статьи



Animals, The
Сорок лет спустя


Легендарная группа из Великобритании THE ANIMALS пробыла в Минске два с лишним дня. Дав отвязный концерт в к/з "Минск" для не столь уж многочисленного зрителя, музыканты направились в кафе "Валерия", что по улице Володарского. Именно там в их честь организаторы концерта Иван Иванович Полонейчик, Елена Чижова и хозяйка заведения Надежда Ненашева давали ужин. И именно в то время, когда звучали тосты, к нам внезапно подсел Хилтон Валентайн (собственно, к тому моменту мы уже были знакомы: два дня - изрядный срок, чтобы познакомиться и запомнить друг друга в лицо). "Вы не против поговорить для газеты?" - тут же спросили мы. В ответ легендарный гитарист-старожил THE ANIMALS охотно согласился.

- Как вам понравился сегодняшний концерт?
- Да, очень понравился. Публика была замечательная. Я был очень удивлен увидеть в зале такое большое количество молодых людей. Это действительно здорово!
- Не было ли впечатления, что весь зал понимает английский?
- Да, я чувствовал, что люди слушают английскую речь. Не знаю, понимали ли они ее? Но было ощущение, что понимали.
- А как на Украине?
- Публика там была очень похожей на белорусскую.
- Можете ли сравнить белорусских и английских слушателей?
- Я бы сказал, что белорусская аудитория в сравнении с английской гораздо лучше. Очень немногие молодые люди в Англии интересуются музыкой 60-х. Кроме того, подобная музыка всегда окружала англичан и они видели выступления всевозможных групп, эта музыка звучала в клубах. В результате они, по-моему, просто пресытились.
- Напомнил ли сегодняшний концерт ваши же собственные выступления 60-х?
- Да, и очень сильно... Да, действительно очень сильно.
- Но тогда у вас, наверное, была больше аудитория?
- Когда как.
- Сегодня подумалось, что мы не прочь были бы увидеть участников THE ANIMALS молодыми. А можете ли вы припомнить, какими вы тогда были?
- Я думаю, что тридцать лет назад у нас было больше энергии...
- Еще больше?
- Да! Именно поэтому нас называли THE ANIMALS. Когда мы были молодыми, мы, наверное, были очень наивными... Даже не знаю, как это объяснить... Мы не очень заботились... Все, что нам было нужно, - это музыка. А сейчас, когда мы стали гораздо взрослее... Вот в 60-х мы сейчас просто бы пили, пили, пили! Теперь мы стали гораздо разумнее, но музыку любим не меньше.
- Почти все композиции, которые вы сегодня исполнили, уже давно известны. Работаете ли вы с новым материалом?
- Это как раз то, чем мы хотели бы заняться. Но, к сожалению, пока не получается, потому что состав группы только поменялся. В сентябре к нам присоединился Роуберри, который сидит за клавишами. Но надеемся, что в будущем займемся новым материалом. Мы будем как писать песни, так и работать с чужим материалом.
- Можете ли сравнить удовольствие, которое вы получали от концертов в 60-е годы и сейчас?
- Честно говоря, мне больше нравится играть сейчас. Потому что в 60-х я был юн и просто хотел стать звездой. А сейчас я играю потому, что мне нравится это.
- Умели ли вы тогда вообще играть? И как долго учились играть прежде, чем стали хорошим музыкантом?
- А я не думаю, что я хороший музыкант... А какой был первый вопрос?
- Умели ли вы тогда вообще играть?
- Нет, я просто получал удовольствие от того, что играл в группе и был знаменит. А сейчас я гораздо глубже чувствую музыку.
- Это понимание музыки пришло с возрастом?
- Я играю точно так же, как и тогда играл. Но в 60-х я слушал только себя. А сейчас уже слушаю клавиши, бас, ударные. В 60-х этого не было.
- Как же вы тогда могли играть и создавать такие замечательные вещи? Не кажется ли вам, что музыка превратилась бы в хаос, если бы вы не слушали друг друга?
- В пределах небольшого помещения слушать друг друга гораздо проще. А когда выходишь на большую сцену, то уже перестаешь слушать. Когда ты в студии, ты действительно можешь слушать. Ты просто выучиваешь песню и исполняешь ее. Сейчас все по-другому: я постоянно слушаю других музыкантов.
- Можете ли вы сказать, что музыка с возрастом стала для вас более привлекательной?
- Да. Сейчас мы учимся работать вместе - как группа, как семья. А когда у тебя есть семья - папа, мама, сын, дочь, - необходимо их уважать, необходимо уважать друг друга. Может, потому что я повзрослел и мой жизненный опыт увеличился, у меня получается играть музыку вместе... в одной группе.
- Насколько известно, вы любите слушать классическую музыку. А слушали ли вы ее, будучи молодым?
- Нет.
- Когда вы начали ее слушать?
- Точно сказать не могу. Но примерно два года назад.
- Всего лишь два года?!
- Нет, я слушаю ее не только последние два года. Я и раньше слушал. Но последние два года слушаю гораздо больше.
- А что на вас так сильно повлияло?
- Моя жена. Мы поженились два года назад. И она стала играть мне музыку Вивальди. Это замечательно!

В этот момент в кафе начинает играть белорусская группа JIZEL'S BAND (контрабас-домра, барабаны и акустическая гитара). Валентайн говорит, что хотел бы послушать, и просит извинить его.
Вечеринка близка к развязке. Мы спрашиваем у вокалиста THE ANIMALS Тонни Лиддла, не против ли он поговорить. Тони не возражает, но при этом спрашивает у сидящей справа от него Лены Чижовой, не станет ли она возражать, если он временно покинет ее. Он обязательно вернется... "О, как хорошо, что играет Валентайн, - замечает Тонни, едва мы садимся говорить. - У нас будет хороший фон для разговора!"

- Тони, вы вошли в состав THE ANIMALS в 96-м году?
- (недоуменная пауза) Кто вам это сказал?! Я присоединился к THE ANIMALS в 99-м году, в августе.
- А не страшно было?
- Я боялся, что не понравлюсь людям.
- Как вообще можно попасть в THE ANIMALS?
- Вообще это очень-очень загадочная, полумистическая история. Шесть лет назад я познакомился с Чесом Чендлером, оригинальным гитаристом THE ANIMALS (первый басист THE ANIMALS Брайн "Чес" Чендлер. - "МГ"). Он умер. Он уже мертв... У меня была студия звукозаписи. Я был инженером. Чес Чендлер играл там на ритме, как Джими Хендрикс. И тут у меня появился странный шанс: я исполнил басовую партию на одном треке. И Чес Чендлер даже не мог себе представить, что я умею петь. Он просто никогда этого не видел и не слышал! Прошли годы. Я купил себе в студию новую аппаратуру для Чеса Чендлера. И когда ее устанавливал, раздался телефонный звонок. Это был мой друг. Он сказал: "Есть место в THE ANIMALS. Тебя это интересует?". Вот так все и случилось. Это вообще очень странно, что столь многое в жизни зависит от воли случая. И кроме того я и остальные THE ANIMALS родом из Ньюкасла.
- Вы получили какое-то музыкальное образование?
- Да, я начал играть на гитаре, когда мне было двенадцать лет. Я хотел стать поп-звездой. Родители заставили меня учиться в Королевской музыкальной школе по классу классической гитары. Тогда мне было четырнадцать лет. Затем поступил в музыкальный колледж. И выпустился по классу джаза и оперы.
- А сразу ли вас взяли в THE ANIMALS или у вас был какой-то испытательный срок?
- Все может быть. Мне просто сказали, что им нужен вокалист. И я начал с ними выступать. Мы часто джемовали. И я очень понравился Хилтону и Дейву. В итоге мне предложили войти в состав группы. Это все, что мне известно. Но предполагаю, что кроме меня прослушивали еще кого-то.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи