статьи



Wetton, John
Странник

Согласитесь, не так уж часто встречаются в нескромном мире рок-н-ролла суперзвезды, тщательно избегающие причитающейся им славы. Оставим в стороне такого уникума, как Леннон, и окинем взглядом рокеров калибром поменьше. Довольно быстро наш взгляд сфокусируется на Джоне Уэттоне, список боевых заслуг которого многих заставит побледнеть от зависти.

Джон Кеннет Уэттон (John Kenneth Wetton) скоро отпразднует свой полувековой юбилей - он родился 12 июня 1949 года в английском городке Дерби и провел детство в Борнмуте. В доме Уэттонов постоянно звучала классическая музыка: старший брат Джона играл в церкви на органе (этим он занимается и по сей день). Орган позволяет исполнять басовые партии посредством педалей, во время же домашних занятий на фортепиано на левую часть клавиатуры приходилось жать Джонни, так что уже лет в семь он, обладая прекрасным слухом, научился определять связь между мелодической и басовой линиями. Зачарованность этим открытием и определила его дальнейшую судьбу. Как и услышанные Джоном по радио рок-н-ролл и ритм-энд-блюз. Особенно его очаровали гармонии THE BEACH BOYS, которым он впоследствии посвятил замечательную песню "Voice Of America". Научившись в школьные годы играть на гитаре, в качестве своего основного инструмента он выбрал все же бас - инструмент, в подходе к которому присутствует многое от фортепиано. К тому же игра на бас-гитаре позволяла отвлекаться на пение. Поющих басистов в то время было раз-два и обчелся: Пол МакКартни (Paul McCartney), Джек Брюс (Jack Bruce) из CREAM и Питер Сетера (Peter Cetera) из CHICAGO. Играл Джон, по всей видимости, очень неплохо, так как не успел он покинуть школьные стены, как ему позвонил один из приятелей и предложил отправиться на шесть недель в... Румынию. Клавишник группы ZOO не смог оторваться от работы, на его место и позвали Уэттона, который постоянно менялся инструментом с басистом. Первый в жизни нашего героя концерт стал одним из самых крупных его выступлений: на бухарестском стадионе присутствовало 60 000 человек! Отношения между Джоном и музыкантами ZOO, сопровождавшими Хелен Шапиро (Helen Shapiro), были не самыми лучшими, так что в последний день тура он решил отомстить, и, прощаясь с публикой, выдал на-гора битловскую "Lady Madonna". Ошалевшая аудитория не желала после этого слушать "гвоздь программы". Успех окрылил дебютанта: Уэттон почувствовал, что хочет отдать жизнь именно музыке.

Пару лет он играл в ничем не примечательных борнмутских командах, в одной из которых подружился с гитаристом Ричардом Палмером-Джеймсом (Richard Palmer-James). Сотрудничество приятелей, начавшееся в 1965-м, время от времени продолжается и по сей день: в прошлом году появился альбом их рабочих записей "Monkey Business", который необходимо иметь любому поклоннику Джона и KING CRIMSON. Другим известным коллегой Джона тех лет был нынешний менеджер DIRE STRAITS Эд Бикнелл (Ed Bicknell). Первым же профессиональным коллективом Уэттона стал джаз-роковый MOGUL THRASH. Дальше одноименного альбома 1970 года и скромного хита в Бельгии дело не пошло, так как группа раздиралась внутренними противоречиями: Уэттона больше привлекал прогрессивный рок, остальные же по-прежнему вдохновлялись CHICAGO и BLOOD, SWEAT & TEARS. Джон ушел, ансамбль скончался, его духовая секция образовала AVERAGE WHITE BAND, а гитарист Джеймс Литерленд (James Litherland) вошел в состав COLOSSEUM.

Набравшись некоторого опыта, слегка попевающий бас-гитарист занялся тем, чем занимались ради денег все, кто не определился в своем творчестве, - сессионной работой. Ему повезло: большинством записей с его участием руководил сам Джордж Мартин (George Martin). Днюя и ночуя в студии Air, Уэттон понял, что времени на собственные творения у него не остается, и - полетел за океан, околдованный тем, что творилось в тамошней музыке. Сыграв за океаном два концерта с земляками из RENAISSANCE, он вернулся на родину, чтобы получить звонок от Роберта Фриппа (Robert Fripp) с предложением войти в состав KING CRIMSON. В принципе не имевший ничего против, Джон отказал, так как, играя на альбоме "It Is And It Isn't" певшего в CRIMSON Гордона Хаскелла (Gordon Haskell), знал о том, что Фриппу нужен не столько музыкант, сколько союзник, готовый стать на его сторону в мини-войне с коллегами по группе. Не желая лезть в дрязги, он откликнулся на альтернативное приглашение и присоединился к FAMILY. Коллектив Роджера Чепмена (Roger Chapman), один из любимых Уэттоном, на тот момент занимал весьма выгодное положение в хит-парадах. Джон, собственно, прельстился не этим, а возможностью реализации своих идей. Номер не прошел: в FAMILY уже давно определились с обязанностями композиторов и вокалиста. В итоге альбомы "Bandstand" (1971) и "Fearless" (1972) Уэттон украсил только лишь басовыми партиями и для первого из них написал одну композицию - "Coronation".

В 1972 году Фрипп расстался с коллегами по CRIMSON, решив набрать новый состав. На этот раз герой нашего рассказа согласился не задумываясь. Начав работать с Робертом, он тем не менее нашел время записаться на диске "Still" (варианты названия: "Still Illusion" и "Stillusion") бывшего придворного поэта KING CRIMSON Пита Синфилда (Pete Sinfield). Место же Питера занял менее мудреный, но не менее одаренный текстовик - старина Палмер-Джеймс. Практически одновременно бас Уэттона зазвучал на альбоме первого гитариста YES Питера Бэнкса "Two Sides Of Peter Banks".

По словам Джона, KING CRIMSON дал ему полную свободу творчества - как и прочим музыкантам: барабанщику Биллу Бруфорду (Bill Bruford), скрипачу Дэвиду Кроссу (David Cross) и перкуссионисту Джеми Мюиру (Jamie Muir). Одно из немаловажных обстоятельств: впервые в жизни Уэттон выступил в роли лидер-вокалиста коллектива мирового уровня.

Вне всякого сомнения, CRIMSON "разлива" 1972-1974 годов был "самым-самым" составом. Свидетельством тому являются не только три студийных пластинки - "Larks' Tongues In Aspic" (1973), "Starless And Bible Black" (1974) и magnum opus группы "Red" (1974), в записи которого участвовали музыканты предыдущих инкарнаций ансамбля, но и то, что эта эпоха произвела наибольшее количество концертных альбомов: "USA" (1975), четверной (!) "The Great Deceiver" (1992) и двойной "The Night Watch" (1997). На презентации последнего впервые за больше чем двадцать лет состав тех лет снова собрался вместе.

В 1974-м же Фрипп решил распустить группу и заняться своими экзерсисами в звукозаписи и философии. Уэттон был расстроен неимоверно: он до сих пор утверждает, что готов был играть в CRIMSON хоть всю жизнь. Такие композиции, как "Starless", "Easy Money" и "Book Of Saturday", стали признанной классикой.

В 1973-1974 годах басист участвовал в записи сольных программ музыкантов ROXY MUSIC: Брайана Ино (Brian Eno) - "Here Come The Warm Jets", Брайана Ферри (Brian Ferry) - "Another Time, Another Place" и "Let's Stick Together" и Фила Манзанеры (Phil Manzanera) - "Diamond Head". Поэтому, когда Уэттон остался без работы, приятели пригласили его съездить с ними на кругосветные гастроли, отразившиеся в 1976-м на диске "Viva! Roxy Music". Позже Джон поможет Ферри еще с двумя программами, а его сотрудничество с Манзанерой имеет место и сегодня.

Выступая с ROXY в Майами, Уэттон повстречал своего борнмутского знакомца Ли Керслейка (Lee Kerslake), барабанившего в URIAH HEEP. Джон неоднократно пересекался с Ли и лидером HEEP Кеном Хенсли, когда те еще играли в THE GODS с Грегом Лейком (Greg Lake), первым вокалистом CRIMSON. По окончании турне басиста на волне воспоминаний пригласили заменить в HEEP захворавшего Гэри Тэйна (Gary Thain). Подружившись уже и с певцом группы Дэвидом Байроном (David Byron), Джон согласился, понимая, что это ненадолго, так как петь ему придется мало.

Но ему хотелось отдохнуть от сложной музыки KING CRIMSON. На первом диске URIAH HEEP с его участием - "Return To Fantasy" (1975), самом успешном диске группы на родине, Уэттон просто играл и подпевал. На "High'n'Mighty" (1976) его роль была более существенна: в соавторстве с Хенсли он написал красивейшие баллады альбома и, пока Байрон страдал желтухой, спел открывающую пластинку песню "One Way Or Another". Эта программа оказалась наиболее экспериментальной в творчестве команды и породила внутри нее уйму разногласий. Джон устал и расстался с товарищами, тем более что, выступая в США, он умудрился не только повредить ногу, но и получить удар током (с электричеством не повезло и его предшественнику Тэйну). Наш герой продолжал дружить с Байроном, изгнанным сразу после ухода басиста. Джон играл на дебютном альбоме Дэвида "Take No Prisoners" (1975) и был одним из немногих, присутствовавших на похоронах певца десять лет спустя.

Придя в себя, Джон созвонился с Биллом Бруфордом, и приятели засели за сочинение новых песен, не зная еще, во что это выльется. На первых порах с ними работал и Рик Уэйкман (Rick Wakeman), но группе под названием BRITISH LEGION не дано было родиться: записывавшемуся для A&M Records Рику дозволили лишь вернуться в YES. Из сочиненного тогда за шесть недель остались лишь сильно измененные "Beelzebub", вышедшая на сольнике барабанщика, и "30 Years", вошедшая в дебютную пластинку UK.

UK - именно так был назван проект Джона и Билла, к которым присоединились приглашенный Бруфордом блестящий джазовый гитарист Алан Холдсуорт (Alan Holdsworth) и присмотренный Уэттоном в ROXY MUSIC скрипач и пианист Эдди Джобсон (Eddie Jobson).

Правда, перед созданием UK Джон и Палмер-Джеймс собрали свой состав 1967 года и записали программу "Jack-Knife", в которую вошли среди прочего и классические блюзы.

Басист до этого ни разу не слышал Холдсуорта, но, услышав, понял, что это сработает. Джон называет UK "легким братом CRIMSON", и лучше о группе, пожалуй, и не скажешь. Ее музыка была не намного проще кримзоновской, но несколько легче и с большой долей джаза. Альбом "UK" (1978) мгновенно стал популярным. Работа над вторым опусом началась уже в турне, запись которого можно услышать на вышедшем месяц назад диске, но Бруфорд и Холдсуорт до студии не дошли, занявшись совместным творчеством. Джобсон посоветовал заменить Билла своим коллегой по игре с Фрэнком Заппой Терри Боззио (Terry Bozzio); без гитариста решили обойтись - бас и скрипка вполне заменяли солирующий инструмент. За появившимся в 1979-м альбомом "Danger Money" последовал концертный "Night After Night". Без баллад UK "Rendezvous 6.02" и вышеупомянутой "30 Years" до сих пор не обходится ни один концерт Уэттона, а "In The Dead Of Night" настолько повлияла на Ингви Малмстина, что он включил ее в свою программу "Inspiration".

В 1980-м музыкант вновь оказался на распутье. Дабы не расслабляться, при участии Пита Синфилда он записал свой сольный дебют "Caught In The Crossfire" с хитовой заглавной композицией. И тут Джон вспомнил о том, что еще во время его работы с ROXY ему оставил свой контакт известный ныне продюсер Джон Калоднер (John Kalodner), предлагавший затеять что-нибудь "эдакое". На сей раз Калоднер пригласил тезку объединить силы с южноафриканским гитаристом Тревором Рэбином (Trevor Rabin). Попробовали - не пошло. Тогда менеджер Брайан Лейн (Brian Lane) присоветовал другого кандидата - покинувшего YES Стива Хау (Steve Howe). Гитаристы устроили рокировку. Состав же новой группы никак не укомплектовывался. Пока не появились сначала выпускник ATOMIC ROOSTER и EMERSON, LAKE & PALMER барабанщик Карл Палмер (Carl Palmer), а следом - и клавишник Джефф Даунс (Geoff Downes), известный по дискам BUGGLES и "Drama" YES. Даунс оказался для Уэттона настоящим открытием. Они на пару написали уйму материала. Часть его вошла в первый альбом квартета, названного ASIA. Остальные демонстрационные записи должны были выйти еще год назад на Voiceprint: уже был опубликован список песен, две из них попали на сэмпл, поклонники затаили дыхание... И оказалось, что правами на записи владеет фирма Geffen, которая отказала в их издании.

Пока состав только утрясался, Джон умудрился спутаться еще с одной легендарной командой - WISHBONE ASH, сыграв на альбоме 1981-го "Number The Brave" и спев песню "That's That".

Диск "Asia" вышел в 1982 году. Началось скромное турне. И вдруг... Громом среди ясного неба прозвучало известие о том, что альбом моментально продался в количестве девяти миллионов экземпляров и возглавил списки популярности - равно как и сингл "Heat Of The Moment". Группа оказалась совершенно не готовой к такому успеху: концертной программы хватало всего на 45 минут. Ее быстренько дополнили рабочими версиями новых песен, инструментальными соло и сольным материалом. Выпустив еще пару сорокопяток, музыканты ощутили существенные разногласия.

Раскол проходил между Уэттоном и Хау: гитарист, роль которого на "Asia" была велика, в 1983-м, ко времени записи "Alpha", оказался оттесненным авторским дуэтом Уэттон-Даунс. Удачные песни "Don't Cry" и "The Smile Has Left Your Eyes" не смогли вытянуть альбом на первые места хит-парадов. И под давлением менеджмента Джон покидает свое детище. Его заменяет старый друг Грег Лейк.

Впрочем, скоро становится понятно, что уход басиста - большая ошибка. Голос Грега мало подходил ASIA, и он уступает место Уэттону. Но тут уже не выдержал Хау, которого сменил Менди Мейер (Mandy Mayer); с ним квартет выпускает в 1985-м еще один диск с названием на "А" - "Astra". Ухудшение качества песен было очевидным, хотя "Voice Of America" и "Rock'n'Roll Dream" и выбились в хиты. В том году Джон и Джефф сочинили композицию "We Move As One", причем не для себя, а для пластинки "Eyes Of A Woman" бывшей вокалистки ABBA Агнеты Фальтског (Agneta Faltskog).

Накануне выхода в Японии мини-альбома "Aurora" ASIA тихо умирает. Еще не веря в это, Джон записал для фильма "Over The Top" со Сталлоне в главной роли песню "Gypsy Eyes" и подписал ее не собственным именем, а названием квартета.

Уэттон не сидел без дела: он продюсировал BOW WOW, помогал Манзанере, сыграл с друзьями два концерта в клубе Marquee... С Филом Манзанерой он и затеял новое дело: альбом "Wetton/Manzanera" вышел в 1987-м и принес басисту очередной хит - "Keep On Loving Yourself". (Пару лет назад дополненный диск был переиздан в CD-формате под названием "One World".)

Еще одна удачная композиция, "Did It All For Love", появилась в 1987 году, когда Том и Мел Гэлли (Tom & Mel Galley) пригласили Джона принять участие в их многозвездном проекте PHENOMENA. Песня заняла первое место в Бразилии. В итоге Уэттон был задействован в рекламной кампании альбома "Phenomena II: The Dream Runner". По его словам, он получил кучу удовольствия, работая рядом с Гленном Хьюзом (Glenn Hughes).

Заметим, что на этой записи пел еще и Макс Бэкон (Max Bacon), вокалист GTR, проекта, созданного Хау с экс-гитаристом GENESIS Стивом Хаккеттом (Steve Hackett) и продюсировавшегося Даунсом. Но имело последствия знакомство не с Максом, а с другими членами проекта - прославившимся в THIN LIZZY гитаристом Скоттом Горэмом (Scott Gorham) и ударником Майклом Стерджисом (Michael Sturgis). Именно с ними Джон и Джефф задумали возродить ASIA. В 1987-м они сочинили две песни - "Summer (Can't Last Too Long)" и "Kari-Anne", оговорили контракт в Японии, но выйти на мировой рынок не смогли. Такое положение дел Уэттона не устроило, и он вышел из игры.

В следующем году Джон, наконец, немного передохнул, одарив поклонников только сборником своих шедевров "King's Road". 1989-й же начинается мини-туром с THE BEACH BOYS и IT BITES. Ритм-секцию с Уэттоном на тот момент составлял не кто иной, как Палмер, компанию им составили клавишник Джон Янг и гитарист Алан Дарби, вскоре замещенный Хольгером Ларишем (John Young, Alan Darby & Holger Larish). Неожиданно для себя басист и барабанщик поняли, что от них ждут песен ASIA, и призадумались. Призадумались - и уговорили Даунса разделить с ними тяготы. Янга и Лариша выставили за дверь.

Четвертым музыкантом ASIA стал гитарист Пэт Тролл (Pat Thrall), ранее работавший и по сей день помогающий Гленну Хьюзу. С ним группа и отправилась по свету, заехав и в Москву. Этот состав можно услышать на двух концертных альбомах "Live In Moscow" (1991) и "Live In Notthingham" (1997). Пэт мало подходил группе, так что четыре новых композиции для пластинки "Then And Now" были записаны с разными гитаристами, среди которых оказался и шеф ТОТО Стив Люкатер (Steve Lukather). Остальной материал диска состоял их старых хитов. Таким образом контракт с Geffen был исчерпан, и по окончании гастролей Уэттон ушел на сольные хлеба, а Палмер вернулся к Эмерсону и Лейку. Даунс собрал новый состав ASIA, продержавшийся до апреля этого года. На протяжении семи лет Хау и Палмер несколько раз помогали команде, отношения же между Джоном и Джеффом стали крайне натянутыми.

Наш герой взялся помогать былому участнику PARTRIDGE FAMILY Дэвиду Кэссиди (David Cassidy), они выступили соавторами двух композиций. Одна из них, "I'll Never Stop Loving You", была исполнена не только Кэссиди, но и вошла в пластинки HEART и Шер (Cher)! Разумеется, Джон не забывал и о Манзанере, вокализируя и басуя на его альбомах.

К 1994-му он, наконец, созрел для второго сольного творения, которое сперва называлось "Voice Mail", а потом было переименовано в "Battle Lines". Неимоверно крепкий альбом с красивейшей заглавной вещью, балладами "Hold Me Now" и "You're Not The Only One" и достойной ASIA композицией "Crime Of Passion" создавался с помощью старых друзей Боба Фриппа, Джона Янга и Фила Манзанеры. Большого шума программа не наделала, но, собрав постоянно меняющийся коллектив, Уэттон отправился на гастроли, принятые "на ура" во всем мире. С тех пор и поныне Джон стал практиковать два вида выступлений - электрические групповые и акустические одиночные. Оба вида задокументированы на концертных альбомах "Chasing The Dragon: Live In Japan" (1994) и "Akustika - Live In America" (1996). У музыканта возникла лишь одна проблема: какие песни выбрать из трех сотен, им написанных. Неимоверно интересно сейчас звучит классика KING CRIMSON, UK и ASIA - особенно в акустике!

Год 1996-й для Уэттона выдался, как в добрые старые времена, - весьма напряженным. Сначала он и дружок Хьюз спели на альбоме "No Strings Attached" своего общего соавтора гитариста Билли Лизеганга (Billie Liesegang). Потом с тем же Гленном выдали по одной композиции на "To Cry You A Song - A Tribute To Jethro Tull". Джону досталась "Nothing Is Easy", в которой с ним сыграли Манзанера и флейтист CRIMSON и FOREIGNER Иэн МакДоналд (Ian McDonald). С Иэном в это же время басист работал и над диском Стива Хаккетта "Genesis Revisited", не только исполнив две композиции, но и поехав с Хаккеттом в тур по Японии. На двойнике "The Tokyo Tapes" можно насладиться его голосом в песнях GENESIS и CRIMSON, а также "Battle Lines" и "Heat Of The Moment".

"Засветившись" по ходу дела на альбомах-посвящениях GENESIS и ELP, в 1997-м герой нашей повести взял на борт Фриппа и Хаккетта и выпустил долгожданный сольник "Arkangel", очень нежный и меланхоличный, далекий от напора ASIA. Не расставаясь с Робертом, Джон принял участие в работе над "Exiles" былого коллеги Дэвида Кросса, перепев наново заглавную композицию, созданную CRIMSON, и исполнив одну новую песню. Вот вам и результаты презентации "The Night Watch"! Все та же компания - Уэттон, Фрипп, Хаккетт - плюс Лу Грэмм и Питер Фрэмптон (Lou Gramm & Peter Frampton) "отметились" на сольном дебюте - это после тридцатилетней карьеры-то! - МакДоналда, который выйдет со дня на день.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи