статьи



Bob Marlboro & The Winstons
Не очень принципиальные ковбои


Всем нам иногда чего-то не хватает, хочется изменить окружающее, внести какое-то разнообразие, противостоять чему-то. Только по-разному могут проявляться эти симптомы: кому-то нечто альтернативное и экстремальное подавай, а кого-то, может быть, и совсем наоборот - на что-нибудь веселое, прикольное и абсолютно отвязанное тянет. Нечто подобное происходит сейчас с экс-музыкантом группы БУРЖУАЗИЯ Ромой Орловым.

- Как случилось, что после достаточно мелодичной музыки БУРЖУАЗИИ вы играете веселое русскоязычное кантри?

- Этот проект существовал все время, пока существовала БУРЖУАЗИЯ, просто сейчас он стал чаще засвечиваться. Всем нам кантри нравилось всегда... Никто не может точно вспомнить тот день, когда в нашем ковбойском поселке появился незнакомец с сигарой в зубах. Все ребята сначала очень насторожились, но потом, когда мы выпили у нас в баре, то оказалось, что он неплохо играет на гитаре, и он научил игре нас всех. С тех пор мы путешествуем по ближнему и среднему западу.

А если серьезно, мы на самом деле не помним того дня, когда все началось. Просто мы часто шутили на эту тему. Мы знакомы между собой уже достаточно продолжительное время, и нам приходилось играть очень много серьезной музыки, якобы серьезной, которая выражает какие-то эмоции, переживания, какие-то проблемы. И, наверное, где-то на подсознательном уровне из чувства протеста всему этому помпезному родилась идея играть нечто абсолютно развлекательное, абсолютно, даже можно сказать, по-панковски противопоставимое всем этим PINK FLOYD, RADIOHEAD и прочим таким сопливым каким-то песенкам. Хотя все это я очень люблю. И эта группа, даже скорее проект и ценен тем, что все фактически делается по приколу, с каким-то профессиональным минимумом, который безусловно должен быть. К слову сказать, мы понимаем, что его могло бы быть и больше у нас. Мы прекрасно осознаем все наши недочеты.

Еще один важный момент: проект не имеет, в принципе, никакого отношения ко всей этой большой и огромной рок-музыке, в частности к такой ее замечательной составной части, как белорусская рок-музыка. Это какое-то культурное явление, я даже горжусь тем, что сейчас к нему принадлежу. Все это в значительно большей степени шоу, нежели музыка. И вот этим мне лично данный проект и дорог. А вообще для нас всех это потрясающий способ тратить свободное время. Потому что просто даже день проходит как-то по-другому, когда ты, например, едешь в троллейбусе и все так плохо, снег идет, а тут, бац, смотришь в окно и говоришь: "А где это мы едем? Что-то мне кажется, что это уже пошли районы Южного Бронкса...". И сразу как бы становится веселее. Во многом это навеяно разными вестернами с участием Клинта Иствуда и "Человеком с бульвара Капуцинов" - все оттуда.

Все это шоу вкупе с музыкой может быть конкурентоспособным с разными глотателями шпаг и стриптиз-группами в любых дорогих ночных заведениях. Потому что в Беларуси абсолютно не занята эта ниша. И на фоне колоссального количества ортодоксальной все-таки музыки такая оригинальная подача, мне кажется, должна сработать. Но, правда, пока никаких особых денег мы на этом не заработали.

- Каков состав проекта? Вы придумали себе какие-то сценические псевдонимы?

- Да, в группе мы существуем под другими именами, и хотелось бы, чтобы их знали. Меня зовут Спайк Джейри Джефферсон, барабанщик Кирилл Мусинский - Бредли Бакстер Бум Бум Грифит, басист Александр Чердинцев - это Тимоти Блумфилд, еще один гитарист Владимир Хлестаков - Вацек Хлестаковски, гитарист и вокалист Сергей Плаксин (он сейчас живет в Москве) - Лонни Такер Элпи Бакс Фулсон, или просто Бакс. И время от времени к нам примыкает Андрей Дементьев, он у нас Арчи Макентафер.

- Насколько долговечен, на ваш взгляд, этот проект?

- Я далек от таких мыслей о чем-то большом и глобальном, как SCORPIONS. Мы продействуем пару-тройку лет, но время меняется очень быстро, и, объективно говоря, я не думаю, что это просуществует очень долго. Но каждому из нас было бы приятно спустя годы достать откуда-нибудь старую газету и вспомнить, что когда-то в Минске существовал такой достаточно оригинальный проект под названием BOB MARLBORO & THE WINSTONS.

- Вы слушаете специально музыку кантри?

- То, что мы играем, весьма условно называется кантри, в этом больше прикола, чем кантри. Конечно, какие-то песни я слушаю, но их очень мало можно у нас найти. Вообще есть разное кантри. Есть Гарт Брукс, например, такое якобы кантри, тянущаяся музыка типа баллад. А для меня кантри - это что-то очень быстрое, с минимумом каких-то симфонических оркестров, традиционные инструменты: гитары, барабаны.

- Вы исполняете авторский материал?

- У нас практически полностью авторский материал, за исключением парочки кавер-версий. Дементьев поет две известные песни, но те изменены до неузнаваемости. Все остальное - полностью авторский материал. В основном этим занимается Сергей Бакс, он сочиняет, наверное, 70 процентов репертуара, и мои где-то 30 процентов. Конечно, в аранжировке принимает участие вся группа.

- На какую публику вы ориентируетесь? Ведь наверняка есть разница, где выступать: на блюзовом фестивале или в ночном клубе "Белая вежа".

- Есть места, куда люди приходят, чтобы посмотреть что-нибудь этакое, а не чтобы что-нибудь этакое присутствовало в качестве фона. Вообще быть кабацким исполнителем - это в какой-то степени унизительно. С голодной публикой нам общаться приятнее, она пришла на концерт, а не покушать. Хотелось бы, конечно, поменьше ресторанов.

- Хотелось бы узнать о ваших ближайших планах.

- Обычно группы записывают демо-материал, это уже такое ставшее традиционным клише. Мы тоже не пытаемся от этого никуда уйти. Но, очевидно, это будет видеоролик минут на 20, который мы будем предлагать вниманию людей. Потому что просто аудиоряд, то, что звучит, не отражает даже половины того, что на самом деле происходит. Это будет такая наша особенность. Мы его сделаем достаточно скоро... Вообще название нашей группы, как многие уже заметили, скрывает в себе некоторые возможности получения спонсорских средств от этих чудесных и уважаемых представительств известных международных концернов "Marlboro" и "Winston", потому что мы как бы ходячая реклама. И если вдруг возникнет какая-нибудь передряга за право владения нами, то сама группа с удовольствием могла бы переименоваться, например, в BOB MARLBORO & MARLBORO LIHT... Хотя я, в общем-то, далек от того, что с нами что-то такое прекрасное случится. Ситуация такая, что если получается процентов 15 от желаемого, то нужно радоваться и водить хороводы. Я, в принципе, следую этому правилу.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи