статьи



Склеп
Проба отойти от избитого


Молодым, может быть, и везде в Беларуси дорога, но только не в рок-н-роле. Тут уж старайтесь сами, пробивайтесь. Если сможете, а нет, так и вылазить нечего. Maybe, это и правильно - талант пробьет себе дорогу сам, - не знаем: у минского СКЛЕПА (на вопросы отвечали Света и Денис "Склеп" Тарасенко - муж и жена...) мы про это спросить не удосужились, да и не хотелось поднимать банальную тему "голодных музыкантов". Про чреватости забывать никогда не нужно, особенно при интервьюировании, поэтому...

- ...как всегда - с банального...

Склеп: Начиналось все плачевно - мы с басистом учились в музыкальной школе по классу баяна; моя карьера баяниста закончилась вскоре после окончания "музыкалки", баянная карьера басиста продолжилась в нашем музучилище. В музыкальной школе я параллельно учился играть на гитаре и соблазнил басиста на это дело: показал ему ноты на гитаре и, в принципе, научил его играть на басухе. 14 апреля 1995 года мы дали свой первый концерт, если это можно назвать концертом.

В то время репетировали в минской 79-й школе. В школу приезжала делегация французских школьников, и нас попросили сыграть. Мы сыграли три песни, без барабанов, просто гитара и бас. Французские дети очень радовались. У меня тогда еще была гитара "Formanta", детишки подбегали и так наивно спрашивали по-французски: "Fender"? "Gibson"? Нет, говорю, "Forman-ta". Они долго не могли понять, почему не "Fender" и не "Gibson", говорили, что наша музыка похожа на NIRVANA. Да, в 1995 году увлекался я творчеством данного коллектива, хорошая была группа, можно и сейчас с удовольствием послушать.

- Какую музыку вы играли вначале?

Склеп: Трудно это было назвать музыкой, это было скорее начальное ознакомление с ансамблевой игрой, мы просто учились играть вместе, чтобы не было фальшиво. У меня был знакомый, чуть-чуть умел играть на барабанах, мы пригласили его. Потом я наслушался NIRVANA, купил себе дисторшн - вот так получилась группа СКЛЕП.

- Обычно, когда говорят о влияниях, обязательно упоминают THE BEATLES, ROLLING STONES.

Склеп: Не знаю, THE BEATLES, ROLLING STONES - навряд ли. Я рос на рок-н-ролле в самом начальном его проявлении, то есть у папы было пару кассет с Элвисом Пресли, Чаком Бэрри, вот их я слушал. Лет с четырнадцати и по сей день слушаю абсолютно разную музыку, нет какой-то конкретной привязанности. На самом деле было очень много групп, которые нам нравились, - от каждой группы по кусочку, все это перерабатывалось, дополнялось, выливалось в настоящее.

- То есть вы не отрицаете, что компиляционность в творчестве СКЛЕПА преобладает?

Склеп: Не то чтобы преобладает, но имеет место.

- Тогда обратимся конкретно к вашему творчеству: почему СКЛЕП так редко выступает? Широкой публике он практически неизвестен.

Склеп: Почему же неизвестен? Вот давече на улице два дня кряду узнавали подростки. "Вон, - говорят, - смотри, СКЛЕП идет, вон, волосатый".

Света: Кто посмелее, подходили, спрашивали о концертах.

Склеп: Иногда идешь, на людей смотришь - видно, что тебя узнают, но не подходят. А почему мало выступаем? Потому, что мало приглашают.

Света: Популярность завоевывается концертами - чем больше концертов, тем больше нас знают. Идешь по улице и смотришь, как молодые люди, твои потенциальные фэны, реагируют на твое лицо.

- Тебе нравится, когда тебя узнают, пальцем показывают?

Склеп: Может, это ненормально, но я всегда иду по улице и наблюдаю за людьми. Конечно, когда говорят: "А, волосатик, сейчас мы тебя пострижем!", - не нравится. А иногда бывает видно, что человек думает: "Вот идет, наверное, какой-нибудь музыкант" - приятно.

- Но вы стремитесь к популярности или это не является для вас самоцелью?

Склеп: Конечно, хотелось, чтобы музыка стала основным занятием, получать за это какие-то деньги, но пока не получается. От популярности я бы не отказался.

- Когда говорят о молодых группах, то любят по ним "прокатиться": вот тут и тут они сфальшивили, тут вокал "завис", гитара не прописана - и вообще не умеют играть.

Света: Мне кажется, нам в этом отношении везет: пока никто не говорил, что мы не умеем играть.

Склеп: Не хочу показаться нескромным, но нам обычно говорят, что было сыграно все круто, за исключением мелких технических погрешностей, как то: звук в колонке пропадет или струна расстроилась, что зависит только от инструментов, от аппарата. А в плане исполнения мы пока не пролетали ни разу. Но к критике вообще стараемся относится по-здоровому: сколько людей - столько мнений.

- Как часто СКЛЕП репетирует?

Склеп: Репетиции у нас, к сожалению, - как Бог пошлет, потому как мы все учимся, работаем, то есть все занятые люди, но как получается - обязательно собираемся, репетируем.

- На ваш взгляд, в прослойке молодых белорусскоязычных команд происходит сейчас что-нибудь, какое-нибудь движение?

Склеп: Бог его знает.

Света: Iроисходит, наверное. По крайней мере, их стало больше, чем было раньше.

Склеп: Ну да, идет какая-то популяризация, но очень скудными темпами из-за такого идеологического давления.

- Может, в этом есть свой плюс, все-таки рок - музыка протеста?

Склеп: Aсе должно быть в меру, потому что, если душить, можно и задушить.

- Склеп, раскажи нам, пожалуйста, в присутствии своей жены, почему ты так нерационально используешь женский вокал в своих песнях?

Склеп: Я думаю его использовать на все 100%. Можно даже эксплуатировать безжалостно (шутка). Мы как-то пытались сделать двухголосье, думали о трехголосье. Дело в том, что довольно сложно играть нормальные инструментальные партии и при этом чисто исполнять вокальные партии. Это должно быть так: либо ты стоишь у микрофона и только поешь, выстраиваешь ноты, как тебе угодно, или нужно просто играть.

- То есть в перспективе ты собираешься отказываться либо от карьеры гитариста, либо от карьеры вокалиста?

Склеп: Я не собираюсь отказываться ни от того, ни от другого, я собираюсь совершенствоваться.

- А как же жена?

Склеп: И жену собираюсь совершенствовать в плане вокала.

Света: А я уж подумала, что мне придется гитаристом стать.

Склеп: Да, я как-то пытался "обратить" жену в гитариста, но не получилось. Она играет только на клавишах.

Света: Я на гитаре только по нотам умею играть, а вот аккордов не знаю вообще.

Склеп: Но женский вокал собираюсь конкретно ввести. Я, например, думаю о создании проекта с лидирующим женским вокалом.

- Единственная ваша песня с женским вокалом - народная. Почему СКЛЕП не делает каверы народных песен, как это часто случается у белорусскоязычных команд, а занимаетесь вы "сольным" творчеством: слова, музыка, вокал - свои?

Склеп: Нет, неисполнение каверов - это ни в коем случае не самоцель. Мы раньше с удовольствием играли на концертах музычку из фильма "Гостья из будущего", так она мне нравится, я просто балдею...

- Это ж какой-то урбанизированно-футуристичный фольклор, а не исконно белорусский...

Света: Iа самом деле, мы изучаем народное творчество, с этим связана наша профессия.

Склеп: Мы так конкретно столкнулись с народным творчеством - это просто супер, это такой пласт, который нужно обязательно подымать. И притом, на мой взгляд, нужно подымать его не в виде записей древних бабулек. Фольклор всегда современен, только тогда он живет.

Света: Иначе он переходит к бабулькам и умирает вместе с ними.

- Существует обратное мнение, что как раз таки у бабулек фольклор "живой", а если этим занимаются фольклорные ансамбли, то аутентика полностью теряется.

Света: E аутентике должна добавлятся и современность, только тогда фольклор будет жить. А если будут петь семидесятилетние бабульки, то ведь их же молодежь не слушает, она не пойдет на них.

Склеп: Я считаю, что аутентика должна сохраняться в манере исполнения, словах, музыке, но обработка должна быть свободной. Вариативность и импровизация в фольклоре всегда обязательно должны присутствовать. Я думаю, что если бы сто лет назад появились электрогитары и рок-музыка вообще, теперь бы все это было фольклором.

- Представляешь, твои песни в XXI веке тоже могут стать фольклором...

Склеп: Неплохо было бы: на народных гуляниях "М?нучшчыну" распевают с транспарантами. Но на самом деле мы не знаем, как все повернется.

Света: В веке мы, наверное, будем играть совершенно другую музыку.

Склеп: А может, вообще не будем играть. Может случиться третья мировая, и мы ляжем на поле битвы рядовыми солдатами, защищая свою Родину.

- Ну, здорово: начали за здравие, а кончили... Давайте закончим более (или менее) оптимистично: кто вам помогает в этой сложной жизни?

Склеп: Помогают мама с папой - кормят иногда.

- Уже лучше.

Света: O нас нет никаких спонсоров, если вы это имели в виду, никто нас не финансирует.

Склеп: Помогает исключительно энтузиазм и энтузиасты в лице Беларускай Музычнай Альтэрнатывы group. Большое им за это человеческое спасибо!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи