статьи



Романов, Игорь
Это был рок-н-ролл


Музыкант старой плеяды, из тех, кто стоял у самого начала рок-музыки в бывшем Союзе, Игорь Романов, гитарист групп ЗЕМЛЯНЕ, СОЮЗ и собственного инструментального проекта, в данный момент работает с питерской группой НЭП. О прежних временах он вспоминает без особой ностальгии, с легкой иронией: много разных историй было (вспомнить, правда, что-нибудь подходящее трудно), но это все чернуха, не для печати. То, что было пропущено личной цензурой для печати, изложено далее.

- Сейчас вы работаете с певицей Ириной Гайдар?

- Да, мы с ней выпустили альбом. Но мне интересно многое, главное - не зацикливаться. У меня еще есть свой проект инструментальный, мы записали два альбома. Но мы сейчас немножко остановились, потому что очень сложное материальное положение. Мы выступали и по клубам, но сегодня уже просто устали. В этом проекте три человека принимают участие. Барабанщик Володя Ушаков (он работает в Выборге, кстати), который со мной в СОЮЗЕ играл, и молодой басист Виктор Дробыш. Это младший Дробыш, а старший тоже играл с нами в СОЮЗЕ и еще в группе PUSHKING. Виктор тогда еще совсем маленький был, а сейчас играет у нас на бас-гитаре. На сегодняшний день это постоянный проект. Хотя трудно говорить наверняка, ведь даже самые звездные коллективы распадаются.

- Какие-то секреты, законы долговечности музыкального коллектива вам известны?

- В такие дебри можно залезть, если на эту тему рассуждать. Должны быть деньги, должна быть популярность. Я не знаю... Даже самые талантливые люди не могут долго работать вместе. Это проблематично, а тем более если в группе много личностей, в этом случае зачастую все очень быстро разваливается. Каждый хочет делать свою сольную работу почему-то... Понятно почему: человек хочет как-то самовыразиться и считает, что он может что-то сделать. Ему хочется доказать даже и самому себе, что он может что-то сделать. Было время, когда ЗЕМЛЯНЕ были на пике популярности, 85-й год, когда были полные стадионы, а я ушел, потому что я хотел делать свою музыку, мне это было интереснее. И я начал активно заниматься своим творчеством, хотя, в принципе, и в ЗЕМЛЯНАХ было много моих песен. Но я не мог там полностью себя выложить. Этот инструментальный проект - это, наверное, то, что я хотел сказать тогда, а выразилось это только сейчас. Так получилось. Он в девяностых годах был записан. Если бы он тогда прозвучал как надо, может быть, тогда это было бы интересней. Но, наверное, все происходит в нужное время в нужный час.

- Какие у вас сейчас воспоминания остались о работе в ЗЕМНЯНАХ?

-...Немножко стыдно за то, что я там работал. Наверное, потому что мы там играли очень много вещей композиторов, которых я не очень любил и уважал. А мы ведь создавались как рок-группа, играли арт-рок, изначально у нас были достаточно сложные композиции. Было моя композиция "Океан" на двадцать минут, арт-роковая. Мы играли фирменную музыку LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE, мы играли свои композиции. Но потом жизнь заставила: для того чтобы быть на телевидении, надо было петь песни Марка Фрадкина, Володи Мигули. Тогда на телевидении можно было появиться только в том случае, если ты поешь песни членов Союза композиторов. А своих песен должно было быть в программе не больше двадцати процентов, больше нельзя, цензура. Естественно, это очень мешало, мы хотели делать одно, а приходилось делать другое. Хотя, наверное, и сейчас эти рамки есть, только они теперь, наверное, более денежные. Тогда было цензура, а сейчас деньги. То есть какие-то ограничения всегда есть. Но хотелось бы идти как-то мимо этих рамок, ограничений, просто делать то, что тебе нравится, делать это от сердца, от души. По крайней мере верить в то, что ты делаешь. Это, я думаю, очень важно. Мы думали тогда, когда приходили на телевидение, что вот сейчас мы поиграем их песни, а потом-то мы запишем свой альбом. Но этого почему-то не происходило. У ЗЕМЛЯН первый гигант-альбом был записан уже после того, как я ушел, до этого у нас ни одного альбома большого записано не было. То есть были миньоны добрынинских песен, еще какие-то, а сольной работы не было. Сейчас уже как бы посмертно вышел двойник, где собраны старые песни, которые были записаны еще тогда.

- Сергей Скачков сейчас пытается возродить ЗЕМНЯН?

- Да, они, по-моему, переписали старые песни, еще выпускались старые записи 83-84-го годов. Да, они пытались что-то сделать, но на таком уровне... Мне это не интересно, я уже вышел из этой реки и иду дальше.

- Была такая не совсем понятная ситуация на телевидении у ЗЕМЛЯН, когда записывал в студии вокал один человек, а поющим снимали другого. Почему она возникла?

- Это жизнь заставила. Раньше телевизионщики были очень... строгие. Была такая редакторша на ЦТ, которая снимала очень много передач, она сказала: а я не хочу его снимать, он мне не нравится, пускай другой стоит перед этим микрофоном. Сказала: я не буду, не нравится и все. Вот так это получилось, очень просто. (От ред.: не хотели снимать Скачкова, "другим" был Романов).

- Вы знаете, чем сейчас занимаются остальные музыканты из ЗЕМЛЯН?

- Музыкантов очень много прошло через ЗЕМЛЯН. Володя Киселев был худрук, я был музрук и был Сережа Скачков, и это, можно сказать, основные музыканты. Все остальные менялись, поэтому всех помнить невозможно. Сережа сейчас пытается, как мы выяснили, возродить ЗЕМЛЯН, а Володя бизнесом занялся, тоже много объяснять не стоит. Вот только я еще музыкой занимаюсь, остальные, по-моему, уже все в бизнес перешли.

- Многие говорят о том, что ничего нового в современной музыкальной культуре не происходит, а кто-то считает наоборот, что появляются какие-то новые направления. Как вы можете все это прокомментировать?

- Мне кажется, что новых течений нет, все идут перепевы старого. Все уже было, только записано, может быть, в другом звучании. И вообще, если говорить о рок-музыке - не о поп-музыке, а о рок-музыке, - то можно проследить такую ситуацию. Там был взлет хэви-метала, было много групп, теперь остались одни AEROSMITH и все, вот как получилось. Может быть, еще SCORPIONS, потому что взяли нового продюсера и в новом звуке записались. Все остальные перестали существовать. Вот есть AEROSMITH, они одни как самые яркие представители - и достаточно. Не знаю, AC/DC что-нибудь делают сейчас или нет. Хотя они уже тоже люди не молодого поколения. А чего-то нового нет в рок-музыке. Какие-то другие направления возникают, рэйв. Вообще сейчас во всем мире, наверное, не самое лучшее время для музыки. Все перепевают то, что уже когда-то было спето. И самое смешное, люди начинают делать кавер-версии старых песен, потому что нового уже ничего не придумать, по-моему, вот это самое парадоксальное. О каком творчестве может идти речь, когда люди поют старые песни? Понятно, что это ностальгия, но это значит, что все стоит, дальше не развивается. А британская волна, чем она новая? Считается, что это новое, а на самом деле это совсем не новое. Если послушать группы шестидесятых-семидесятых, это то же самое. Даже вернулись к тому звуку, по старинке, тот же более плоский саунд. Странно, все вернулось назад. Мне кажется, где-то закончилось движение и все повернулось и теперь снова начинает крутиться.

- Есть какие-то неосуществленные идеи?

- На сегодняшний день, честно сказать, нету. Я записал два альбома инструментальных, вот уже год занимался этим проектом с Ирой, но это уже другое было. Но тоже приходилось на студии сидеть, писать песни, не было возможности заняться другим. Есть какие-то песни, в сокровищнице-усыпальнице они были написаны. Может быть, из этого что-то получится. Мне мои друзья часто говорят: запиши твои старые песни ЗЕМЛЯН в новой версии. Разные люди часто этого просят. Я не понимаю, зачем, для меня это все уже давно пройдено и забыто. Не знаю, может, какой-то проект появится очень скоро, у меня же был очень хороший вокалист в СОЮЗЕ, Валера, два альбома мы записали. Но жизнь так сложилась, что он теперь опять поет где-то вроде ресторана, хотя хороший очень вокалист, с сильным голосом, сейчас таких мало. Я с ним разговаривал недавно, может быть, попишемся, но нужно искать спонсоров, потому что иначе ничего не получится.

- Кто из ваших коллег по сцене в то время вызывал у вас интерес, уважение?

- Я считаю, что Кузьмин был очень интересен в самом своем начале, когда какие-то были открытия, находки. Конечно, не такая старина дремучая, как сейчас. Не знаю даже, кто еще. Были же люди, которые играли хорошо. Что самое интересное, тогда ведь все были профессионалы и музыканты были сильные. Это сейчас можно и не уметь играть, а тогда это было обязательно, иначе тебя на сцену никто не выпустит. Были худсоветы, это, наверное, не лучшее, но тем не менее без этого ты не мог никуда попасть. Это сейчас какие-то фишки нужны, татуировки, еще что-то другое. Тогда нужно было в первую очередь уметь играть, а потом уже "фишечки". Сейчас поменялась немножко музыка, все перевернулось, нужны скандалы, а что играет человек, не так уж и важно. Сейчас в основном музыка "выстреливает" на "фишечках". Поэтому, наверное, и перепевают старые песни, потому что половина людей и играть-то не умеет, делают что-то на студии, записали и все на этом.

- В какой степени запрещенность той музыки могла влиять на ее саму, на ее существование?

- Может быть, запретный плод всегда притягивает внимание. Но дело в том, что это же не только у нас было, но и на Западе, где все поставлено больше на коммерческую основу. Конечно, запретный плод делал свои акценты, это естественно. Почему тогда можно было записать где-нибудь альбом на кассете и стать известным? Сейчас это не реально, а тогда можно было. Тогда был интерес к запретному плоду. А сейчас, наверное, люди в каком-то беге находятся, все "бабки-бабки", какая тут музыка может быть, тут прожить, дай Бог, на хлеб заработать, еще что-то. Тогда всем хотелось чего-то душевного, какой-то духовной пищи, а сейчас не до этого, на первом месте другие проблемы. Поэтому о душе немножко забывают. О душе надо думать, книги читать, может быть, это поможет. И надо с себя начинать в первую очередь, потому что как ты можешь говорить о других, когда сам ты духовно нищий? По-моему, с себя всегда надо начинать.

- Когда вам интереснее было работать - раньше, когда это было запретно и делалось в основном подпольно, или сейчас, когда, в принципе, есть свобода для творчества, прежних рамок нет?

- Только не надо забывать, что раньше мы были молодые, мы тусовались, куда-то ездили, было весело. Все ровно мы занимались тем делом, которое любили. Пели песни чужие, еще что-то. Все ровно у нас была жизнь рок-н-ролльная, это был рок-н-ролл. А сейчас смотрите, к чему все пришло: ДДТ всем составом ездили лечиться, теперь они не пьют, сидят, о жизни рассуждают. Это хорошо, наверное. Но, с другой стороны, мне кажется, что все ровно иногда нужно отрываться, а Шевчук все размеренно так делает. Мне кажется, что что-то пропадает в этом случае. Я совковую музыку в последнее время вообще не слушаю. Здесь мало того, что вторично, но есть еще такие люди, которые тут умудряются с кого-то "косить", это уже третично получается. ДДТ я знаю хорошо, я знаю, кто там играет и что они могут, чего не могут. По уровню инструментальному они играют на уровне ЗЕМЛЯН 82-го года, дай Бог. Это же все достаточно примитивно. Там нормальные музыканты работают, но ничего нового это не несет. Это то, что было десять лет назад, двадцать. Я понимаю, что там может быть хорошая музыка, хорошие тексты, но для меня во всяком случае это ничего нового не несет. Ведь раньше как мы слушали музыку? Мы не понимали текстов, мы слушали, как люди играют, как поют и как это здорово, нам не важны были тексты. Важно было, как они играют и как это цепляет. Я так и до сих пор к этому отношусь.

- Какие у вас отношения с классической музыкой?

- Обычно все говорят: мне так нравится, очень люблю. Не буду врать, я в детстве очень много занимался классической музыкой, поэтому я не могу сказать, что я такой уж фанат. Я на скрипке играл, потом бросил музыкальную школу через три года, позже пошел на баяне играть. Я отыграл очень много всего, поэтому очень спокойно к ней отношусь. Тогда мне было интересно совершенно другое. Мне кажется, что это такое застоявшееся, канонизированное искусство, поэтому и для классической музыки уже надо что-то искать. Хотя на Западе это модно, престижно, люди ходят на оперу в театры, классические музыканты - богатые люди. Это то, что вот мы говорили о перепевах старого, так они уже двести лет перепевают. Надо хотя бы подход какой-то новый найти. Вот мы говорим о развитии каком-то, и все равно, джаз ли это, эстрада или какая-то другая музыка, а все перепевают какие-то напевы. И даже рок-музыканты возвращаются и начинают перепевать старое. Мне вообще кажется, что музыка или есть, или ее нету. Есть вещи, которые можно назвать музыкой, а есть, которые далеки от музыки. Или это музыка, или это третичный продукт, как мы говорим.

- Вы с группой СОЮЗ выступали за границей?

- Мы с СОЮЗОМ много ездили за границу. Попали как-то в Германии в Гамбурге на фестиваль, "Рок-спектакль" он назывался. Я не буду врать, но почему-то нас там очень тепло приняли, музыканты подходили, пальцами показывали, говорили, что хорошо. Кстати, мы были первой совковой группой, которая была там представлена. Есть ярмарка музыкальная во Франкфурте, о ней сейчас много говорили и показывали, но тогда у нас мало кто знал, что это такое. Там выставляются все фирмы, которые есть в мире, четыре этажа, за день все даже не обойти. Там все, начиная от струн, тряпок для протирания гитар и заканчивая суперустановкой. Нас после гамбургского фестиваля пригласили туда выступать. Это ведь о чем-то говорит, мы ведь сами не напрашивались. После концерта подошел человек с модного музыкального журнала "Саунд-чек", он пишет о музыкантах и об инструментах. Он сказал: я хочу вас пригласить, через полгода чтобы вы приехали на такую большущую ярмарку, вы не знаете, что это такое. Мы приехали туда, там выступали, в Роттердаме выступали, в Чехословакии, много поездили с СОЮЗОМ. Тогда еще к совку интерес был, занавес рухнул, и это были не балалаечники и не народные танцы, а тут приезжают люди и они играть еще умеют.

- С инструментальной группой какие были интересные концерты?

- Мы были в Нарве на фестивале, там в крепости проводится ежегодно двухдневный фестиваль. Ездили немножко, не могу сказать, что много. Казалось бы, инструментальная музыка, мало фанатов, поклонники достаточно элитарны, но что самое интересное: когда это сыграно от души и здорово, народ принимает тепло эту музыку. Это такой интересный момент, парадокс своего рода. Я думал: зачем я иду на такой шаг - играть инструментальную музыку, кому это надо? Ничего, нормально, оказывается, люди очень радуются. Сюда приезжал Стив Ваи на фестиваль "Белые ночи", который Киселев когда-то проводил, туда "фирмачи" приезжали. Я считаю, он супергитарист, я его очень люблю. Он играл час инструментальной музыки, это было настолько здорово, прием был, конечно, обалденный. Нужно, чтобы что-то всегда цепляло. Можно петь и песни модные, быкам, может, и понравится, а нормального человека не заденет.

- Концерт какой-нибудь заезжей звезды запомнился?

- Наверное, только Стив Ваи на самом деле и понравился. Из последних концертов больше никто. Это раньше было очень интересно посмотреть, фанател от каких-то людей, а сейчас приходишь, а они играют все ту же байду. Мне кажется, никого яркого не было. Приезжали PRODIGY, но мне они не нравятся. Я как-то пытался прослушать два их альбома, просто так, интересно, почему люди фанатеют. Я понял, что да, там много находок технических, но слушать это как музыку сложно. Я слушал технические находки. Там много этих "фишечек". Но я не воспринимаю это как музыку. Послушал - думаю: Боже мой, до чего дожил этот мир...

- Ваше отношение к ROLLING STONES изменилось?

- Да, кстати, интересный вопрос. Я всегда к ним относился немножко настороженно. У них одна песня хорошая на сто, они же много записывали. Я это особо не слушал. И вот однажды ехал в машине с приятелем и он предложил мне послушать их новый альбом. И совершенно неожиданно я услышал альбом, который на совершенно новом уровне записан, современно, здорово. Это ROLLING STONES, да, здорово. Они не то чтобы возродились, они встали, прошли немножко дальше. Я не люблю людей, которые останавливаются и из песни в песню перепевают одно и то же. Они двигаются дальше, и это здорово. Хотя там продюсер приложил усилия, чтобы этот альбом был записан в новом звуке. Поэтому мое отношение к ним на самом деле изменилось после их последнего альбома.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи