статьи



Дементьев, Андрей
Гитара КАЛИ ЮГИ


Осень еще не успела остыть и остановилась в самой своей середине. В скверике на скамейке не холодно. Можно спокойно потягивать пиво и прикуривать сигарету за сигаретой, не опасаясь, что ветер задует слабый огонек зажигалки. Кругом люди, люди. Приходят, остаются, но все больше - транзитом. Он говорит: "Я люблю смотреть на людей. Сел бы на обочине дороги, разжег костерок и смотрел... Мне часто говорили - наблюдатель".

Наблюдатель. Монологи о себе и окружающих

Монологи исполняет Андрей Дементьев, гитарист минской группы КАЛИ ЮГА, бывший студент радиотехнического института и рабочий моторного завода, тоже бывший. Ныне - человек, которому везет и, как он сам о себе говорит, хороший исполнитель. Двадцать пять лет.

Баян

От автора. В детстве Андрей был мальчиком любознательным, причем настолько, что к пяти годам он знал применение любой вещи в своей квартире. Любой, кроме гитары. В то время его мама занималась в гитарной студии и разучивала некоторые музыкальные произведения дома. Мимо сына это пройти не могло. Он стал брать гитару к себе на колени, струнами вверх, и пытался повторить то, что видел и слышал, когда играла мама. Надо отдать должное материнскому чувству: мальчика отправили учиться в музыкальную школу.

Я был уже в третьем классе, когда настало время распределения по инструментам. Прихожу домой и радостно об этом сообщаю: "Мама! Меня определили на баян!". Немая сцена, после которой я услышал вопрос: "А зачем?". Отвечаю: "Знаешь, я не успел спросить...". В результате мама решила, что так нельзя, и после ее разговора с завучем моим инструментом стала гитара.

Открытия

Сейчас мне очень жаль, что я уже много лет не видел моего первого и по большому счету единственного учителя по гитаре Виталия Петровича Шалимова. Когда-то он сказал мне: "Зачем тебе эти ноты? У тебя же хороший слух, ты можешь импровизировать". Я тогда даже не знал, что такое импровизация. Благодаря ему я стал пользоваться медиатором, играть темы в стилях блюз и рэгги. В общем, он тогда перевернул мое сознание полностью...

От автора. Андрей Дементьев закончил школу, но дальше учиться музыке не стал, а поступил в радиотехнический институт. Тогда диапазон исполнителей, которых слушал юноша, был от DEEP PURPLE и WHITESNAKE до SANTANA и EL DI MEOLA. А потом один знакомый принес ему запись AC/DC. Андрей услышал интересные темы, взял свою классическую гитару с нейлоновыми струнами и стал играть.

...Потом я обнаружил одну интересную штуку. Дело было так. Мне позвонила тогдашняя моя подружка. С ней я разговаривал обычно часа по полтора и, как правило, попутно что-то наигрывал. Она: "А что там у тебя играет?". "Да это я." "Ладно, брось ты, запись какую-то включил?" "Я это играю, я." "А ну-ка поиграй что-нибудь еще." "Давай-ка лучше поговорим..." И вот однажды телефонная трубка случайно коснулась гитары, и я услышал странный эффект, который, как я узнал позже, называется дисторшн. С тех пор я часто брал молчащую трубку телефона и играл, прижимая ее с одной стороны к уху, а микрофоном - к гитаре. Чуть шею себе не свернул...

Талант

От автора. Само собой разумеется, что если человек чем-либо интересуется, то рано или поздно начинает искать единомышленников. Году в 1992-м Андрей с товарищами уже вынашивали идею создания группы и выносили-таки. ГИНДЕНБУРГ просуществовал два концерта с разбежкой около полугода. Все это время ребята пили пиво на репетиционной базе, делали песни и строили совершенно сумасшедшие прожекты.

Что есть талант? Может быть талантишко, как у меня. А может быть талант от Бога. Яркий пример - Юра Фельдшеров, гитарист группы ГИНДЕНБУРГ. Он мог играть как угодно и сколько угодно. Как Пэйдж, как Клэптон. Даже не знаю, чем это было для нас, 18-19-летних. Тогда я уже понял: чтобы хорошо играть, надо заниматься по три-пять часов в день. Юра соглашался: "Заниматься нужно, но я пока не вижу, зачем". Позже я встретил его. Уже появилась КАЛИ ЮГА. Я тогда еще пытался заставки писать на телевидении, много работал дома. Смутное такое время было. Я пригласил его зайти ко мне, думаю: а покажу-ка я, как научился играть. Он посидел, послушал, а потом взял гитару и пару раз: брынь, брынь. И тут я понял, что он сделал всех! Юра не брался за гитару два года, а показал мне несколько таких ходов, что я до сих пор думаю: а что он такое сыграл? Вот это и есть гитарист и талант от Бога. Все, что ни это, должно развиваться путем упорных тренировок.

Этапы

От автора. В его жизни была очень неприятная история, после которой ему начало везти. Было Андрею пятнадцать лет. Тогда он понял, что назад дорога закрыта и нужно только вперед и только вверх. И стало "фартить". Сначала - мелкие везения, потом покрупнее, а потом уже совсем по-крупному.

Я еще весьма молод и не считаю себя сложившимся, устоявшимся музыкантом. У меня нет славного прошлого, но сохранились очень светлые, очень хорошие воспоминания о концертах, экстраординарных случаях, которых было много за время работы в PARTY ZONE и ЗАПАД-2, ресторане и цыганском ансамбле, Доме офицеров. Это все - этапы какие-то. И то, что я сейчас переживаю, та музыка, которую играю сейчас, и те люди, с которыми сейчас работаю, - это тоже этап. Я никогда не ставил цель стать всемирно известным. Цели размыты: я не хочу дойти до чего-то и остановиться. Но я с самого начала знаю, что Джо Сатриани мне не стать. Больше, чем быть хорошим исполнителем, мне не дано. В музыкальном плане, в плане востребованности в некоторых проектах, в том, что я нравился как исполнитель другим музыкантам, мне везло и продолжает везти до сих пор и, я думаю, будет везти и дальше.

"Овалы"

От автора. Эту историю знают уже многие, но позволим себе напомнить кое-что. Вячеслав Бутусов (тот самый. - Авт.) собирает концертный вариант своего проекта "Овалы", который, по замыслу, будет тяготеть к этнической музыке. Он обращается за содействием к Ивану Ивановичу Полонейчику, знающему, кажется, всех и вся. Что же было дальше?

Полонейчик вышел в поисках гитариста на Климова, который ничего лучшего не изобрел, как посоветовать ему меня. Началась работа. Бутусов меня не слышал ни разу (в период подготовки материала состоялась совместная репетиция Бутусова и музыкантов, занятых в проекте "Овалы" - см. "МГ" #42(99)). Я полагаю, Вячеслав Геннадьевич доверился представительству здесь Полонейчика, Лены Чижовой, и думаю, что надежды его будут оправданы. Мы уже работаем ударными темпами. Работы много, но мандража нет, потому что я знаю: я делаю свое дело, я на своем месте. Коль уж я оказался здесь, то постараюсь сделать все, что от меня зависит. А дальше судить не мне.

Лирическое отступление

От автора. Судить о человеке очень сложно, особенно когда знакомство с ним не переродилось в настоящую дружбу. Но, как говорится, на каждого наблюдателя найдется другой наблюдатель, а на него - еще один. Вот такой вот оваловорот вещей (или наблюдателей) в природе... И что же удалось увидеть людям, которые знают нашего героя не один годок и не понаслышке? Оказывается, Андрей Дементьев - очень компанейский человек. Если у него нет неотложных дел, то всегда готов провести время в кругу друзей, с которыми много всего случалось. Но если Андрей и бывает жестким и вспыльчивым, то это оттого, что все принимает близко к сердцу, а вообще он отходчивый. Друзья говорят, что у него отличная музыкальная память: песню один раз услышит и уже может петь. Некоторых это даже удивляет. Но все, пожалуй, согласятся, что живет человек музыкой, и это для него в кайф.

Друзья и одиночество

Мне последнее время жутко везет. Мне повезло с друзьями... Миша Луканин, Паша Антонов, Юра Горячко - мои друзья. А Юрика я боготворю за то, что он умудрился собрать команду (КАЛИ ЮГА. - Авт.) не каких-то там сейшн-музыкантов, а милых друзей. Мне повезло с друзьями и повезло бы еще больше, если бы жив был Макс Самойлов...

Виктор Цой пел: "Я один, но это не значит, что я одинок". Я ему завидую в его ощущении. Возможно, некоторые люди обидятся, но я в самом деле одинок. Одиночество не мешает мне радоваться благополучной семейной жизни, чему-то еще. Почувствовать его мне удается редко, но коль оно когда-то пришло, то постоянно будет тебя где-то поджидать, где-то присутствовать. Свое одиночество я очень люблю...

Любовь

Конечно же, группа DAIR STRAITS - это моя большая любовь. Марк Кнопфлер - первый гитарист, у которого я начал что-то снимать. Мне до сих пор говорят, что я грешу подражанием ему. Он мне нравится как мелодист, нравится, как он думает. Но подражание я себе никогда не ставил как самоцель. Мне хорошо играть так, как я играю, и думать о том, что когда-то я буду играть лучше. Еще я люблю ZZ TOP. Эта группа существует уже, слава Богу, сколько лет, но они ни разу себе не изменили, ни разу не поменяли состав, и все "в кассу". Они - из моих любимых. Их белорусских исполнителей нравится КРАМА. То есть это моя такая любовь. Это единственная группа, играющая ритм-энд-блюз, казалось бы, совсем не белорусскую музыку, и настолько органично сочетающая ее с белорусским языком. Тот же FLAT - прекрасные песни, великолепные кавер-версии. А из более молодых трудно кого-то выделить. Очень многое я мимо пропускаю, но я рад тому, что появляются новые исполнители и их немало.

Money talks

От автора. Разговоры о деньгах с музыкантами часто сводятся к фразам типа: "Вот дали бы нам денег, мы б тогда...". Но музыканты все-таки отличаются друг от друга, как и все остальные люди. И для одних разговоры так и остаются разговорами, другие же находят возможность эти самые деньги заработать, что, в общем-то, наверное, не делает кого-то из них хуже, а кого-то лучше, профессиональнее или наоборот.

Профессионализм - весьма скользкое понятие. И зарабатывание денег не является критерием оценки профессионализма. Обо мне, например, даже на работе говорят: "Вот пошел Дементьев. Он - гитарист". По должности не называют. Конечно, если бы хорошо оплачивался мой труд как музыканта, я бы не работал там, где сейчас. Но, плюнь я на все и пойди зарабатывать музыкой, я б с голоду не подох и, думаю, зарабатывал бы нормально. Но мне еще дед мой говорил, что все это очень нестабильно. Стабильную краюху хлеба поиметь здесь практически невозможно. Можно, конечно, крутиться, но я не ощущаю себя достаточно сильным для этого. Скорее всего меня останавливает ответственность за семью, хотя все поняли бы меня. Думаю, это придет ко мне в конце концов, и не исключено, что достаточно скоро. Музыка и работа... одно другому мешает. Например, определенное количество гастролей я не могу вытянуть, так как на работе с этим делом строго. Я пока придерживаюсь шаткого компромисса, на что-то одно плюнуть не могу... На музыку-то я не плюну, поэтому направление плевка вполне понятно. Пока сдерживаюсь.

Извилистый путь

Одно время мне стало казаться, что СНГшная музыка в своем развитии движется чуть ли не по кругу. Как-то все стали вариться в одном котле, какая-то местечковость во всесоюзном масштабе проглядывалась. Но в последнее время это ощущение меня покидает. Объявился какой-то путеукладчик, который свернул с этого круга, но куда, он, может быть, еще и сам не знает. А вообще путь извилистый. Меня радует, что, вопреки всем кризисам, народ ходит на концерты, причем среди слушателей эдакий возрастной и социальный винегрет. Это хорошо, на мой взгляд. Если мы туда катимся, то это очень хорошо, и если мы туда прикатимся, то я хочу остаться там жить.

Объективная оценка

От автора. В 1995 году Андрей Дементьев участвовал в концерте, который проходил в клубе "Cosmopoliten". Тогда нос у него уже был вздернут: он кое-что уже умел на гитаре. И вот на сцену вышла группа BESIDES...

На гитаре у них играл парень, который запихнул меня в... совершенно не чикая. С Романом Владимировичем Орловым (а это был именно он) мы познакомились гораздо позже. Он очень хороший человек, весьма добродушный и доброжелательный. С ним я теперь в дружеских отношениях. Я уверен, что он искренне желает мне удачи во всех моих музыкальных начинаниях. Я за ним признаю некоторый приоритет в гитаризме, он здесь больше меня смог сделать. Почему? Наверное, у него было больше желания или харизмы, что ли. Рома Орлов не упускал ничего из виду: ни стиль, ни направление, ни какую-то новую технику. Ему хотелось играть все. И для него такое качество - то, что нужно. Мне несколько непонятны его заявления о том, что он не совсем музыкант или, там, совсем не музыкант. Он постоянно прибедняется, я его уважаю все больше и больше за то, что Рома ничего не пропустил. А я забредаю куда-то, а потом начинаю возвращаться из-за того, что что-то упускаю. Он - великолепный музыкант, а я - хороший исполнитель. Это более-менее объективная оценка, хотя объективно оценить меня смогу только я сам... с того света.

Эпилог

От автора. Кто-то его узнает как гитариста конкретного музыкального коллектива, кто-то - как Андрея Дементьева. Ему нравится это. Ему здорово от того, что он востребован, что у него берут автографы. Такие моменты действуют на него всеобъемлюще. Может быть, потому, что Андрей еще не искушенный в концертной деятельности и в восторженном приеме слушателями. Он настоящий, не искусственный. И он достоин того, чтобы на концертах с его участием был слушатель. И все музыкальные проекты, в которых он задействован, тоже того достойны, более чем.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи