статьи



Млын
Неплохие итоги года


Белорусскоязычная группа с очень емким названием МЛЫН успешно заявляла о себе на протяжении всего прошлого года. Ребята с определенной долей максимализма, оптимистично (в силу возраста они еще не успели это растерять) смотрят вперед. Главным их достоинством, безусловно, является мощная драйвовость, такой энергетический взрыв, чего часто не хватает некоторым "пленным" местным командам. В квартет объединились Андрей Карпович (вокла, гитара, песни), Павел Владимиров (бас), Дима Владимиров (барабаны) и Максим Едко (соло-гитара).

Ушедший год был для музыкантов богат на события, ребята подвели неплохие его итоги.

- С чего все начиналось?

А. К.: Учились вместе со второго класса, потом два года вместе в лицее. После я поступил в колледж финансово-экономический. Втроем мы начали играть больше года назад, в одиннадцатом классе, пытались сделать группу, не зная еще, что это такое, как это выглядит и что для этого надо. В конце одиннадцатого класса мы очень классно, альтернативно сыграли BEATLES. Это, наверное, первое событие знаменательное у нас, которое, я думаю, надолго запомнится. Песня называлась "And I Love Her". Причем мы так интересно это сделали: Паша играл на басу, моей гитары не было слышно, а Дима на барабанах сыграл так "фишечно": барабанов у него не было, он вышел с гитарой, демонстративно положил ее на колени струнами вниз и начал на ней барабанить под музыку. Так как гитары не было слышно, я пел под бас. Все видели только Диму с гитарой (барабаны), причем басист стоял за ширмой. Поэтому все кричали, что фанера, потому что видели то, что я только играю. И нас назвали тогда БРИГАДА Д, потому что мы все учились в "Д" классе.

- Какие у вас плюсы, а какие минусы?

А. К.: Барабанщик у нас однозначно "минус", играть не умеет вообще. Половину времени на репетиции тратим на барабанщика. Кстати, я это не серьезно говорю.

- Ваше название вызывает ассоциации с одной очень известной старой белорусской группой, которая пела: "каля млына..."...

Д. В.: Мы об этом не думали.

А. К.: Когда я придумал название, ребятам понравилось, это чисто символическое название. И тогда я мог объяснить, что это значит. Потом суть этого названия мы утеряли. Потом только появились разные вещи, в заметках журналисты что-то придумывали, друзья что-то предлагали. Один человек написал, что все будет хорошо, пока существуют такие группы, как МЛЫН, все перемелется. В таком смысле. Еще был вариант такой: однажды позвонил один товарищ утром, сказал: "Вчера напился, сегодня какой-то "млын" в голове".

Д. В.: Устоялось название после того, когда в самом начале, когда мы еще сомневались в названии, во время концерта к нам подошел какой-то человек и сказал, что "млын" - это "забор" по-белорусски. Вот тогда мы точно решили, что назовемся МЛЫН.

А. К.: Я тогда был в ауте.

Д. В.: Да, ты тогда так начал размахивать руками.

А. К.: На самом деле, глобальная суть в том, что нам хотелось в нашей музыке совместить много разных стилей и направлений, чтобы смолоть, смешать все воедино. Это было первоначальной идеей. Потому что сначала у нас были очень разные музыкальные вкусы у всех. Сейчас они немножко сглажены, объединились вокруг KORN и JETHRO TULL. Мы любим совершенно разную музыку.

- От опытных музыкантох приходится слышать, что если вкусы у людей очень разные, то ничего путного не получится, нужно чтобы все равно какая-то общая направленность была...

А. К.: Наоборот, это получается очень интересно. Получается своеобразный симбиоз старого рока хорошего с новыми загадочными звучаниями, ритмами. Электронную музыку я тоже слушаю.

- Кто из белорусский музыкантов вам нравится?

А. К.: Мне нравится Слава Корень, я думаю, парни со мной согласятся.

Д. В.: А мне больше нравится Вероника Круглова.

П. В.: Мы были недавно на концерте ПАЛАЦА и ТРОИЦЫ - классные музыканты, они нам очень нравятся.

А. К.: И КРАМА еще, конечно же. Самое главное - УЛIС, Корень. Мне очень понравилась вокальная группа КАМЕРАТА.

Д. В.: Да, мне тоже очень понравилась, особенно как они с Ириной Дорофеевой спели...

- Серьезно или шутишь?

А. К.: Ну конечно, шутит. Как барабанщик может серьезно о вокале говорить! Ха-ха-ха! Ну, это я уже шучу.

- Расскажите, как вы поэтапно работали?

А. К.: Начали с Минска. Несколько выступлений в клубе "Аквариум" было. На "Дне рождения Джима Моррисона" мы совершенно не вписались, но народу понравилось. Все так оттянулись. Там сначала были кришнаиты, потом СОЛНЦЕ-ЦВЕТЫ - публика была готова. Потом к нам на каких-то других тусовках подходили, говорили: вы нам понравились, мы вас с той тусовки запомнили.

Д. В.: Потом мы с N.R.M. в Брест съездили. Концерт отменили. Была куча милиции, и после - много статей об этом концерте. Потому что его запретила милиция. Очень интересный инцидент был, когда мы начали раздавать автографы народу, который собрался. Кстати, много очень людей собралось, мы там больше всего автографов дали. Менты начали кричать, что тех, кто будет раздавать автографы, того заберут... А мы так мягко намекаем, что вас тут мало, пять человек, нас больше, а мент говорит, что это тут их пять человек, а на улице еще несколько машин. А потом они захотели организаторов забирать, а в это время рисовали на доске: "организаторы МЛЫН и N.R.M.". Последние сели в такси и уехали, а мы остались.

После неудавшегося концерта в Бресте, но удавшейся тусовки был концерт в Орше, очень неплохой. Нас пригласила БМА (Белорусская Музыкальная Альтернатива). Мы играли все с теми же N.R.M. Запомнились с той поездки огромные афиши в наш рост около кинотеатра, в котором мы выступали. И очень впечатлил этнический, фольклорный музей, который называется "Млын", как и мы. Он находится в здании бывшей водяной мельницы. Такое впечатление, что там одна стена выдолблена, и на этом пространстве протекает река. Это самый продвинутый в Орше музей и, на самом деле, очень интересный.

Потом был фестиваль "Рок-кола" ("Рок-колесо" по-русски). Мы там были единственными представителями из Минска. Нас еще назвали в газете "Белорусская молодежная" открытием года на "Рок-коле", что нам, конечно, очень лестно. Потом меня обозвали "кладовой духовных витаминов". На этом концерте были организаторы со "Славянского базара", "Рока апоуначы". И они нас как пригласили в Витебск, это было очень круто. Хотя нам не понравилось, как мы там сыграли: мы очень долго ждали, приехали в десять, а выступали в половину пятого. И уже очень уставшие были.

А. К.: Еще такой момент был. Один из организаторов, когда мы туда приехали, спрашивает: а почему вы на другой концерт не приехали? Оказывается, был еще один концерт, а мы об этом даже не знали. Потом одна такая интересная вещь: мы ездили летом в Несвиж, там проводилась акция "Очистка несвижского парка", студенты-волонтеры там жили и работали. Очень понравилось, мы студентам понравились, и они нам тоже.

- Наверное, поездка на фестиваль "Басовище" в Польшу была для вас очень знаменательным событием?

Д. В.: Да, это самое важное событие было прошлого года. Я не помню, как мы туда ехали… Хотя помню! На трех поездах и на одном автобусе. Первый день помню хорошо, а второй - плохо.

А. К.: Первый день мы выступали, а второй - отмечали. Там еще один такой случай интересный был: нам всунули по два блока сигарет, так как мы сигарет с собой не везли. Мы ехали в последний день, чуть успели на поезд. Когда мы уже в Гродно садились на электричку, которая границу переезжает, смотрим - куча народу, вагоны переполнены, и эти мужики, которые нам сигареты давали. Они держат чуть ли не весь вагон, всех этих бабулек, и машут нам руками: парни, идите сюда, мы заняли вам место. И мы уже "чешем" с гитарами, нас встречают. Потом еще поляки молодцы. На таможне они видят, что у нас вещей много - гитары, инструменты, - спрашивают: Басавище? - да, - что у вас есть? - водка, - проходите. И даже не посмотрели наши вещи. Прошли без проблем.

Д. В.: Мы еще Илью Шевчика учили танцевать. А случилось это так. Мы там с поляками отмечали, угощались, пробовали их местное "самогоноварение" - диалог культур, так сказать. А потом пошли танцевать, ПАЛАЦ выступал. Мы там с Андреем прыгали так классно, нас на камеру снимали, танцевали весело. Потом начали людей вытягивать в круг танцевать. И тут попался нам на глаза Илья Шевчик. Мы его долго вытягивали, он сопротивлялся, типа здоровый, но мы-то вдвоем здоровее.

А. К.: Но узнали мы про это только на следующее утро. Он сказал: вот гады, и меня вытащили. Но зато ПАЛАЦ нам сказал спасибо, а то не хотел, понимаешь ли, танцевать. На следующий день мы ждали группу КУЛЬТ. Это, как нам сказали, самая лучшая польская группа, все поляки ее знают. Насколько мы потом поняли, это какая-то "социальная" группа, потому что музыка там никакая. Это такой плохой ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ без мелодии. Три трубы у них. И мы все ждали, сидели уже в автобусе, уставшие, но все хотели послушать, что же это за группа такая - КУЛЬТ? Они задерживались. Потом настраивались больше получаса. Когда они сыграли пару песен, все белорусские музыканты ходили "плевались", потому что лажа.

Д. В.: Потом там еще N.R.M. лажанулись. Они играли последними, за ними выступал КУЛЬТ. Они уже заканчивали, и организаторы попросили их еще что-нибудь поиграть, потому что КУЛЬТ опаздывает. Они взяли и эту же программу с самого начала прокатили.

Как назад ехали, там вообще такой цирк был: Дима (Тодар) из КРЫВI так завелся … Но мы уже не будем всех "сдавать".

А. К.: И так уже всех сдал.

- А как вообще у вас возникла эта идея - съездить на "Басовище"?

А. К.: Эту идею я предложил. Пашу уговаривать не нужно было - он поверил, что мы поедем. Максу было все равно. Трудности были с Ухом (барабанщик Дима). Он никак не мог поверить в то, что мы поедем на "Басовище", по крайней мере, в этом году. Он отказывался вообще верить. Дело буквально до драки доходило, я ему доказывал, что мы можем сейчас поехать, мы готовы. И еще я со своим оптимизмом врожденным уговорил EXIST туда поехать. Они тоже не хотели, думали - проблем много. И они там, кстати, выиграли конкурс. Вот как здорово.

Мы туда своим ходом ехали, но организаторы о нас были в курсе, и мы знали, что если приедем, то выступить нам дадут и голодными не останемся. А на следующий же день в газете написали, что, по закулисным разговорам, лучше всего выступили МЛЫН и DEVIATION. Мы выступали под дождем, но были единственной группой, которой поляки хлопали. И это, конечно же, нас очень сильно порадовало. В общем, здорово было, нам понравилось. Народ там хороший.

Д. К.: Все жизнерадостные.

- Концертная программа сформировалась?

А. К.: Программа получилась очень разная. Начинаем мы ее обычно с такой слабенькой разминочно-разогревочной песни - просто есть пару песен таких совершенно не концептуальных, раздолбайских. Детство. Некоторым они нравятся, поэтому мы их оставили. Наравне с нашими "суперхитами" (я надеюсь, мне хочется верить, что такие у нас есть) они нормально звучат.

- Что вы слушаете из зарубежной музыки?

А. К.: Нам всем нравятся очень LED ZEPPELIN, JETHRO TULL, PINK FLOYD. Всем однозначно нравится DOORS. Гитаристу нравится Хендрикс, и мне тоже. Мне еще нравятся DEAD CAN DANCE, PORTISHEAD. Экспериментальную электронную музыку я тоже слушаю. Что-нибудь легкое, расслабляющее. Из русской слушал когда-то АГАТУ КРИСТИ и до сих пор люблю, TEQUILAJAZZZ люблю, НАУТИЛУС частично. АКВАРИУМ мы все очень любим.

- Где вы репетируете?

А. К.: Репетиционную точку мы нашли только в конце прошлого года, в ноябре. До этого мы репетировали в школе. Находится точка на улице "Пани Маренки" (Пономаренко), в частном секторе, в здании, подлежащем сносу. В общем - все условия для репетиций. Но главное, что здесь очень тепло, это очень радует. В школе было очень холодно.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи