статьи



Графика
неопознанные графические объекты


"Неисправимые романтики", — пожалуй, такой характеристикойя бы наградила многих белорусских музыкантов. Ведь что, кроме романтизма,заставляет людей заниматься творчеством на фоне удручающей действительности?Может быть, в этом–то и выражается протест, изначально заложенный в самойсущности рока. Протест против серости, ограниченности и зависимости отматериальных факторов. Но вместе с тем современная музыкальная культуравряд ли может похвастаться обилием лирико–романтических произведений. Какоевремя, такие и песни... Поэтому вдвойне приятно, когда вдруг встречаешьчто–то вневременное, светлое, доброе и даже слегка сказочное.

Минская группа ГРАФИКА — это удивительный мир, в котором гармоничнососуществуют короли и шуты, слоны и бегемоты, женщины, строящие лестницыв небо, и прочие не менее интересные персонажи. А создают этот мир СергейКозырев, он же Граф (гитара, вокал, тексты), Андрей Залесский (гитара),Евгений Хитряк, или Дядя Кока (флейта, перкуссия), Андрей Захаренков (бас–гитара)и Юрий Павловский (ударные, бонги).

— Что скрывается за словом ГРАФИКА?

Сергей: Название образовалось очень просто — Граф, то есть я, и компания.Получилась ГРАФИКА. А в целом, по определению, графика — это вид изобразительногоискусства, в котором хорошо просматривается основа. В отличие от живописи,где холст целиком замазывается краской, графика более прозрачна. Мне кажется,музыка у нас тоже достаточно прозрачная.

Евгений: Нынешним составом мы играем сравнительно недавно — года полтора.Вообще Серега называет все то, что выходит у него "из–под пера",группой ГРАФИКА. Я в корне против такого положения вещей, но тем не менеевсе время в этом участвую. То настроение, которое сейчас поддерживается,все это раздолбайство фактически началось с приходом Андрея Залесского.До этого была масса всевозможных проектов. По большому счету все мы ужедавно в музыке, мы, можно сказать, уходим своими корнями в глубь веков...

— Как у вас обычно протекает творческий процесс?

С.: Что–то приходит, неважно, текст или музыка, и я стараюсь это ухватить.Раз, раз, раз — наковырял. Если это был текст, значит, надо следом "сляпать"музыку, а то как–то неудобно получается. Если же первоначально появляютсякакие–то риффы, то соответственно начинается поиск подходящих слов. В концеконцов из десяти заготовок получается одна, и тогда начинается коллективноетворчество. После того, как Дядя Кока все перекроит, мы с небольшими правкамивозвращаемся к первоначальному варианту, и получается классная песня. Короче,Дядька — это главный якорь проекта.

Е.: Нет, я не якорь, я — Му–му... (общий смех).

— У вас много лиризма в песнях. Как это согласуется с окружающей действительностью?

С.: Да никак не согласуется, хотя в душе я лирик. Но поскольку в реальнойжизни для лирики особо места не находится, приходится выражать ее в песнях.

Е.: У Сереги на каждую лирическую песню есть ее кулуарный вариант. Иесли бы он их исполнял, то получился бы самый натуральный, махровый панк–рок,с шерстью.

— С течением времени как изменялось ваше отношение к музыке?

С.: Оно меняется от репетиции к репетиции. Причем чем старше мы становимся,тем менее серьезный подход вырабатывается к тому, что делается. Если преждебыло какое–то благоговение, легкий трепет в отношении творчества, то сейчасчто получается, то и нормально.

Е.: Раньше мы думали: если не сделаем всех наших песен, то это будетравносильно совершению преступления против человечества.

Андрей Залесский: На самом–то деле мы постоянно совершаем преступлениеперед человечеством, потому что новые песни пишутся, потом забываются,но нас этот факт уже не тяготит.

С.: Мы научились проще смотреть на вещи.

— Почему вы так редко выступаете?

Юрий Павловский: А кто у нас выступает часто?

Е.: Действительно. Вот Юра играет в группе КНЯЗЬ МЫШКИН. Это, я считаю,очень матерая команда. Это мастодонты отечественной музыки. Но разве оничасто выступают? Да и кто сейчас вообще выступает часто? В Минске нет мест,где бы можно было нормально отыграть концерт. Если это клуб, то там должнобыть все на уровне — от звука до гонораров музыкантам. А у нас так — придисо своей аппаратурой да еще и приплати за аренду. Оценивать группу по принципухорошая она или плохая нелепо просто потому, что на концертах никто ничеготолком не слышит. Музыканты не слышат себя в мониторах, публика не слышитмузыкантов. Мы вот сидим у себя на репетиционной точке, играем и тащимсяот этого...Самое главное — получать удовольствие от того, что делаешь.Например, какой–нибудь скульптор махает себе молотком и рубит скульптуру.Окружающие говорят: "Это классно!", а он без лишней скромностиотвечает: "Да я знаю..." Мне кажется, все монстры искусства именнотак и относились к своим поклонникам.

Андрей (со смехом): Короче, все мы монстры искусства...

— Вернемся все же к графике. В психологических тестах попадается такойзакамуфлированный вопрос: "Какой геометрической фигурой вы бы предпочлибыть: кубом, сферой или цилиндром?"

С.: Октаэдром. У него много углов, и всегда можно кого–нибудь уколоть.

Е. (задумчиво): А вот я хотел бы стать лучом...

А. (с улыбкой): ...тьмы в светлом царстве... Лично я бы, наверное, былтетраэдром, повернутым острием вниз.

Ю.: В таком случае я сфера. С дырками...

С.: ...проеденными молью (общий смех).

— Если бы проводилось мероприятие, альтернативное "Рок–коронации",за что можно было бы дать приз группе ГРАФИКА?

А.: Семь лет мимо рок–н–ролла.

Е.: Нет, группа ГРАФИКА в нынешнем составе — это полтора года мимо рок–н–ролла.Вообще зря у нас нет конкурсов альтернативной музыки. "Синий перец"не совсем соответствует понятию альтернативного фестиваля. Настоящего альтернатива.Это прежде всего колоссальная энергетика, а у нас мало кто из музыкантовможет этим похвастаться.

А.: Я бы дал ГРАФИКЕ приз за самодостаточность. Есть множество групп,которые преследуют в своем творчестве какие–то определенные цели: добитьсяпопулярности, заработать денег и так далее. По–моему, если группа играетпросто ради самой музыки да еще и в наших условиях, то уже за это она достойнаприза.

С.: Я вообще не знаю, для чего нужны эти коронации. Все равно ведь почтиникто не слушает белорусский рок. Это воспринимается как прикол, не болеетого. И вообще все может стать намного хуже, чем есть, но как бы оно нибыло, мы постараемся с этим совладать. В любом случае мы будем участвоватьв происходящем, скорее всего находясь при этом в первых рядах.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи