статьи



Исаия
“Притчи” как средство избавления от наркозависимости.


Минская группа ИСАИЯ так стремительно ворвалась в белорусское рок-н-ролльное королевство, что ее появление заприметили едва ли не одни читатели газеты "Немига", признав в результате опроса за командой первенство в номинации "Лучший альбом" по итогам 1999 года. Такой вот парадокс…

В редакцию "МГ" заглянули лидер коллектива Артур Леус (А.), гитарист Сергей Александрович (С.) и менеджер И. Ольга Макаренкова (О.).

О.: Группа представляет музыкально-продюсерский центр Петра Ашейчика.

А.: Я являюсь как бы "папой" ИСАИИ, в которой собрались очень сильные музыканты: барабанщик, перкуссионист Вениамин Щербаков; гитарист Александр Камлюк, ранее игравший в том самом ЗЬНИЧЕ, первом; гитарист и аранжировщик Сергей Александрович; альбом "Притчи" записывал гитарист Сергей Труханович. Особо стоит отметить группу звукорежиссеров J.I.R.T., что нам помогали в "Притчах".

Придумывали группу (ей пошел второй год) у меня на квартире, когда я еще жил в Шабанах, сидели по ночам, думали, обсуждали, занимались музыкой, стремились изложить в возникающих фантазиях наше миропредставление. Потом участвовали в разных акциях, таких как "Рок против наркомании", ибо антинаркотическая тема нам близка - часть моих друзей из-за наркотиков отошла уже в мир иной. Я встречался с самими наркоманами, разговаривал с ними. И пришел к выводу, что люди сейчас не нуждаются в такой музыке, которая бы просто успокаивала нервы, - им нужно то, что могло бы "взорвать" их изнутри и дать какую-то надежду, силу выйти из этого дурмана. Так была создана программа. Ее концертная часть - это музыкальная агитация за здоровый образ жизни. Немузыкальная - это "метод силового давления": совместно с ГУВД мы хотим открыть пейджер-линию, куда могут звонить наркоманы, родители наркоманов и "сдавать" точки, где торгуют наркотиками. ГУВД будет производить "зачистку", и в телепрограмме "Криминальная хроника" все это покажут.

…Надоело все это, честно скажу, - очень больно терять близких людей…

- То есть можно сказать, что основное ваше творческое кредо - это антинаркотическая тематика?

А.: В этом проекте, в "Притчах" - да. А дальше будет что-то другое.

С.: В альбоме "Притчи" есть не только антинаркотические песни, есть лирика, есть песни о любви…

А.: …о настоящей любви! Люди хотят, чтобы их сны, их мир был цветной. Хорошее желание. Но что получается: при употреблении наркотиков твой мир сводится к одной вспышке, когда белым цветом заливает глаза, потом ты отходишь от шока, и какое-то время вокруг тебя появляются цвета. А мы хотим показать, что цветное рядом, просто так получается, что твой взгляд не находит это.

- Ты говоришь так, как будто бы сам прошел через наркотики…

А.: Не буду отвечать на этот вопрос - все журналисты, как сговорились, спрашивают меня об этом…

С.: Я наркоманом никогда не был, хотя пару раз наркотики пробовал, а что такое начальная стадия алкоголизма, я знаю. Курил по две пачки в день… И если говорить о группе вообще, то музыканты в ней собрались не с лучшим прошлым…

А.: Ну, не надо так говорить! У меня прошлое очень чистое! Я сам по профессии спортивный врач, работал в определенных силовых структурах именно медиком, и что такое наркомания, я знаю. И на сегодняшний день я вижу выход. Знаю точно, что от ломки никто не умирает, умирают от передозировки. Но со смертью ничего для тебя не кончается, есть продолжение. И если ты думаешь, что Здесь у тебя все было плохо, а Там все будет хорошо, то я в этом не уверен. Живи нормально здесь. Мы и пытаемся сказать об этом людям в песнях, своей музыкой, используя самые передовые технологии. Музыканты еще года три будут раскапывать, что мы наворотили в этом альбоме с точки зрения эффектов и звукового объема.

- Продюсерский центр действует при церкви Иисуса Христа?

С.: Это независимый центр.

А.: В группе есть люди, которые не являются прихожанами церкви.

С.: У нас нет такого убеждения, что вот существует христианская музыка. Люди используют музыку каждый по-своему.

- Чем привлекли "Притчи" такого музыканта, как Труханович, гитарист группы КРАМА?

С.: На тот момент у нас не было музыканта столь высокого уровня, как Сергей, чтобы он мог взять на себя роль лидер-гитариста. Мы с ним приятельствовали, он принимал участие в записи проектов Петра Ашейчика.

А.: Теперь в группе появился очень хороший гитарист Саша Камлюк.

- Ваша тусовка - это не та тусовка, куда входит группа НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ, Дмитрий Даукш…

С.: Мы просто с ними дружим.

А.: Тот же Даукш: мы симпатизируем ему, он - нам. Мы нормально с ним общаемся.

С.: Просто у них свое виденье дороги, у нас - свое, и это нормально.

- Выскажу свое мнение. Мне кажется, что к вам относятся с опаской, так скажем, белорусские "христианские" музыканты из-за того, что музыка у вас больно жесткая, я бы сказал, даже в чем-то экстремальная. У НОВОГО ИЕРУСАЛИМА тоже хватает громкого звучания, но у вас оно резкое явно, даже как-то вызывающе явно…

А.: Да не отпугиваем мы никого! Наоборот, молодежь балдеет от наших песен! У нас есть четкий план, и на сегодня он действует эффективно. В Минске сейчас количество команд достигло критической точки, с гитарой ходит каждый второй, однако об этих группах никто ничего не знает, потому что их идеи не несут в себе ничего революционного. Наш альбом - это революция… Смотри, была группа NIRVANA, которая принесла революцию, и вот группы уже сколько лет нет, а идеи ее бродят здесь. То же самое у нас. Наша идея - очень мощная идея. Мы несем людям свою субкультуру, музыку настроения, когда тебя просто прет.

- Сколь много выступаете?

С.: Пользуясь случаем, хочу сказать, что мы открыты к разного рода сотрудничеству со всеми организациями - коммерческими, общественными, государственными, религиозными.

А.: Но у нас свой подход к концертам. Стратегия заключается в том, что приглашают нас. И не все приглашения мы принимаем. Мы не выступаем за штуку бабла черным налом. Мы хотим все делать официально: если ты работаешь с государством, то должен вести себя честно. Мы принимаем приглашения на участие в каких-то акциях, мы дружим с теми людьми, кто реально сегодня делает какое-то дело, с тем же БПСМ - неважно, кто как к ним относится.

В Минске мы пока выступать не будем, ибо "нет пророка в своем отечестве" - принцип, который работает в этом городе. Молодежь тут объелась самой разной музыкой, пусть они привыкают к нам постепенно, через радио, через телевидение. Да и проблема наркомании в Минске менее, если так можно сказать, актуальна, чем на периферии. Сначала мы объездим периферию, которую будем "лечить" первой.

- Я, как скептик, убежден, что музыкой от наркомании не излечишься…

А.: И это понятно: музыкант выступил на фестивале "Нет наркотикам!", зашел за угол, выпил стакан и укололся. А мы говорим: смотрите на нас, на нашу жизнь, слушайте нашу музыку, здоровую музыку.

- Мне доводилось слышать (от действующих рок-музыкантов в том числе, столкнувшихся с наркоманией), что лечить пороки индустрии развлечений, куда входит и рок, можно только одним способом - запретом этой самой рок-музыки. Некоторые мусульманские страны идут по этому пути…

А.: И что?.. Вот в Тегеране сейчас победили либералы, да и до того люди слушали западную музыку, носили западную одежду. Запретам все меньше остается места на Земле.

С.: Выехал ты в тот же Бахрейн из Саудовской Аравии - и пей пиво на пляже.

О.: Здесь важна мера ответственности, которая лежит на искусстве.

- А может, рок-музыка - не позитивное искусство?

С.: Смотря в чьих она руках.

А.: Вода, которая налита в стакан, утоляет жажду. Стакан в этом случае - позитив. А если в нем находится всякая дрянь - это уже другое. Стакан сам по себе не плохой и не хороший, он просто стакан. То же самое рок-музыка. Это вселенский язык. Мне почему эта музыка нравится? Потому что она очень честная. Мне нравится рэп, хотя говорят, что рэп и рок не дружат, но хардкор, по-моему, их примирил. Но эти две субкультуры отданы сейчас на растерзание наркотикам, идет откровенная пропаганда, что рэп - это музыка наркотиков. И подводят под эту базу примеры погибших от наркотиков рэпперов. А обратные примеры почему-то не приводят, примеры музыкантов, которые пышут со сцены здоровьем, которых просто прет от того, что они вот такие.

- Почему в репертуаре группы нет песен на белорусском языке?

А.: Сколько людей у нас в стране говорит на белорусском языке?

С.: Ваша газета издается на каком языке?

А.: Вот вы ответьте, почему на русском пишете, мы тогда объясним, почему поем по-русски. Честный чейндж.

- Альбом действительно хорош! Он… легкий, легко воспринимается. Я понимаю, сколько в него вложено труда, но слушаешь отдельные группы и чувствуешь, в каких же тяжелых условиях они записывались... У вас же такого нет… Последняя композиция, "Время отдыхать", забавно заканчивается: бормотать вы там что-то начинаете, веселуха сплошная!..

С.: "Та-та ра-та та-та ра…".

А.: Это был бзик такой. Мы просто балдели, дурели на записи! Кто-то в окно - парень, охраняющий студию, - крикнул: "Эй, что вы там делаете?". Так и записалось… Хотелось дать жизни в альбом, этого "пронизывающего воздуха", легкости. И закончить нужно было хорошей точкой.

Но кое-что из того, что вошло в компакт, все это дуренье, на кассету не попа`ЩЄ

- Что вам не нравится в музыке?

С.: Пафос. Когда человек держит себя за великого музыканта, однако, набираясь опыта, когда ты уже можешь оценивать профессиональный уровень, видишь, что на самом деле это есть пускание пыли в глаза.

- Ольга, как ты стала работать с группой?

А.: Месяца четыре назад мы встретились с ней, посмотрели на нее и решили, что она нам подойдет… Брак по расчету…

О.: Они мне сначала очень не понравились. И только сейчас я в них стала находить каждый раз что-то новое, интересное. Я многому от них научилась и в творческом отношении, и в плане стратегии. Мне интересно, как люди могут взять и придумать проект, реализовать его в жизнь.

Я училась на факультете эстрады, при этом много где подрабатывала менеджером, чтобы оплачивать свое обучение. Музыкой я не особо увлекалась, но однажды на фестивале "Мы - против наркотиков", участвуя в нем в качестве одного из организаторов, я увидела и услышала, что под провозглашаемые со сцены лозунги, звучащую музыку, направленные против наркотиков, хочется, наоборот, напиться и наколоться. На меня, как человека, воспитанного в домашних, теплых условиях, это произвело сильное впечатление. И когда группа принесла мне свой альбом, у меня не было сил никому помогать, не было душевных сил, но тут что-то внутри переключилось, и я решила, что это нужно людям, что это не просто искусство ради искусства, это не цветок для украшения интерьера, что это искусство может ответить на определенные вопросы. Так я стала работать с людьми верующими и почувствовала, что никогда в жизни я не получала такого удовольствия, как от общения именно с этими людьми, я никогда не ощущала такой поддержки. Здесь глубина, здесь суть, это культура, это то, чего мы лишены на сегодняшний день. Всем нам нужно вернуться к Богу, это нормально, это… классно! Это победа жизни, это успех, это правильное мышление, это правильные поступки.

- Споры между вами часто возникают?

А.: С кем мы не согласны, тех мы увольняем… Консенсус находится быстро - я ведь кандидат в мастера спорта по рукопашному бою…

С.: Главное условие нашего сотрудничества - решения принимаются совместно.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи