статьи



DJ I.F.U.
Краткая история становления минской клубной сцены (часть вторая)


(окончание)

- Когда ты купил свои первые пластинки и что это были за пластинки?

- Первые свои пластинки я купил ровно год назад. Уже в начале июля прошлого года я рыскал по специальным магазинам в Берлине. Сначала я покупал больше брейкбитовой музыки, потому что у нас ее практически никто не играл. А ведь такая музыка существует, и я это реально знал. Мне еще очень нравилась группа CHEMICAL BROTHERS, и хотелось играть что-то интересное, но с ломаным ритмом. Да и с практической точки зрения это было лучше, потому что техно уже хорошо отыгралось Яриком и Конем, хаус мне приобретать не хотелось, спокойную музыку тоже было нерационально покупать... Я знаю, что очень многие ди-джеи в Москве и в Питере начали именно вот так становиться ди-джеями -не потому, что это модно и престижно, а потому, что им не нравилось то, что играли другие ди-джеи, и хотелось играть что-то свое.

- А где ты в первый раз сыграл на пластинках?

- В первый раз на пластинках я сыграл в Голландии, в одном баре, который держит один мой товарищ, у него такой достаточно танцевальный бар. Вообще в Голландии музыкальная жизнь как-то больше распространена по барам, хотя там, конечно, есть клубы. Эти бары находятся, как правило, в достаточно больших помещениях, где люди просто пьют пиво и веселятся под музыку. В баре моего товарища, например, каждый день проходят какие-то вечеринки. То есть, скажем, в понедельник-вторник играет даб, рэгги; в среду - драм-н-бэйс; в четверг - брейкбит; ну а в пятницу и субботу - хаус, техно. На одной из таких вечеринок мы с Конем (в настоящий момент DJ L.K.. - Прим. авт.) и сыграли. Я сыграл свой брэйкбит и драм-н-бэйс.

То, что я также покупаю и драм-н-бэйс, естественно, потому что мне всегда нравился драм-н-бэйс. И опять-таки в Минске его практически никто не играет. Только я раньше с кассет иногда играл. У Коня еще был опыт где-то в полгода игры тек-степа, но спустя какое-то время решил почему-то больше его не играть. Поэтому я просто принял у него эстафету...

Я вообще очень щепетилен в выборе пластинок. Я не знаю такого магазина, где бы я взял и купил двадцать пластинок. Приходится много ходить по магазинам. Где-то одну купил, где-то две...

- Каким, на твой взгляд, должен быть настоящий ди-джей?

- Мне кажется, что ди-джей - это тот человек, у которого отлично работают обе руки, обе ноги, нос и уши одновременно. То есть у него пластинки должны просто летать, он должен уметь делать скрэтчи, он должен оперировать не треками, а сэмплами с пластинок, то есть он должен менять пластинки каждые десять-пятнадцать секунд. Если это есть, тогда можно сказать, что это настоящий профессиональный ди-джей. Даже если взять "живые" группы, в которых работает ди-джей, он, в принципе, там так и работает - выбирает какие-то сэмплы с пластинок и с помощью скрэтчей или просто резких вводов делает подкладку под основную музыкальную тему группы. Настоящий ди-джей должен очень хорошо владеть техникой. Есть даже специальные чемпионаты хип-хоповых ди-джеев. Я тоже как-то раз наблюдал нечто подобное. Мы попали как-то в Германии на вечеринку, где играли чемпионы Европы по ди-джеингу... У парней летают пластинки, только так.

Практически для большинства современных ди-джеев на просторах бывшего совка ди-джеинг - это скорее какое-то жизненное кредо, принципиальные личные амбиции. А в плане музыки это люди, которые просто ставят музыку. Композиция отыгрывает от начала до конца, а в конце ты ее сводишь плавно с другой, чтобы никто не заметил. Или, например, на радио ди-джей просто ставит компакты и кассеты с музыкой...

Я себя ди-джеем не считаю. Я просто "игратель" музыки. У меня еще достаточно слабая техника, и я не умею делать многое из того, что делает, к примеру, настоящий профессиональный хип-хоповый ди-джей в Европе. Я просто стремлюсь выдать публике ту музыку, которая мне интересна.

- Расскажи немного о техниках ди-джеинга, которые ты используешь.

- Я люблю, когда песня отыгрывает полностью, потому что я понимаю, что я не ди-джей, у меня нету того мастерства, которое есть у настоящих ди-джеев. Поэтому в данном случае я должен больше уважать музыкантов, которые сделали ту музыку, что я ставлю. Я хочу просто, чтобы песня отыграла полностью, чтобы музыкант полностью себя выразил через меня. Одновременно мне хочется с этой музыкой поиграть в какую-то свою игру. Я пытаюсь подбирать пластинки по ритмике, по басам и очень люблю, чтобы у меня две пластинки играли вместе очень долго. Также я стараюсь работать с частотами, в зависимости от музыки идет работа с кроссфейдером.

Конечно же, это пришло не сразу. Опыта набираешься со временем. Если свой первый сет я играл с дрожащими руками и когда у меня расходились пластинки, я просто не знал, что делать, терялся и просто грубо выключал предыдущую пластинку, то сейчас как-то уже рука набита, то есть нет никакой растерянности за пультом... Ты знаешь, что нужно делать.

- Играет ли для тебя какую-то роль реакция публики на танцполе? Если да, то какую?

Мне важна публика только в том контексте, что я играю для этих людей. И в первую очередь я, наверное, играю не для того, чтобы они повеселились, а для того, чтобы они услышали то, что я им даю. У меня просто несколько другая теория насчет взаимоотношений публики и ди-джея. Я играю в первую очередь для себя и ту музыку, которая нравится мне. Когда я играю на вечеринке, я ставлю перед собой задачу дать услышать людям ту музыку, которая нравится мне, потому что если я для них ее не сыграю, они такой музыки никогда не услышат. Они будут и дальше слушать всяческие там развлекательные песни, которые играют для них и под них, а вот чего-то такого более экспериментального уже не услышат, потому что никто им этого не дает. Поэтому публика на танцполе для меня, в принципе, важна, потому что моя задача - дать людям послушать как можно больше сложной музыки. Может быть, я даже стал диск-жокеем не потому, что хотел быть модным, а с той точки зрения, что люди должны слушать как можно больше разной музыки.

- Расскажи немного о своих самых удачных сетах.

- Таких, наверное, два. Один был в клубе "Aimer" в Берлине в феврале этого года, когда на меня и на группу DRUM XTC пришло где-то 300-350 человек и был заполнен весь клуб. Вечеринка называлась "Minsk Drum\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'n\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'bass Night". Раньше, если я играл где-то в Голландии чуть-чуть не для той публики или в Минске для несколько необразованной в музыкальном плане публики это проходило достаточно вяло. Даже если в Минске под тебя и танцует 50 человек, они танцуют просто потому, что заплатили за билет и нужно танцевать. А в Берлине триста человек просто ревели от счастья, и чувствовалось, что они понимают музыку, они ее слушают. Малейший финт с моей стороны, введение интересной песни или просто интересное микширование вызывали соответствующую реакцию. Плюс вдобавок вместе со мной работал берлинский MC. Читал он вообще превосходно, то есть все наши MC отдыхают по сравнению с ним... Он работал именно под драм-н-бэйс, потому что он сам чуть-чуть ди-джеит и играет драм-н-бэйс, поэтому он знает, что нужно делать и как нужно себя вести под эту музыку. Мы с ним вдвоем тогда сработали просто колоссально.

Ну а второй сет был совсем недавно. Он проходил под воздействием особых личных впечатлений и под воздействием жары в клубе TMK на вечеринке, которую проводила промогруппа "Caladan System". Тогда я тоже играл полтора часа жесткого драм-н-бэйса с огромным удовольствием и очень хорошей техникой. То есть мне понравилось.

- Я думаю, что многие, кто тебя знает, хоть раз да задавались вопросом об истории происхождения твоего псевдонима - "I Feel You"...

- Ну, это уже очень известная история, на самом деле. Все началось с моей первой поездки в Голландию от школы (тогда я был в 10 классе). Это было в 93-м году. Так как я тогда любил DEPECHE MODE, то я привез в Минск достаточно интересные диски: первые два альбома группы RECOIL и только-только вышедший сингл "I Feel You" DM. Ну и на тусовке меломанов сразу среди фанатов DEPECHE MODE все, конечно, это узнали. А так как в той компании, в которой я тогда вращался, было несколько Лешей, я стал значиться в записных книжках с телефонами как Леша (I Feel You). Ну и с тех пор пошло: Леша (I Feel You), I Feel You, Фил, I Feel и так далее.

А когда мы с Клаусом разошлись и начали с Митей делать вечеринки под названием "Клуб интенсивной музыки" (это было уже спустя, наверное, года полтора, как началось в Минске движение), то решили, что система обзвона по телефону (см. начало интервью в предыдущем номере. - Прим. авт.) уже отошла, мы решили вешать афиши в городе. Ну и когда дошло дело до написания имен ди-джеев, то сразу же и решилось, что Митя - это DJ Митя, а я, естественно, - DJ I Feel You. Можно даже сказать, что это не я сам себе придумал такой псевдоним, а просто меня так назвали - просто определили, что в рекламе я должен называться DJ I Feel You.

- А почему ты решил теперь называться в ди-джейской среде I.F.U.?

- Тут опять-таки куча всяких поводов. Во-первых, я для себя определил, что так как я перешел на пластинки, то шагнул на ступеньку выше, прошел какой-то этап. Поэтому мне очень хотелось просто сменить название. Во-вторых, это произошло потому, что этот псевдоним не я сам себе придумал, а на меня просто повесили ярлык. И в-третьих, здесь, наверное, играют роль мои личные амбиции. Я просто очень сильно не люблю популярность, а имя I Feel You стало очень избитым. Меня люди уже очень хорошо знали, как I Feel You, и я, может быть, с помощью нового псевдонима решил слегка прикрыться. Это такой антикоммерческий шаг, ведь I.F.U. - это просто три буквы, которые не сильно привлекают внимание и их можно расшифровать по-разному. Каждый может придумать себе все что угодно.

- Какова, на твой взгляд, сейчас ситуация с вечеринками в Беларуси?

- Ситуация кризисная. Кризисная потому, что, во-первых, нет постоянных, регулярных клубов с хорошей музыкальной политикой. То есть нет таких клубов, которые бы работали постоянно и владельцы которых в первую очередь думали бы не о том, как заработать побольше денег, а о том, как бы показать людям музыку поинтереснее.

Во-вторых, полностью отсутствует музыкальная сцена. Очень мало именно "живых" музыкантов. Есть, конечно, электронщики, которые просто сидят дома и играют для себя. А так как у нас существует культ ди-джея, то на музыкантов организаторы вечеринок просто не обращают внимания. Хотя очень многие существующие белорусские группы делают интересную музыку.

Ну и третий момент - наверное, самый главный - это то, отчего проистекают все проблемы - сильный экономический кризис в стране. У людей попросту нет денег, а когда у людей нет денег, они ко многому теряют интерес. Если буквально два-три года назад люди стремились узнавать что-то новое, то сейчас можно наблюдать, что они идут или на популярные имена ди-джеев, или на легкую танцевальную музыку, где есть атмосфера веселости, чтобы там напиться и хорошенько отдохнуть под легкие ритмы.

- А как обстоят сейчас дела у вашей промогруппы "Liveground"?

- Дела обстоят двояко. С одной стороны, еще не потерян энтузиазм. Есть стремление делать кучу вечеринок, есть очень много контактов со всякими зарубежными и российскими ди-джеями и музыкантами и множество планов на будущее. Короче говоря, есть еще порох в пороховницах.

С другой стороны, последние вечеринки были очень неудачными в плане финансов. Мы вообще в "Liveground" выбрали именно такую альтернативную стилистику. То есть наша промогруппа - это альтернатива группе "Dirty Pistols", которая пропагандирует легкую и приятную для тела и души музыку. Поэтому из-за сложности музыки, из-за нежелания людей вникать в эту сложную музыку и просто из-за непопулярности такой стилистки у нас, наверное, более сложная дорожка. А так как это был изначально некоммерческий проект, то имеются определенные сложности. Но мы опять-таки работаем для себя, и нам как-то все равно, что будет дальше, как к нам будут относиться и будут ли ходить на наши вечеринки.

- Поведай немного о своих будущих планах. Есть ли у тебя какая-то мечта?

Мечта есть, но она очень далека, насколько я вижу положение дел на данный момент. Но вообще я хочу заняться своим творчеством, то есть настоящим творчеством. Я хочу делать свою музыку и реализовать все те идеи, которые есть в голове, и использовать весь тот опыт, который накопился вследствие того, что я действительно давно слушаю очень много разной музыки. Хочется просто взять и вложить весь этот опыт в какой-то интересный материал, именно в музыкальный материал, в какую-то свою личную программу. А потом, было бы очень неплохо выпустить все это где-нибудь в Европе на хорошем лейбле и, может быть, даже попробовать как-то это раскрутить, сделать хороший промоушн. Пускай это будет даже и немного коммерциализированный промоушн, но коммерциализированный в плане большого количества концертов, выступлений на радио, выпуска компакт-дисков. Можно ведь в той же Европе делать очень экспериментальную музыку, очень сложную, и она будет коммерчески успешной, а можно сделать коммерческую музыку, попсовую и танцевальную, и она будет полной ерундой, не пользующейся успехом.

Но для того чтобы делать действительно хорошую музыку, надо очень много аппаратуры, очень много сил, стараний и в первую очередь очень много денег. А денег-то как раз и нет.

- И в заключение что бы ты хотел пожелать читателям "МГ" и всем тем, кто приходит на твои вечеринки или на вечеринки с твоим участием?

- Хочу пожелать, чтобы люди не боялись экспериментов. Если музыка непонятная, это не значит, что она плохая. Даже, может быть, и не нужно ее понимать, просто нужно в нее вникать и ее принимать. Надо как-то расширять свой музыкальный кругозор и не зацикливаться на чем-то одном.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи