статьи



Слука, Кирилл
“Я устал быть собакой, которую все травят…”

страницы :: 1 :: 2

- Что с тобой происходит?

- Со мной? Шиза полная! Мир сходит с ума, и я в том числе, и мне это нравится! Мир шоу-бизнеса - это ж чертовщина полная, и когда я стал понимать: то, что я делаю, как-то воздействует на большие массы людей - у меня пошла такая нормальная шизофрения, притом в открытой форме. Многие называют это звездной болезнью; я бы сказал, что это эйфория какая-то. Все у меня всегда получалось, а в последнее время получается все очень быстро. Я понял, что в жизни все очень просто. Я создал для себя маленький мир, свое государство, в котором, если отменить деньги, то все становятся друзьями, все очень классно и здорово. Меня прет, мне хочется заниматься благотворительностью, защитой экологии… Ужас… Я не знаю, что со мной творится… Плюс еще идут внешние перемены: меня не понимает огромное количество людей, с которыми я работаю. Но для меня существует определенный путь, у меня есть определенная цель, к которой я иду, и мне кажется, что я прав.

- Что за цель-то?

- …Жить… Знаешь, я понял, что мне хочется настоящей независимости, вплоть до того, что я не хочу зависеть от того, что мне надо завтракать, обедать и ужинать, не хочется зависеть от собственных потребностей. Я выхожу на тот уровень дурацкой философии, когда, голодая сам, я заставляю голодать всех кругом. А после того, как мне пришла в голову мысль, что жить - это как умирать, и все двадцать четыре года я пытаюсь умереть, - я хочу как-то это проверить… Полный пиз..ц, ну!.. У меня появилась шиза давать бесплатные концерты, хотя продюсеры ругаются; я делаю необдуманные поступки.., какой-то приход наступает. Мне скучно - и я начинаю ругаться, могу "наехать" на человека, тут же извиниться, но я рад, что я могу ему это сказать… Игорь Крутой по поводу всего этого говорит, что все нормально: мальчик стал на путь звезды, пока среднестатистической такой, вышел на тот уровень, когда начал понимать, что жизнь проходит впустую, и людям нужно говорить правду, и нужно принимать ее от них. И это очень здорово! Я стал любить критику, в любом виде, вплоть до мата. И сам я хочу поругаться с кем-нибудь, мне нравится драться (я и дерусь с друзьями последнее время, завал какой-то!). А с другой стороны, я понял, что ни перед кем ни в чем не виноват, если я не малодушничаю. То есть ко мне приходит осознание полноты всего того, что происходит.

- За последние месяцы в Беларуси у тебя со многими испортились отношения? Я знаю, что есть люди, которые два года назад с удовольствием общались с тобой, теперь же позвонить тебе их заставляет необходимость…

- Это проблема этих людей. Если же возвращаться к проблеме звездной болезни, то это проблема тех людей, кто ее в тебе замечает. Вот я иду, допустим, а навстречу человек: "Что, звезда! Не здороваешься уже?!" А я еще не успел ничего сделать - просто я увидел этого человека позже, чем он увидел меня.

Я не понимаю тех людей, которые обижаются на меня из-за того, что подписал контракт с Крутым, и они теперь считают крутым меня.

У меня нет проблем от того, что многие перестали от меня чего-то хотеть.

- Перестали хотеть вот чего. Россия, по сравнению с Беларусью, - Мекка шоу-бизнеса. Но и там артисты соглашаются - редко-нередко - бесплатно выступить на мероприятиях, которые проводят их друзья. Ты же отказал в этом людям, помогавшим делать тебе первые шаги в белорусском шоу-бизнесе…

- Такое было с Толей Вечером…

- Не только с ним, насколько я знаю…

- …Я тебе расскажу, в чем дело. У меня существуют контрактные отношения, согласно которым, с какого-то периода по какой-то есть четкая позиция, когда мне может позвонить продюсер и сказать, что в этот момент нежелательно, допустим, давать интервью. Я даже не должен был песни отдавать на радио здесь, в Беларуси, которые в России никто не слышал. В России слышали "Трамвай" и "Это не любовь", эти песни были заявлены, разбрасываются по радио и включаются в определенный момент - такова продюсерская политика. Даже клипы в этот момент не крутятся.

- Ты пытался все это объяснить здесь?

- Но это же само собой разумеется! А мои объяснения будут расценены, как зазнайство. Не думаю, что люди бы стали все это выслушивать… Когда мне позвонил Толя, я сказал, что существует цена за мое выступление, и я не могу опуститься ниже какой-то цифры. У меня были подарочные выступления, но за них я должен возмещать деньги продюсеру, это мои деньги.

Когда я работал на телевидении и у меня еще не было контракта, было огромное количество концертов, всяких - платных, бесплатных. А сейчас, на Новый год, мне пришлось отказаться только потому, что мне сказали, что мои выступления, появления на экране нежелательны, потому что "и ты не готов физически, и не готов в плане материала". Я не могу объяснить продюсеру, у которого есть общая линия поведения для его артистов, что новый, по меркам Москвы, альбом в Беларуси уже давно раскручен, и меня с ним приглашают выступать.

А ты спроси меня: хоть один человек, что приглашал меня выступить бесплатно, поинтересовался, на какие деньги я живу? Никто не спросил! Проблема в том, что это стало моей основной работой, средством моего существования. За счет меня содержится огромное количество людей: продюсер, саундпродюсер, аранжировщики, альбомный продюсер и так далее. Они все получают зарплату в зависимости от того, как я работаю. И если я сделаю или не сделаю где-то подарок, то на меня обидятся все! Жуткая ситуация…

- На сегодня "торговая марка" - это "Слука" или "КаСлукаДаКовалев"?

- Слука. И так стало не сегодня, а уже довольно давно. И если уж говорить вообще начистоту, то это было с самого начала. С лейблом "КаСлукаДаКовалев" были согласны только мы с Ковалевым. Это были наши взаимные моральные обязательства: мы вместе поднимались, мы вместе все "бомбили". На момент, когда нами заинтересовалась Москва, я жестко поставил условие, что название проекта должно быть только таким - "КаСлукаДаКовалев". И они подписали контракт с нами обоими. Но в пылу своих амбиций мы забыли, что свои деньги в раскрутку мы-то не вкладываем. То есть фактически Крутой вложил деньги в то, что хотели мы, а не он. Крутой дал нам время подумать, что какие-то вещи он знает намного лучше нас. (Мне лично без разницы, как мы называемся, для меня главное, чтобы мне не было стыдно перед человеком, который тратит на нас деньги).

Контракт одинаков и для меня, и для Сергея; я, по его условиям, не стою на ступеньку выше Ковалева, но, как показало время, раскрутить сегодня двух человек теми деньгами, что в нас вложили, - невозможно. Вернее, возможно, но на это понадобится лет двенадцать, чтобы поднять нас по уровню раскрутки до группы ДЕМО, к примеру. То есть еще нужно лет семь, если считать, что мы "бомбим" уже года четыре, чтобы проект закачал полноценно. При всем при том, что наш материал соответствует требуемому уровню.

Понимаешь, формулу "КаСлукаДаКовалев" - как два в одном - нужно насаждать публике годами, как рок-н-ролл, скажем. Дуэты раскрутить сложнее. Сам посмотри, сколько их у нас на эстраде. ЧАЙ ВДВОЕМ? Это не раскрученный проект, нет. Что говорить, если наше название до сих пор пишут с ошибками! Для того, чтобы раскрутить дуэт такого плана, где один как бы лидер, который постоянно поет, а другой где-то там сзади, нужно запускать еще пятьдесят таких же параллельных проектов и душить ими народ.

- Понятно, Ковалев стал балластом…

- Да не по этому поводу мы с ним разошлись!.. Я даже не знаю, кого винить в происшедшем разрыве…

- Одна из версий - может, она не главная - Слука давал концерты, в которых не принимал участие Ковалев, и это его задевало: и в денежном отношении, и в моральном.

- Это ужасная версия, которую Ковалев придумал себе сам! Я никогда никого не предавал! И четыре года, что существовал наш проект, я все время жил в таком недоверии… Мы говорим про "левые" концерты, которые Слука якобы откашивал по тридцать штук в месяц? Скажем так, на сегодняшний день проект КаСлукаДаКовалев в Беларуси, в Минске я считаю довольно популярным проектом, и на сегодняшний день любое мое выступление, с Ковалевым либо без, было бы замечено. Я не могу себе позволить давать "левые" концерты хотя бы потому, что я держу планку - ту, которую мне задала фирма. Как контраргумент, я могу сказать, что бродят слухи о том, что кто-то где-то нормально работает под наш с Ковалевым "минус один". Вот лично я слышал такое.

Я не дал ни одного концерта без Ковалева! Исключение составляет только то, что было после того, как 1 января мы с ним разошлись. В конце концов, пусть мне докажут, что я давал "левые" концерты! У меня были инциденты с Ковалевым, вплоть до того, что останавливалась работа, что меня просто втаптывали ногами, просто били: к Сергею приходили люди и говорили: ты знаешь, а Слука вчера выступил там-то. И я при нем звонил этим людям и доказывал, что я не баран.

…Я спокойно воспринимаю обвинения, что я предатель, что я лживая мразь, и за все говорю спасибо. Бог нас всех рассудит… Но меня ведь заставили сомневаться и в самом себе, когда мне в четыре рыла, глядя в глаза, говорят о том, что, чувак, ты косил концерт… И это мне говорил совершенно не "левый" человек… Как меня могли видеть там-то и там-то, если я сегодня стою от пятисот до штуки баксов? Сколько я могу тогда накосить концертов?! И если, как все говорят, я кошу, и да, я соглашаюсь, но покажите мне хоть одну фотографию с этого концерта!.. Четыре года я живу в таком недоверии, я устал, я не бешеная собака, которую все травят…

- Слушай, ну а чего на тебя-то все накинулись? Почему выбор на тебя пал?

- А про Михалка мало чего говорили?

- Я тебе скажу, что с Михалком это не приняло таких гиперразмеров! Ты посмотри, что про тебя газеты пишут, в том числе и я в "МГ". (Кстати, хочу официально попросить у тебя извинений и за излишне резкий тон, и за оперирование непроверенными фактами). Тебя уже не просто "поливают", тебя… жалеют самой изуверской, глумливой какой-то жалостью, над тобой постоянно ерничают. А раньше: наконец-то, в Беларуси появилась посреди всей этой попсни нормальная, качественная поп-музыка (я и тогда считал, и сейчас считаю так же)… Вселенский заговор против тебя, что ли?

- …Понимаешь, например, есть люди, которые нормально воспринимают, скажем, если я отказываюсь давать им интервью. Ты как-то говорил мне: давай сделаем интервью; я ответил, что подожди, пока сенсаций никаких нет. И ты воспринял все спокойно, ни одного слова, что Слука скурвился, я от тебя не услышал. А были люди, которые воспринимали мой отказ или согласие на интервью, но с некими вкраплениями в него рекламы того, что мне надо было прорекламировать по контракту, как зазнайство, как то, что парень хочет срубить денег. И если Толя Вечер мне может сказать все это в шутку, пусть даже зло, то и я восприму это соответственно. А перед остальными я не знаю даже, в чем мне надо оправдываться! Ради Бога, можно собрать пресс-конференцию (я пока боюсь это сделать, еще рангом маловат) и попытаться объясниться… Я знаю, что лучшие наши журналисты про меня ничего плохого не напишут - они знают меня, знают, на что я способен. Сережа Малиновский никогда про меня гадость не напишет. (От авт. - непонимание зашло слишком далеко: разговаривали мы с Кириллом недели три назад, а полторы недели спустя одна из звезд белорусской музыкальной журналистики сказала мне несколько зло, растерянно, с болью: "Я ему больше не верю… Поговори с Ковалевым"). Я никого не посылаю даже тогда, когда те журналисты, которых я не знаю, позволяют себе общение со мной в слишком уж запанибратском тоне: "слышь, поговорить бы надо". По контракту все интервью и все остальное я должен делать через общественного продюсера. Но я подумал, что если завтра я возьму себе пресс-секретаря и переключу телефон на него, то здесь про меня не то что с сарказмом говорить начнут, а просто желчью изойдут!

Потом, отказ от интервью - это тоже продюсерский ход, как я просек позже: сразу возрастает интерес к человеку.

- Как я понял, пока ты не Долина, ты не можешь поступать так, что вот это решает продюсер, а вот это решаю я?

- Все намного проще. Я могу принимать решения. Но существует общая линия, в рамках которой я и могу принимать самостоятельные решения. Если же говорить конкретно об интервью, то для меня это не просто разговор ни о чем - это встреча с Человеком. Я должен быть готов к разговору, у меня должна быть та информация, которая в данный момент будет интересна. А кому интересно, что в данный момент я бросаю курить?..



страницы :: 1 :: 2



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи