статьи



Каратэ
Слава есть, а денег нету


Посетителям минских клубных вечеринок должна быть хорошо знакома "сладкая парочка" - группа КАРАТЭ (ex-ЛИБЕРЗОН и ШТЕРН), исполняющая популярную музыку и любящая устраивать всевозможные розыгрыши.

- Когда вы начали работать вместе?

Саша: Мы знаем друг друга уже лет десять, а совместный проект у нас с Борей родился года три назад.

Борис: Всю жизнь мечтали друг с другом играть и вот последние три года мучаемся с расп...м Либерзоном.

С.: Ну да, а что делать?.. По-другому к музыке подходить нельзя, тем более к такой, которую хочу играть я и мои друзья.

Б.: На самом деле, просто в 1997 году закончилась работа над моим очередным проектом, у Либерзона также закончились какие-то проекты... Я тогда переживал серьезное жизненное потрясение, разведясь со своей первой женой, ну и как-то мы с Сашей договорились делать вместе песни, которые обязательно должны быть веселыми. Так оно, в общем, и получилось - как бы "на волне грусти и радости".

- Можно ли назвать вашу музыку романтичной?

Б.: В некотором смысле, поскольку это все-таки диско. Мы с Сашей достаточно долгое время играли во всяких радикально звучащих проектах типа джын-джын-джын... - песни "про джина", - то есть более-менее умные проекты. В конце концов решили, что мы, во-первых, не настолько умные, во-вторых, не настолько грустные, какой была та музыка, и нам захотелось чего-то веселого. По сути, проект ЛИБЕРЗОН & ШТЕРН в некотором смысле явился продолжением проекта РАСПИЛИЛ И ВЫБРОСИЛ, где Саша играл на басу. И потом, если честно, я очень разочаровался, -впрочем, как и Саша, - в "заумной" музыке, где все эти "бля, эстеты" и тому подобное. Мы решили отнестись к своему творчеству с гигантской долей самоиронии и сарказма. То есть надоело быть умными, решили стать придурками, о чем лично я нисколько не жалею. Иначе говоря, мы просто стали сами собой.

- Какие-либо коммерческие цели вы перед собой ставили?

Б.: Поскольку мы уже на музыкальной сцене почти десять лет, то об этом так или иначе приходится задумываться. Естественно, нам давно хотелось (пафосно. - Прим. авт.) денег и славы! Ну вот, слава вроде есть, а денег нет. Здесь очень сложно заработать деньги музыкой.

С.: В отличие от большинства новомодных коллективов мы играем легкую музыку не потому, что хотим быть модными, а потому, что она нам нравится...

Б.: Да, это раз, и во-вторых, мы откровенные придурки, а остальные все умные. Либерзон еще иногда пытается прикидываться умным, но у него ничего не получается. В общем, он латентный придурок (общий смех).

- Какую музыку вы слушали в детстве?

С.: Я очень любил MODERN TALKING, JOY и нашу советскую эстраду - Боярского, Пугачеву, Кузьмина. У меня дома был проигрыватель, я ставил пластинки, пел и дирижировал перед зеркалом. А потом, годам к двенадцати, стал металлистом...

Б.: И пошла жизнь по накатанной кривой.

- Пару слов о вашем новом творческом детище.

Б.: Короче, мы несколько завязли во всяких синтезаторах, сенсорах и секвенсорах. Захотелось более живого звука. И в августе, когда приезжал из США Саша Суворовец (бывший вокалист и гитарист группы РАСПИЛИЛ И ВЫБРОСИЛ. - Прим. авт.), у нас уже была попытка представить абсолютно "живую" версию одной нашей песни, и это вышло удачно.

С.: Если раньше мы были похожи на электронную попсу, то теперь стали похожи на попсу гитарную.

Б.: Сейчас в идеале группа КАРАТЭ должна быть с клавишами, басом, гитарой и с электронными барабанами. Все это делается дома у Ильи "Ларса". Все равно получается танцевальная музыка, единственное отличие от прежнего то, что в новых песнях будут проскальзывать нецензурные слова.

С.: Просто мы взрослеем.

- Что для вас является самым сложным в творческом процессе?

Б.: (не раздумывая): Найти Либерзона. Года два назад он еще проявлял какие-то попытки быть дисциплинированным, а сейчас его вообще невозможно отловить, он склонен исчезать в неизвестном направлении.

С.: Потому что мы ведем разгульный образ жизни.

Б.: На самом деле, мы давно втайне нацелены на похороны Либерзона, чтобы наконец-то хорошенечко на них бухнуть. Мы-то ведь что? Пропагандируем алкоголизм, табакокурение - короче, все говно, которое есть в этом мире... А, ну да, при всем при этом мы против наркотиков!

- Довольны ли вы своими слушателями?

С.: Лично я доволен, потому что в основном наши слушатели - это наши друзья.

Б.: Нет, ну 0Ю«

С.: А, это было в городе Воложине. Мы зашли в самый крутой тамошний ресторанчик, где пахло "Беломором" и бегали голодные кошки. Мы долго искали официантов и, наконец, нашли их, сидящих за столиком и пьющих водку. Они нас отправили на кухню, там мы сами нарезали себе колбаски, сидим, жуем, и тут после Пугачевой звучит наша песня. А потом я пошел в туалет, и одна девушка меня узнала...

Б.: Вот она, популярность!

- Чем вы могли бы заменить музыку?

Б.: Ну, это, конечно, вопрос...

С.: Сексом, наркотиками и этим, как его.. эксгибиционизмом!

Б.: Да, и будешь потом в тюряге сидеть и музыку сочинять, как BURZUM местного масштаба...

- Если бы была массовая демонстрация музыкантов, с каким плакатом вы бы вышли на нее?

Б.: "Все кругом - дебилы и уроды!" - это любимая фраза Либерзона.

С.: Нет, на самом деле мы не пойдем ни на какие демонстрации. Лучше посидеть в баре и демонстративно попить водку.

Б.: Да, вообще, какого хрена протестовать? Пусть лучше действительность против нас протестует. Что касается меня, так мне она - по барабану.

Б.: А адвентисты на седьмой день все отвинчивают. Мы лучше будем заниматься любимым делом.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи