статьи



Галанин, Сергей
Непостоянный Галанин


Сергей Юрьевич Галанин со временем начинает изменять своему тусовочному, контактному имиджу. Может быль, именно это в некоторой степени повлияло непосредственно на его творчество: новые песни СЕРЬГИ гораздо интереснее и менее припопсованные в сравнении с предыдущими. Задуманному альбому с продолжением "Как все запущенно. Стадия первая. Альтернативная любовь" уже не осуществиться - не получилось, не судьба. Эти песни выйдут под названием "Страна чудес". Побеседовать с музыкантом довелось на сборном концерте на десятилетии группы НЭП в питерском ДК Ленсовета. Там со сцены звучала музыка двух городов - Москвы и Питера.

- Какие остались впечатления после съемок на ТВ-6 в программе "Снято", вы не разочарованы?

- Я совсем не разочарован. Были опасения, так как я Настю Соловьеву не очень хорошо знаю, мы контактируем как-то… ну так - "привет - привет". Это называется синдром "засвеченных" людей. Я посмотрел пару их программ, и мне, честно говоря, понравилось. И потом, я знал этот тандем их с Петькой (Петр Фадеев - Авт.), мы общались очень плотно. Не по программе "ТеКто", а именно так, когда где-нибудь пьянка. Я так понял, что они ребята такие отвязанные. Посмотрел - список участников программы интересный, выходившие программы мне понравились. Думаю, ну, давай сделаем, давай рискнем, почему бы и нет. А эту идею с сортиром я сам предложил, это моя была идея. По секрету могу сказать, мне недавно позвонил их программный директор (у них заканчивается проект, закрывается уже сейчас) и сказал, что был там консилиум, и наша программа взяла какую-то номинацию. Мне даже полагается вроде что-то, сувениры. Мужики из группы говорят: наверное, какой-нибудь золотой унитаз. Фишка в том в этой программе, я почему зацепился за унитаз - просто хотелось поговорить на серьезную философскую тему, но поговорить языком кинокамеры. Получился разговор реальный. Я программу смотрел не полностью, а какими-то урывками, в основном рекламные ролики. И, честно говоря, думал, что это просто какая-то видеоинформация. А она вдруг начала со мной разговаривать. И вот поехало, поехало. Я даже не смотрел отснятый материал, и не смотрел смонтированный материал. Я уже устал биться с людьми - раз уж согласился, то надо идти по дерьму с высоко поднятой головой. И мне понравилось, как она смонтирована. Я посмотрел программу, записал и потом многим показал. И люди, наверное, не понимают этого, говорят: ты что, дурак, в сортире... Но это не друзья, не приятели, а так какие-то люди. Причем они добродушно отнеслись, говорят - ну ты, Серега, даешь. Люди забывают, что унитаз и баня - это два места, куда все мы ходим, мы там, как на ладошке, и все мы равны. Все мы одинаковые, и между нами нет никакой разницы в статусе социальном и во всем остальном. Есть еще кладбище, но я об этом не люблю думать и говорить - зачем об этом думать? Вот есть три места, где все люди равны, и я решил в одном из них и отсняться.

- У вас сейчас что-нибудь новое выходит?

- Да, да. Но, во-первых, никто не в курсе, что у нас в конце 98-го года, вышел концертный альбом очень хороший из серии "Живая коллекция". Он очень удачный получился по звуку. На этом альбоме 15 песен, и четыре из них - из студийного альбома, который до сих пор не вышел - "Как все запущено. Стадия первая. Альтернативная любовь". Мы только сейчас сняли клип, и с января его крутят. И мы будем выпускать уже альбом не под этим названием, потому что оно сыграло свою страшную роль. Альбом так и будет называться - "Страна чудес", по известной уже песне. Там много песен, которые выходили на разных сборниках. Песня "Чудовище" была на "фузовском" сборнике. Пол-альбома уже вышло где-то, и эти песни знают, а пол-альбома пока в тени. Мы еще добили туда несколько новых песен - "Желтые письма", кстати, песня про Москву и про Питер - и сняли клип. И вот под этим соусом Extraphone готов его выпускать. И мы посмотрим, как это дальше будет происходить. Сейчас мы уже пишем дальше новый материал. Потому что тот альбом уже давно готов. Но что поделать: не успели мы его до знаменитого 17 августа издать, пришлось ждать, чтобы пришло время более или менее благоприятное для этого альбома. Были какие-то предложения достаточно пошлые, чтобы его выпустить, мы не могли на них пойти. И тут вышел концертник, который нас как бы поддержал. И у нас пять пластинок на сегодняшний день. Это при всем дефиците на нас - три студийных и две концертных. И вот шестая лежит, ждет своего презентационного часа. Я думаю, что вот сейчас нам пять лет, скоро будет шесть - и шесть пластинок, скоро будет семь, это вполне нормально.

- Кино российское какое-нибудь вам в последнее время понравилось?

- "Восемь с половиной долларов" Константинопольского. Смешной такой фильм, мне он очень легко "проскочил". Я его с каким-то оттягом посмотрел, отдохнул даже, что, на самом деле, не так часто сейчас бывает. Я, например, совершенно не понимаю сериал "Менты". Точнее, отдельные какие-то серии, моменты можно иногда посмотреть, посмеяться. Но чтобы так, как вся страна, фанатеть, у меня это не получилось. Если говорить о серьезных фильмах, я, честно говоря, не ходил на фильмы Михалкова…

- А Балабанова?

- Если есть уже культовые личности а-ля Балабанов и а-ля Маковецкий, Бодров, я думаю, что должно быть интересно. Хотя столько было вариантов, с такими проколами… Я вспоминаю времена наших перестроечных тусовок с киношниками, когда Савва Кулиш пригласил нас поиграть в "Трагедии в стиле рок". Мы так обрадовались: Савва Кулиш, культовый человек! "Мертвый сезон" - настольный фильм. И тут - раз… такой облом. То есть, конечно, нельзя зарекаться, надо смотреть. Но я за то, чтобы все это у нас поднималось и цвело.

- Вас что-нибудь впечатлило из выходивших в последнее время альбомов?

- Мне Земфира, как ни странно, очень понравилась. Насколько мне не понравилась сначала песня "СПИД", поначалу она у меня вызывала отторжение. Но потом пошли другие песни. И я не понимаю наших людей, которые начинают раскрутку с таких вот песен. Но для них это, наверное, был коммерческий ход. Заявили о себе такой якобы скандальной песней. На самом деле, у меня такие были ужасные ощущения апатии. Не знаю, как она на концерте, а альбом я слушаю, мне очень нравится. Пластинка грамотно сделана. Еще МАШУ И МЕДВЕДЕЙ я очень люблю. Нравится мне то, что сейчас делает Олег Нестеров. Найк Борзов сейчас пошел очень хороший, мне весь альбом понравился, по приколу. И вообще, лейбл Снегири хорошие вещи делает, они молодцы.

- Глобальная проблема современности какая-то вас сейчас интересует? Столько всего происходит…

- Для меня, для нас всех сейчас, наверное, самая глобальная проблема - это Чечня. Для нас это настолько глобально. Дело в том, что похоже, что это надолго. Ведь это не исправишь какими-то зачистками, какими-то такими мерами. Получается, что это надолго. Это как у Ирландии с Англией, на таком же уровне будет происходить. И это страшно. И для нас это очень глобально. А так как нас будет лихорадить, значит, это будет отдаваться и на всей Евразии, это точно. Жалко, все это неправильно. В такое время развитое, когда кругом столько прекрасного, люди до сих пор всякой ерундой занимаются. И когда понимаешь, что в основе всего - просто чьи-то деньги, настолько гнусно от этого всего становится. Это просто страшно.

- Как у вас складываются отношения с поклонниками, без проблем?

- У нас нормально, интеллигентно. Поскольку мы сейчас в среднем возрасте находимся, они к нам нормально, с уважением относятся. Во дворе у меня есть ребята - алисоманы, и сейчас они часть своей любви на нас перекинули. Подходят, спрашивают, где какие аккорды лучше в наших песнях играть, я им записываю какую-то музыку. В общем, нормальный такой живой контакт идет. Сейчас, наверное, наладится виртуальная связь. У нас есть совершенно мертвая страничка в Интернете, она висит без развития. Но там есть ссылка на наш новый e-mail. И наш басист Мишка будет делать там новую страницу, с новым провайдером. Я надеюсь, как-то эта связь наладится. И есть у нас какие-то знакомые люди, которые периодически приходят к нам на концерты, много знакомых лиц. В Москве у нас в основном клубная жизнь, и не так много там каких-то демократических, студенческих мест, и фэны не везде уже появляются. Но есть какая-то ватага, которая периодически всплывает. И это приятно.

- Где легче всего выступать?

- Я думаю, легче всего выступать там, где аудитория свежая, и она может быть достаточно разбросана по возрасту. Чтобы люди были светлые и свободные, которые, если даже и не очень хорошо знают то, что ты делаешь, знают какие-то отдельные хиты, но чтобы им это было интересно. Но, по большому счету, мы не шугаемся играть нигде, потому что мы любим то, что мы делаем, и всегда делаем это с удовольствием. И даже если мы играем периодически в каких-то трудных местах, где люди сидят с холодными лицами, пришли конкретно поесть что-то, то все равно мы их будоражим, удивляем. И это приятно.

- Сергей Юрьевич, у вас сын уже перешел во вполне сознательный возраст, с ним не возникает кризиса поколений?

- Конечно, периодически возникают разные ситуации.

- Как вы решаете проблему?

- Кнут и пряник, ха-ха-ха! Стараешься увлечь его какими-то интересными делами. Горные лыжи, хочешь ходить на тхэквандо - пожалуйста. Но надо позаниматься уроками - это вынь да положь, английским - отдельно. Но он достаточно свободный. По большому счету, он свободен в полном понимании этого слова. У него нет никаких проблем с какими-то модными одеждами и прибамбасами, музыкой. Он в этом плане счастливый человек. Я не скажу, что он находится на каком-то звездном уровне, нет, мы достаточно скромно себя чувствуем. Я не могу здесь жаловаться: слава Богу, у нас есть наша музыка, она нас кормит, и мы ничем больше не занимаемся. Ему уже тринадцатый год пошел. Мы иногда спорим. Но ничего, он все понимает.

- Как Любаня поживает, вы в курсе?

- Немного. У нас же ее гражданский муж работает. Мы с ним по Москве в основном работаем, потому что он еще в одной музыкальной организации трудится. А она постоянно где-то в разъездах, в полях, под снегом и дождем. Потому что в Москве делать особо нечего. Растит девочку. Серега работает, деньги получает, поэтому нормально все.

- Вы человек публичный, вас это сильно напрягает?

- Напрягает, но не сильно. Вот мы сейчас сюда приехали, и я здесь разговариваю со всеми журналистами. И я это делаю, потому что понимаю, что в Питер мы не часто приезжаем. Тем более полным составом. В Москве такого нет, я динамлю девяносто процентов звонков журналистов. Потому что говорить не о чем. Люди говорят ни о чем, и это совершенно не интересно. Программа "Снято" - это отдельный случай. И вообще, мы сейчас стараемся особо не светиться. У нас есть какой-то статус, который нас постоянно поддерживает, то есть мы его достигли. И дальше совершенно нет смысла мельтешить. Да мы и до этого делали это не сознательно, иногда мелькали, когда звали. Сейчас приходит осознание того, что телевидение - это, на самом деле, такой мыльный пузырь, это такой театр, причем не всегда качественный и хороший. Поэтому это часто неинтересно. И мы сейчас ведем неконтактный, спокойный, затворнический образ жизни. Вот есть клип - это пожалуйста. Мы должны говорить со всеми только языком музыки, того, что мы делаем. Но иногда я со своими старыми друзьями могу поговорить, об автомобилях, например. Это прикольно.

В Москве ведь центр всей этой недокультуры. И там сейчас очень большая текучка кадров. Человек с тобой говорит, а ты чувствуешь, что ему это совсем не интересно, он думает о другом: о мебели, о комфорте, о деньгах. Об этом говорить так обрыдло. Ну это же все пустое, это ничто. И поэтому я общаюсь только со своими друзьями, знакомыми или если вижу, что человек хочет реально написать что-то хотя бы околомузыкальное.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи