статьи



Cranberries, The
Путь без роз


Несколько дней назад стартовал новый альбом THE CRANBERRIES "BuryThe Hatchet", но их путь к известности отнюдь не был устлан розами.А начиналось все в далеком уже 1990 году, когда со словами "ладно,ребята, покажите–ка ваше оборудование" Долорес О’Риордан (DoloresO’Riordan) представилась участникам группы.

В то время Ноэл и Майк Хоганы (Noel и Mike Hogan) — соло–гитара и баси Фиргал Лоулер (Feargal Lawler) — ударные искали вокалиста для своей группы.Они начали выступать еще подростками, когда юный Фиргал, узнав, что братьяХоганы собираются собрать команду, присоединился к ним со своей новенькой,только что купленной ударной установкой. Поначалу группа называлась THECRANBERRY SAW US. Это имя ей дал Ниал (Niall), бывший первым вокалистомгруппы. Никто не принимал Ниала серьезно. Он любил писать комедийные текстытипа "My Granny drowned in a fountain " ("Моя бабушка утонулав фонтане..."). К сожалению, он рано умер, и группе пришлось искатьнового вокалиста. Долорес жила за несколько миль от тех мест, училась вшколе и пела в церковном хоре.

Итак, для группы требовался вокалист, но парни были весьма удивлены,увидев перед собой хрупкую на вид девушку небольшого росточка. Она явноне подходила на роль солиста. Но делать было нечего, Ноэл сыграл ей нескольконедавно сочиненных им аккордов, и Долорес отправилась домой. В тот же вечерона написала текст на эту мелодию. На следующий день Долорес вернуласьс песней, названной "Linger". Послушав то, что она "натворила"всего за один вечер, парни взяли ее в группу. Композиция "Linger"была посвящена первому парню Долорес, но когда она пела ее первый раз,участники группы даже не вслушивались в слова: они были поражены, как такаямаленькая девушка могла петь так сильно. Парни были просто в восторге.

И здесь может возникнуть вполне законный вопрос: что же захотелось делатьим теперь, когда в составе группы была Долорес? Конечно же, они решилипрямиком направиться в студию их родного города Лимерика (Limerick), чтов Ирландии, где и записали три песни. Затем юные музыканты подготовилина кассетах 300 копий этих записей, поместили их в местных музыкальныхмагазинах и стали ждать, как быстро они разойдутся. Результат оказалсявпечатляющим: все 300 экземпляров были проданы буквально за несколько дней!

Воодушевленные таким успехом своей музыки участники группы сократилиимя команды до THE CRANBERRY’S, подготовили демонстрационную кассету иразослали ее во все студии, о которых только им доводилось слышать. Долоресбыла в восторге от команды, ведь ее самым заветным желанием было петь врок–группе. "Одно из моих самых ранних воспоминаний — это когда мнебыло 5 лет и я оказалась в школе, — рассказывала Долорес. — Директрисапривела меня в шестой класс, где учились двенадцатилетние девочки. Онапосадила меня за учительский стол и попросила спеть. Петь мне очень нравилось,потому что пение — это то, в чем я превосходила других людей. Но я всееще очень стесняюсь петь, даже теперь я лучше умру, чем буду петь в пабе".

Когда группа записала свою первую демонстрационную кассету, среднийвозраст ее участников составлял всего 19 лет. На ней было пять композиций,в том числе ранние версии "Linger", "Dreams" и "PutMe Down". Когда эта запись достигла лондонских звукозаписывающих фирм,был сделан окончательный выбор имени группы, и оно стало выглядеть какпривычное нам THE CRANBERRIES.

В это время команда продолжала выступать в Лимерике, но то, что виделизрители тогда, сильно отличалось от того, что можно увидеть на их концертахсейчас. Вот как рассказывала об этом Долорес: "Концерты THE CRANBERRIESпредставляли собой выступления четырех робких, маленьких тинейджеров, причемвокалистка стояла в стороне как статуя, боясь пошевельнуться, чтобы неспоткнуться и не упасть. В то время мы не умели "представлять"нашу музыку, но, я думаю, зрители видели наш хороший потенциал". Когдагруппе начали приходить приглашения от различных звукозаписывающих фирм,музыканты отдали предпочтение студии Island Records. Поначалу дела у THECRANBERRIES шли вроде бы гладко. Но затем начались серьезные проблемы.

Демонстрационная кассета группы была роздана журналистам, которые благосклонноотнеслись к ее музыке. Группе прочили хорошее будущее. Большие надеждывозлагались на самый первый сингл группы, названный тоже многообещающе"Uncertain" ("Неожиданный"). Он вышел в 1991 году.И вот после всей этой шумихи вокруг группы первый сингл был выпущен с качеством,далеким от качества демонстрационной кассеты. В прессе он вообще был назван"второсортной" композицией. Так THE CRANBERRIES начали познаватьковарство и изменчивость музыкального шоу–бизнеса. "Для нас это былоужасное время, когда дебютный сингл не был хорошо принят, — вспоминалаДолорес. — Я верила в возможности группы, но не верила в музыкальную индустрию.И потом я потеряла веру в весь мир. Мне было 18 лет, я была дома в Лимерикеи пребывала в настоящей депрессии". Этим трудности группы не ограничились:помимо прочих, у THE CRANBERRIES были серьезные проблемы с первым менеджером,и в то время, когда команда собралась записывать в студии свой первый альбом,она была на грани распада.

Но однажды вечером Долорес, нося в душе все эти неприятности, разочарования,мысли об отсутствии перспектив, оказалась в Лимерике на концерте однойиз местных групп. Она наблюдала из зрительного зала, как играет эта команда,а затем повернулась к своим друзьям и сказала: "Все делают это, такпочему не можем и мы?" Так наступил поворотный момент в биографииTHE CRANBERRIES, а слова Долорес стали названием их дебютного альбома (онбыл так и озаглавлен: "Everybody Else Is Doing It, So Why Can’t We").

Группа нашла нового менеджера Джеффа Трэвиса (Geoff Travis), ранее работавшегона Trade Records, и в 1992 году в Дублине записала свой дебютный альбом.К тому времени, когда альбом поступил в продажу (это было в марте следующего,1993 года), музыканты THE CRANBERRIES обнаружили, что им необходимо начинатьсвою карьеру заново, так как даже на этом раннем этапе их творчества оних отзывались только как о неудачниках.

В отместку недоброжелателям, упорно не желавшим видеть потенциал группы,они отправились в 1993 году в обширное турне. Музыканты посетили Великобританию(выступая вместе с BELLY), Европу (с HOTHOUSE FLOWERS) и США (с THE THEи SUEDE). "Самое странное в американском турне, — рассказывала Долорес,— было то, что мы вели себя как туристы и хорошо развлекались, а тем временемнаш альбом все продавался и продавался. Нам говорили: "Продано еще7000 экземпляров вашего диска за эту неделю". А мы говорили: "Развеэто хорошо?" Люди смеялись над нами, потому что мы не знали, как обстоятдела с продажей альбома".

К концу 1993 года продажи "Everybody Else Is Doing It, So Why Can’tWe" достигли миллионной отметки в США, и музыканты вернулись в роднуюИрландию настоящими героями. "Я уехала никем, а когда вернулась домой,люди называли меня "звездой", — говорила Долорес. — После успехав Америке альбом начал подниматься вверх в британских хит–парадах и, наконец,достиг первого места. Участники группы были рады своему успеху, но им нехотелось считаться "калифами на час".

Поэтому музыканты снова засели в студии и к марту 1994 года записалиследующий альбом "No Need To Argue". Запись прошла настолькобыстро и хорошо, что участники THE CRANBERRIES решили отдохнуть и послеокончания работы в студии отправились кататься на горных лыжах. До этогоДолорес никогда не приходилось кататься на горных лыжах, и ее неопытностьстала причиной серьезной травмы: она сильно повредила колено. Позже, находясьв зените славы, группа даже была вынуждена отменить все свои концерты,пока Долорес снова не начала ходить.

Но мероприятие, которое она не пропустила, была свадьба Долорес О’Риорданс Доном Бертоном (Don Burton), состоявшаяся в июле 1994 года в Ирландии."Я встретила своего будущего мужа (он канадец), когда мы гастролировалив США с группой DURAN DURAN. Тогда он был их концертным менеджером. Мыочень счастливы вместе", — говорила Долорес. Альбом "No NeedTo Argue" был выпущен в октябре 1994 года и имел большой успех. Запервые три недели после выхода было продано миллион копий. Первый синглиз этого альбома, называющийся "Zombie", стал одной из наиболеепопулярных композиций. И хотя она не выходила как сингл в Штатах, тем неменее этот "боевик" вошел в число наиболее часто звучащих композицийна американских альтернативных радиостанциях и стал одним из главных хитовна концертах THE CRANBERRIES. "Композиция "Zombie" быланаписана о том времени, когда были взорваны бомбы в Уоррингтоне (Warrington)в Великобритании (когда бомба Ирландской республиканской армии убила двухмаленьких детей), — вспоминала Долорес. — Но она не совсем о ситуации вСеверной Ирландии. Эта песня о ребенке, который умер в Англии из–за ситуациив Северной Ирландии".

Большая часть композиций "No Need To Argue" была написанаво время американских гастролей THE CRANBERRIES в 1993 году. "Ктоугодно мог быть в передней части гастрольного автобуса, но я была сзади,защищая свой голос, — рассказывала Долорес. — Я писала все эти песни освоей жизни в Лимерике, о том, как я скучаю по своим родителям. Об этомрассказывается в композиции "Ode To My Family". Единственнаявещь на альбоме, отражающая мою новую семейную жизнь, — это "DreamingMy Dreams".

В конце 1994 года THE CRANBERRIES вели себя, как и подобает звездам,чей альбом стал мировым хитом. В октябре 1994 года группа отправилась впродолжительные гастроли, решив продолжить их и в следующем году. "Самоелучшее для всех нас — это то, что мы ответили на наш собственный вопрос,который был названием нашего первого альбома, — говорила Долорес. — Мыдоказали это своим первым альбомом и продолжили доказывать вторым".

Действительно, ответ THE CRANBERRIES на поставленный ими ребром вопросбыл впечатляющим. После триумфального успеха "No Need To Argue"скромные "клюковки" вознеслись в ранг суперзвезд. Третий альбомTHE CRANBERRIES, названный "To The Faithful Departed", еще большеупрочил их славу. Выпуск этого диска сопровождался мировым гастрольнымтурне и грандиозной раскруткой, коей могли бы позавидовать и самые "крутые"суперзвезды. Как и всегда, особым вниманием журналистов пользовалась Долорес,три же остальных участника THE CRANBERRIES скромно держались в тени. "РоллингСтоун" вообще шутливо назвал группу как "Dolores O’Riordan &The Cranberries", что, впрочем, соответствует действительности. Этавесьма незаурядная личность достойна того, чтобы рассказать о ней поподробнее.

Музыкой Долорес "заразили" ее родители. В молодости ее отецвыступал в одной из местных групп, играя на аккордеоне. "Когда ондоставал свой аккордеон и играл очень громко, я кричала ему: "Папа,перестань!" Зато, когда я стала учиться играть на фортепиано, ужеродители кричали: "Долорес, перестань!" Я пела, а они просилименя прекратить. Моя мать всегда вдохновляла меня. Она знала, что я люблюмузыку, у меня талант и мой голос был хорош. Но мама хотела, чтобы я преподаваламузыку, поэтому послала меня учиться играть на фортепиано. Она мечтала,чтобы я получила диплом, но я не стала его получать, а вместо этого вступилав группу" — так вспоминала Долорес свое приобщение к музыке. Ее самостоятельностии упорству мог позавидовать любой зрелый муж, как и то, что уже с детстваО’Риордан знала, кем хочет быть. Может, эта ее уверенность, что она будетпевицей и обязательно знаменитой, не оставила шансов на другой исход.

Детским кумиром певицы (причем единственным) был Элвис Пресли. Ей казалось,что он — Бог. Родители Долорес играли много музыки кантри — Джима Ривса(Jim Reeves), Бинга Кросби (Bing Krosby), Фрэнка Синатры (Frank Sinatra),но ничто не трогало их всех так, как то, что исполнял Король рок–н–ролла.Вот наиболее яркие воспоминания Долорес: "Я помню, как однажды спустиласьутром к завтраку, а мама сидела в кухне и рыдала, причитая: "Он умер,он умер". Я спросила: "Кто? Пес?", а она ответила: "Нет,Элвис". Вся Ирландия сходила с ума. Он был великолепен. Иногда показываютстарые фильмы о его концертах. Элвис спускался к своим фэнам, целовал ихили промокал лицо полотенцами и отдавал их поклонникам. Он был классный,без балды".

Многие критики выставляют Долорес О’Риордан в очень мрачном свете. Онирисуют образ стервы самого скверного пошиба: высокомерной, обидчивой, раздражительной,сверхэгоистичной... Вряд ли можно согласиться, что есть у Долорес хотябы маленькая толика этих "славных" качеств. Она — человек, самсделавший себя. Никто не присматривал за ней, не контролировал ее. Долорес,познакомившись с парнями из группы, покинула родной дом, перебралась вгород. Она очень много работала и работает, поэтому у нее нет желания ивремени для праздного общения с многочисленными людьми, которым лестнобыло бы пообщаться со знаменитостью. Долорес искренна и может со всей прямолинейностьюсказать не очень приятное донимающим ее журналистам, что может обидетьи вызвать появление в прессе нелицеприятных слов в ее адрес. "Ты приходишьв такое состояние, когда устаешь от людей, раздражающих тебя. Разговариваешьс журналистом и знаешь, что они хотят представить тебя в ложном свете.Они желают, чтобы ты была высокомерной стервой. Но ты не высокомерная стерва,а журналист продолжает задавать идиотские вопросы. Это очень неприятно,особенно когда такие вопросы исходят от женщин. Поэтому я отвечаю: "Слушай,дорогая, спасибо, что зашла. Мне жаль тратить твое время, да и я лучшепомою своего кота". А она продолжает: "Вы можете объясниться?"И продолжает странно смотреть на меня. Я думаю, что это весьма мерзко.Тогда я и сказала, что с меня хватит".

Такая вот она прямолинейная и упрямая, эта ирландка Долорес О’Риордан.Если она чувствует, что кто–то дает ей негативную энергию и ей не нравитсяэтот человек, она просто старается держаться от него подальше. Ей лучшеуйти прочь, чем спорить, возражать и иметь неприятности. Долорес не хочеттерпеть такие вещи только потому, что она — знаменитость. Ей нравится делатьвсе по–своему. Сама же Долорес называет себя не иначе как "тупоголовой".

И здесь настало время поведать вам "страшную" тайну. КогдаДолорес в свои 19 лет вошла в группу, она ушла из дома и перебралась вЛимерик, но не только для того, чтобы выступать в команде, а и (может быть,главным образом) для того, чтобы "жить с одним мужчиной во грехе".Родители Долорес были, как и подобает ирландцам, "правоверными"католиками. Но они не были шокированы, поняли свою дочь. Поэтому поступокДолорес не обсуждался. Тем более что в Лимерике у них была квартира с множествомкомнат. Одна была Долорес, другая — ее избранника. Ее мать переживала больше,когда к THE CRANBERRIES пришел успех, они стали активно гастролироватьи дочь практически перестала бывать дома. Это принятие родителями своейдочери удивляет еще и потому, что Долорес — младшая в семье. У нее шестьбратьев. Мать Долорес сильнее заботилась о мальчиках, что, впрочем, типичнодля Ирландии. По отношению к девочке она была достаточно строга. Долореспопадала на дискотеки лишь пару раз в год под присмотром своих братьев.Причем они относились к своим обязанностям весьма серьезно. "Например,я танцую с парнем, а они подходят и спрашивают: "Где это его руки?Кто он такой? Чем он занимается?" Наверное, братья спасли меня, обереглиот многих неприятностей", — вспоминала Долорес. Но, несмотря на строгость,родители старались понять ее. И в настоящее время, когда THE CRANBERRIESвыступают в родном городе, родители с удовольствием приходят на их концерты.

С первым же избранником Долорес очень не повезло. Эти отношения былитяжелы для нее. "Я хотела уйти, но для этого потребовались годы. Ябыла полностью под контролем. Моя мать была очень обеспокоена, когда ясказала ей, что происходит. Мне не повезло, я попала в руки не того человека.Мне было стыдно". И чем дальше продолжались их отношения, тем тяжелеебыло Долорес, тем с большей агрессией ей приходилось сталкиваться. Доходилодо того, что она ни с кем не могла общаться. И ирония здесь заключаетсяв том, что в то время работа в THE CRANBERRIES отвлекала ее, помогала забытьо страхе. Это даже была не работа, а скорее некая забава, развлечение.Причем несмотря на то, что известность группы росла, Долорес постояннодумала о том, как ей не хочется возвращаться в Лимерик, чтобы вновь подвергнутьсяугрозам и насилию. "Я не могла осознать, что значит любить и доверятьпо–настоящему. Я думала: вот она, первая любовь, первый парень. Когда теряешьдевственность, думаешь, что только один человек когда–либо захочет спатьс тобой. Ты думаешь: надо выйти замуж за этого человека, всю подобную ерунду".Этот трехлетний период был для Долорес самым тяжелым. Но, как она считает,испытания закалили ее характер, помогли осознать многие вещи. Хотя, когдаДолорес нашла в себе мужество порвать с этой связью, она была на гранинервного срыва. И здесь ей очень помог ее нынешний муж — Дон Бертон. Сним Долорес считает себя действительно счастливой. Ведь для нее важно полноедоверие и поддержка. К пятилетию своей свадьбы они собираются, по словамДолорес, обновить свои клятвы, данные друг другу в день свадьбы. В композиции"Will You Remember" из альбома "To The Faithful Departed"Долорес вспоминает, как однажды она поехала в аэропорт встречать своегомужа и думала, "помнит ли он все эти маленькие трюки, что я делалана свадьбе: губная помада, волосы, одежда и прочее, что мужчины обычноне помнят..."

Можно сказать, что Долорес прошла все: и огонь, и воду, и медные трубы.Причем испытание славой было для нее тоже трудным. Правда, имея таких "старшихтоварищей", как Боно и Лучано Паваротти, Долорес было немного легче."Они проходили через то же самое и говорили, что если мне трудно,я могу просто позвонить, мы будем вместе и все будет не так плохо. Бонодействительно замечательный, он мне как старший брат".

Интересно, что для записи "To The Faithful Departed" участникиTHE CRANBERRIES решили не приглашать Стивена Стрита (Stephen Street) —продюсера их предыдущих альбомов. Музыкантам захотелось поработать с кем–тоеще, они нуждались в переменах. Им не нужен был суперзвук или много клавишных,они хотели, чтобы музыка была живой, звучала свежо. Кроме этого, участникамгруппы было важно не чувствовать давления продюссера, а ощущать себя свободно,радоваться жизни, смеяться, что во время записи альбома они и делали. Ивсе это сказалось. "To The Faithful Departed" получился живыми более радикальным, чем предыдущие альбомы THE CRANBERRIES.

Может, успех всех дисков группы связан с тем, что Долорес правдива всвоих текстах. "Я не создаю лживые образы, хотя немного преувеличиваюэмоции и что–то излишне драматизирую для песен. Стихи — это всегда личныйопыт, личные отношения, личные эмоции".

Остается сказать, что, по убеждению Долорес, в традиционной ирландскойи африканской музыке есть много общего. Она считает, что вся музыка произошлаот одного источника, от одних и тех же корней. Поэтому мотивы БлижнегоВостока схожы с тем, как завывают баньши (это существа из ирландского фольклора).

Долорес — очень романтичный человек. Она любит старомодность романтики,простые вещи, которыми часто пренебрегают. Так, по ее мнению, "сексслишком раздувается, я люблю предчувствия, мелочи, которые много значат".

Да, если вы думаете, что мы забыли рассказать о трех остальных участникахгруппы, то это не так. И дело здесь не только в том, что они держатся втени, не вызывая такого интереса журналистов, как Долорес, и производявпечатление эдаких пай–мальчиков, которых даже не заметят в пабе. Простольвиной долей своего успеха, если не всем, THE CRANBERRIES обязаны этойталантливой девушке. Ударник группы Фергал Лоулер выделяется тем, что покупаетв гастрольных турне просто–таки огромное количество компакт–дисков. Майкже Хоган (младший) вообще не покупает дисков, так как всегда может стащитьих у старшего Ноэла.

Такие вот они, эти прелестные "клюковки", очаровавшие своеймузыкой весь мир.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи