статьи



Мания Величия
Маниакальная депрессия


В белорусской альтернативной среде зародилась группа с таинственным названием МАНИЯ ВЕЛИЧИЧЯ, хотя интересы музыкантов выходят далеко за какие бы это ни было рамки. Родилась команда в День святого Валентина в 96 году. После многократных изменений состав сложился такой: вокалистка (иногда играет на гитаре) Александра Рудницкая, Андрей Пудин - гитара, Юрий Горбач - гитара, Александр Пеньков, он же "Бешеный", - ударные, Сергей Филипченко - бас-гитара, Борис Гридин - клавишные. Дебютная программа группы называется "Чуть было не...". Больше года назад МВ активно влилась в минскую концертную жизнь и принимает участие в разного рода сборно-тусовочных мероприятиях, привлекая к себе внимание людей, интересующихся рок-музыкой, и просто сторонних наблюдателей.

- В первую очередь объясните, с чем связано такое претенциозное название?

Андрей: У нас у всех просто одна болезнь повальная, мания величия называется, и заканчивается она только тогда, когда человек уходит из группы.

Александра: На самом деле я очень долго искала название, которое бы меня на протяжении долгого времени грело, и чтобы всегда, когда его произносишь, у тебя возникало такое ощущение: классно! Его придумала моя подруга Диана, солистка бывшей женской группы ДИАСТ. Оно нам очень понравилось, с тех пор ничего лучшего не придумалось, оно так и осталось. И оно греет не только меня, но также и тех людей, с которыми нам приходится работать, которые как-то нам содействуют.

- Если вы все такие звездные, как же вы уживаетесь в коллективе?

Александра: Мы не только звездные, мы очень гибридные... Если говорить серьезно, то ни у кого из нас мании величия в качестве диагноза не наблюдается

Андрей: Не правда, мы с Бешеным даже подрались во время концерта.

Александра: Я даже слышала, каким образом это происходило - в виде нецензурной лексики. К счастью, этого никто больше не слышал... Да нет, мы не "едим" друг друга. Мы сталкиваемся по другому поводу, каждый из нас приверженец каких-то определенных стилей музыки, часто полярных друг другу. Андрей слушает индустриальную музыку, может быть, DEPECHE MODE. Юра увлечен блюзом, отъявленный блюзмэн, это может быть Пэт Треверс, Карлос Сантана, Брайан Адамс, Роберт Крейг. Бешеный слушает MACHINE HEAD, дум, хардкор. Басист Сергей, Фил, пытается нас всех "совокупить", как он выражается. А что касается клавишника, то он любит клавишные партии DEEP PURPLE.

Андрей: Саша у нас по русскому року фанат.

Александра: Теперь представьте себе картину, когда каждый пытается привнести что-то из своего любимого стиля, когда на репетиции каждый орет: ты что, идиот, играешь?! Я все это слушаю и думаю: все равно мы в конце концов будем играть русский рок, пусть в чуть-чуть измененном виде, с разными интересными вкраплениями.

- И как таким пристрастным музыкантам удается выстроить какую-то общую концепцию?

Александра: Да, каждый не может играть то, что хочет. Мы пытаемся выстроить общий звук для всех. И это очень сложно, когда столько направлений смешивается.

Андрей: На последнем концерте мы попытались добиться общего звучания, оно получилось тяжелее, чем мы хотели. А теперь мы хотим сделать более индустриальную программу, как сказал наш клавишник. С каждым разом мы играем все тяжелее и тяжелее. Пока не было меня, они играли, как Бешеный говорил, какие-то бардовские песни. Потом пришел я , это было нечто вреде русского рока, потом я перешел на гитару - музыка стала еще тяжелее. А теперь еще пришел Бориска, который меня поддерживает, он тоже подсел на индастриэл, и теперь у нас будет индустриальная программа, против которой Саша упирается ногами и руками.

Александра: На самом деле индустриальная программа может быть совершенно разной. Посмотрим еще, что на это скажет наш соло-гитарист, а я заранее знаю, что он не захочет это играть. Но зато представляете, сколько нам придется преодолеть компромиссов, чтобы все остались довольны.

Андрей: Это будет мелодичная индустриальная программа.

Александра: Я хочу сказать, не ради хвастовства, что я пытаюсь делать то, чего в Беларуси, собственно, нет... Очень многие говорили мне спасибо за то, что мы якобы продолжаем идею русского рока, на что я пожимала плечами: я никого не продолжаю, я просто пою свои песни в жесткой интерпретации ребят.

Андрей: Ко мне вообще рэпперы подошли после одного концерта и сказали: классные у вас, ребята, замесы по ONYX - мы так отрывались полконцерта!

Александра: Мне же сказали как-то, что мы очень колоритны в плане русского рока и то, что в нас есть примеси блюз-рока, индастриэла, это очень даже неплохо.

- Саша, как ты себя чувствуешь в мужском коллективе?

Александра: Не могу сказать, что мне очень уж тяжело. Первое, что я пытаюсь сделать, это чтобы ребята не выражались при мне очень уж крепко, что иногда у них получается, но не всегда. Но все мы прежде всего люди, и уж потом мы будем думать о том, какому полу мы принадлежим. И еще: музыка - это ведь такое таинство, оно не в коем случае не предполагает каких-то личных отношений, и здесь речь идет только о взаимном уважении.

- Многие молодые группы утверждают, что они делают что-то новое. Вы хотите работать в рамках каких-то устоявшихся традиций или хотите привнести что-то новое в музыкальном отношении?

Андрей: Нам другого и говорить нельзя, мы же МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ, понимаешь, тут нам уже деваться некуда.

Александра: Мы вообще новое лицо на белорусской эстраде... Ну, хорошо, хорошо, - в белорусском андерграунде. Наша общая цель - это как можно скорее "превратиться" в какой-то граненый предмет, я не знаю, будет ли это стакан или милофон или, может быть, какой-то слиток соли, слиток сахара. Главное, чтобы были грани, которым мы все соответствуем, чтобы они оставались поближе друг к другу.

- Из того, что вы сказали, можно сделать вывод, что вы играете абсолютно некоммерческую музыку и коммерческий подход к музыке отрицаете полностью, хотя уже, кажется, все говорят о том, что музыка - это такая же коммерческая вещь, как и все остальное...

Андрей: То, что я привношу в нашу группу, это и есть коммерческая музыка, рассчитанная на то, что нужно сегодня.

Александра: А я люблю коммерческую музыку. Для меня понятие "коммерческая музыка" определяется не каким-то определенным денежным оборотом, а это та музыка, под которую люди танцуют, активно отдыхают. А если под твою музыку люди танцуют, а тебя с деньгами, грубо говоря, "пробросили", это что - некоммерческая музыка? Люди стоят на ушах, а потом приходят организаторы и говорят, что денег не будет, потому что... и начинаются какие-то юридические аспекты. Это очень даже коммерческая музыка. То, что интересно на сегодняшний день, - это и есть коммерческая музыка. А платят тебе за нее деньги или нет, это дело честных людей или аферистов, предприимчивых или не очень.

Андрей: Сейчас все очень синтезируется. И все чистые стили уже, наверное, не будут так популярны.

Александра: Я сейчас Андрею говорю: давай мы будем играть быструю веселую музыку. Он отвечает: ах, опять этот твой рок-н-ролл! Да не обязательно рок-н-ролл, можно играть то, что нравится тебе! В принципе, у нас в группе каждый дополняет друг друга, нет такого одного человека, который бы подавлял других. И каждый может заменить другого на его инструменте, все универсальные ребята. Андрей, расскажи про свое образование.

Андрей: Я окончил пять классов бубна в музыкальной школе. Бубен обожаю с детства, я на нем долго, долго играл. В МАНИЮ я пришел и спросил: вам бубнист не нужен? Они говорят: да на фиг нам бубнист, нам басист нужен, может, попробуешь? Я говорю: давайте попробую. Бубен, бас... все на одну букву начинается. Попробовал - получилось, так и начал у них на басу играть.

Александра: И потом в состоянии алкогольного опьянения (а ребята часто в этом состоянии начинают откровенничать, я заметила и начала использовать это для себя) Андрей сказал: да на фига мне эта бас-гитара, я ненавижу бас. Я подумала: в нем пропадает, видно, хороший соло-гитарист, великолепный, который имеет очень много собственных подходов, владеет техникой особой, что очень ценят минские музыканты, дяди большие, как я заметила. Ведь действительно, техника развита, мышление тем более. Я поняла, что нужно повышать человека на две струны, он этого больше чем достоин. Так мы и сделали.

- Как вы намерены дальше действовать?

Александра: Собираемся приступить к записи не то чтобы альбома, просто сделать хорошее демо. А также планируем сделать разведывательный выезд за границу - и на Восток, и на Запад, в славянские государства, в Чехию, наверное. Еще мы хотим снять наш первый профессиональный клип.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи