибнут в Чечне. Естественно, я согласился, мы в это дело вписались. Потом выяснилось, что эта акция не только политическая, а что она абсолютно политическая! И более того, она направлена в поддержку конкретного человека - Явлинского, к которому мы всегда относились ровно, но он нам никогда не нравился. Но после этого мероприятия мы всю партию "Яблоко" очень невзлюбили, потому что такие методы нами не принимаются. Эта программа делалась MTV-Россия, которая до этого момента декларировала свою абсолютную политическую неангажированность. Они полконцерта ходили там, выходили на сцену, говорили - мы вне политики, молодежь вне политики. Потом незаметно на сцене начали появляться представители Союза солдатских матерей, потом стали транслироваться на экран крупные планы Явлинского, очень неловко притоптывающего в такт музыке, и каких-то его бандитских охранников. Там, по крайней мере, один человек, я знаю точно, погиб, многих покалечили... Это было нашей очень большой ошибкой, что мы не проконтролировали степень политической ангажированности данного мероприятия. С этого момента мы будем гораздо внимательнее относиться к таким вещам. Это была наша промашка, и нас купили, как мальчиков.
- В санкт-петербургском "Театре на Литейном" идет уже с августа прошлого года спектакль "Голь" режиссера Романа Смирнова с вашей музыкой к нему...
- Это первый из готовых спектаклей сейчас, он уже, да, идет в "Театре на Литейном". Вышла пластинка с музыкой к нему. Это абсолютно не рок, а классика, эмбиент такой. Этот спектакль номинируется на государственную премию РФ. Художник уже получил "Золотую маску", за работу в другом спектакле. Это наш художник - Эмиль Капелюш. Роман Смирнов долгое время проработал журналистом в горячих точках, он лично знаком с Шамилем Басаевым, он при мне звонил ему; с Джахаром Дудаевым и прочими лидерами чеченцев и абхазцев был и остается знаком. Это человек, который часть жизни с ними прожил. Он сделал спектакль о войне, о трагедии маленького человека, солдата, который воевал за страну, и страна от него отвернулась. К сожалению, эта проблема в нашей стране, в России, была всегда. Тексты, которые там звучат, написаны Гоголем. И то, что написано этим писателем тогда, в текстах "Повести о капитане Копейкине", сейчас, к сожалению, все это повторяется... Мы делаем следующий спектакль с Романом же. Он строится на двух текстах: "Вий" и "Тарас Бульба". Это будет спектакль о смерти. Очень грустный спектакль. Плюс сейчас мы уже доделываем новый спектакль по пьесе Михаила Ямпольского, драматурга и культуролога очень известного, который проживает в Нью-Йорке. Это моноспектакль, в главной роли будет играть Саша Лыков, который известен зрителям по сериалу "Менты". Он там играл роль Казановы, "парень в шарфе с носом". Это странная такая вещь будет...
Записали музыку для нового сериала под прикольным названием "Прокуратура". В мае его уже должны показывать по телевидению. Мы хотели, чтобы это было нечто отличное от сериала "Менты", что-то другое, более глобальное.
- Вы успеваете соскучиться по Питеру за время вашего отсутствия там?
- Честно говоря, только сегодня вспомнил, за десять дней отсутствия, что нужно позвонить домой. Я про это совсем забыл. Питер город такой, как бы мягче сказать, эфемерный. То есть вещи, которые там происходят, на самом деле там не происходят. Существует огромное количество амбиций насчет того, что должно там происходить. Амбиций и иллюзий. У нас в одной из песен есть такая строчка: "город second hand". Это город, который сделан "на сдачу" от европейских городов, город по образу Амстердама, Гамбурга и других. Город-повторяшка. Питер вторичен по определению и абсолютно эфемерен по своей сути. Он дышит 19-м веком и живет воспоминаниями, что когда-то он был великим городом.
- То, что сейчас происходит в Питере, вас не впечатляет?
- То, что сегодня происходит в Питере, - это мы. Есть масса групп, которые играют хорошую, качественную музыку. И нас это вполне устраивает. Но мы сейчас говорим не о том, что происходит там физически, а о том настроении, которое происходит у людей в головах. Питер в этом отношении болен, там глобальное количество энергетических моментов. Если он не переборет свой постстоличный комплекс, он не освободится от этого. Каждый должен его преодолеть.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи