статьи



Антипов, Сергей
“Скажи року “А-а-а...”


Этот разговор с телеведущим и режиссером лучшей передачи о российской (СНГшной) рок-музыке "Программа А" Сергеем Антиповым состоялся у меня на "Славянском базаре" два года назад. Перебирая свой архив, я наткнулся на кассету с записью интервью с человеком, который в конце 80-х двигал советский рок на ТВ, а в 90-е уже пытался сохранить ему жизнь в телеэфире.

Сегодня практически не осталось рока на телеэкранах, канула в небытие передача, отметив в прошлом году свое десятилетие серий выпусков на одном из неглавных каналов...

Многое в интервью устарело, что-то снова изменилось, но все же мне хотелось бы поделиться с вами ощущением от "луча света в темном царстве" - красной рубахи Сергея, в которой он врывался за полночь в дома тех, кто ждал у экрана честного и точного рассказа об отечественной рок-музыке.

- "Программа А" - программа стебная?

- Разумеется, стебная! Кто же будет делать ее серьезно?!

- Стеб направлен в адрес исполнителей, которых вы приглашаете на передачу?

- Трудно сказать, что это стеб. Просто мы не делаем пафосную передачу, с юмором относимся к своей работе, что не означает некое принижение программы.

- Инициатор иронического посыла вы?

- Может быть, не знаю.

- Вы, как один из авторов "Программы А", диктатор на съемках?

- Нет. Я диктатор только в отношении режиссерской части программы. И вообще я считаю себя в первую очередь режиссером, а ведущий - это так, хобби. Что касается, скажем, музыкального направления передачи, то тут я слушаю нашего редактора Григория Шестакова, который когда-то закончил консерваторию, человека, знающего, какая музыка должна звучать. Отношения в коллективе рабочие, никто никому ничего не диктует.

- Как происходит отбор героев передачи? Исходя из чего вы их приглашаете?

- Мне важна человеческая оригинальность. Во всем. Неинтересно снимать передачу о том, о чем делают другие. Мы отдаем себе отчет, что, поступая таким образом, мы действуем в ущерб некой популярности программы, теряем свой рейтинг, но зато нас никто не может упрекнуть в отсутствии качества.

- Что вас должно убедить в том, что того или иного исполнителя, который вам не нравится, надо снять в рубрике "Ад либитум" - концертной части передачи?

- Тут такая вещь. Если что-то мне не нравится категорически, то я работать просто не могу, не могу на кнопочки нажимать. У меня было два случая на сборных съемках (не буду называть имена артистов) - вот не лежала душа и все!

У режиссеров есть свои профессиональные привычки, кто-то там раз в пять секунд меняет планы, к примеру. У меня же все по настроению. Не могу сам проследить, почему здесь идет быстрее переключение, а здесь - медленнее. Иногда случалось, что аж пальцы замерзали: стоит камера, показывает один общий план, ну нет желания увидеть музыканта разным!.. Поэтому, точно знаю, есть такие исполнители, которых, чтобы каким-либо способом не опозорить, лучше мне не снимать.

Но есть и такие, которых я не понимаю, но меня убеждают редакторы, общественность нашего коллектива: "Антипов, ты дурак, ты в этом ничего не смыслишь, это же очень модная группа!".

Есть те, к которым я как бы нейтрален, но стараюсь понять их творчество... А так... Три-пять процентов из того, что мы показываем, я не понимаю.

- "Программу А" зовут назад, на ОРТ?

- Когда мы уже теперь раскрутились, конечно, зовут. Мы ушли с первого канала нельзя сказать, что по политическим мотивам: там начиналась какая-то новая жизнь, стали закрываться передачи, и мы не стали ждать, когда дойдет дело и до нас. И, получив приглашение от Лысенко идти работать к нему на РТР, мы с удовольствием туда пошли. Я хорошо знал этого человека, людей, которые начинали российское телевидение...

Мы начали работать постоянно на РТР, вроде бы все шло нормально, но вот недавно появились сложности уже и здесь: программа стала выходить в эфир уж очень поздно. Нельзя понять, от кого это зависит, кому это надо. И нас опять позвали на ОРТ. Но... неудобно как-то срываться, неудобно перед теми, кто нас звал на РТР.

- Самый крутой прокол передачи помните?

- Я всегда теряюсь, отвечая на такой вопрос. У нас не бывает ни одного эфира без ляпсусов. Потом мы грустим, поругаемся немного, посмеемся... Однако чаще всего проколы проходят незаметно для зрителя... Ну такой случай расскажу. В Нижнем Новгороде за полчаса до эфира выясняется, что из девятисот украдено двести пятьдесят метров кабеля, который мы размотали через гору до Волги. Паника, крики: "Отменяем эфир!". Еще чего-то... Но ничего: кабель взяли в другом месте... А за десять минут до начала передачи обнаруживаем уже в другом месте пропажу двух метров... Красивый кабель был, белье можно вешать... Все рано выкрутились, вышли в эфир: ребята-инженеры так поработали, что в пору им было памятник ставить.

- Вы резко изменили свою жизнь, когда вдруг пришли на телевидение. Сейчас вы способны на аналогичные поступки? Что-то смогли бы потянуть новое?

- Я не собирался работать на телевидении, совершенно случайно на него попал. Закончил институт связи, работал инженером, но занимался самодеятельностью - думал, что хорошо бы как-то с театром связать свою жизнь. О кино были мечты далекие... хотя бы технарем при кино или театре стать. А потом случайно я попал в массовку на ТВ: надо было посидеть на "Огоньке", похлопать, сделать вид, что нас много.

- "Огонек"-то потом видели этот?

- Было, было! А после того, как его увидел мой начальник, он сказал: "Ага, поэтому тебя не было на работе? Болел, говоришь?". Пришлось увольняться из НИИ. Родители меня не то чтобы не поняли... Мама-то сказала: "Черт с тобой, если хочешь - уходи!". А вот папу мои стремления к "искусству" не убедили: оклад в НИИ у меня был сто шестьдесят рублей, бешеные по тем временам деньги! А тут я пошел на сорок рублей детским кружком руководить в театре при ЖЭКе. И так постепенно приближался и приблизился к ТВ. Был администратором, изучал телевизионную технику, монтаж. Иногда ассистенты режиссера просили: помоги, понажимай кнопки. Втягивался понемногу. И чем дальше, тем больше я понимал, что никуда с ТВ я не уйду. Спустя два-три года попал в штат на телевидении...

Поэтому ничего я уже менять не собираюсь. Хотя, случалось, думал: если наступит трудная минута, то смогу уйти в инженеры. А сейчас куда идти?

- Книгу напишете о том, как начиналась первая по-настоящему роковая программа на советском ТВ?

- Бывает иногда, когда хочется сохранить на бумаге то, что происходило со мной, с моими коллегами конкретно в "Программе А". Но, наверное, не хватает усидчивости: надо же серьезно так садиться, писать. Тогда уж лучше на какие-нибудь курсы пойти преподавать, рассказывать о том, как не надо работать...

- Рубрику "Ассорти" вел такой прикольный парень, без зуба...

- Миша Полеонович. Он сейчас кем-то вроде заместителя директора рекламного агентства телекомпании "ВИД" служит, что-то в этом духе, точно не помню. Пошел совершенно в другую область. У нас он как-то появился в прямом эфире...

- Ходили слухи о том, что не по своей воле он оказался вне "Программы А", постарались руководители канала...

- Эти слухи имели под собой основание: ведь, естественно, начальство отслеживает все передачи. А дуэт Грачев - Полеонович был слишком сложен для закостенелого восприятия. Студенчество, молодняк их "на ура" приняли: на экране телевизора перед ними были ребята из народа, с молодыми мозгами. И, конечно, такое серьезное руководство, которое хотело видеть на своем ТВ людей в галстуках, которое, кстати, и мне говорило, что негоже вести программу в красной рубашке, "порекомендовало" нам: "Этих уберите". Мы стояли на своем, и, может быть, в частности поэтому нас запихивали работать в ночь. Отстаивали тандем до последнего... Сейчас остался один Грачев, но уже без рубрики.

- Красный цвет - ваш любимый?

- Нет, просто что-то вроде талисмана. Это был третий или четвертый эфир, когда я как ведущий предстал перед зрителем в красном (до того в программе вообще не было ведущего, я наговаривал текст за кадром). Было включение, по-моему, из Швеции, с конкурса "Евровидения". С тех пор все так и пошло.

- "Программа А", как бы вы к этому ни относились, с обязательной долей политеса, считается программой Сергея Антипова. Как вы воспринимаете подколки в свой адрес со стороны того же Грачева, когда он вдруг на одну из передач также надел красную рубашку?

- Нормально. Самоирония - это превыше всего. Грачев, кстати, все скрыл от меня, то есть для меня это действительно стало неожиданностью, фишкой такой. Это был тот самый случай, когда я растерялся и не знал, что делать, как реагировать.

- Личная жизнь телезвезды...

- Ее нету... Никому не посоветую работать на ТВ, потому что ты автоматически ставишь крест на семейной жизни. Она никак не получается. Так началось еще тогда, когда я работал днем в НИИ, а по ночам - на телевидении...Я, например, по три дня могу сидеть в монтажной. Наверное, я уже по возрасту опоздал с личной жизнью... Как правило, женщины, работающие на ТВ, в жизни не устроены. Жалко смотреть на сотрудницу, от которой мужья уходят, которая детей бросает на продленки, в круглосуточные сады и так далее. Если работа затягивает, то жизнь просто-напросто проходит мимо...

Моя семья - это моя бригада. Смех смехом, но они меня иногда папой называют...



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи