статьи



Apocalyptica
“Сумасшедшие струнощипы”


Четверо финнов с академическим образованием играют хэви–метал на прикольно выглядящих неуклюжих виолончелях, при этом остаются не только оригинальными, единственными в своем роде, но и удивительно коммерчески успешными. Удивив мир своим первым альбомом "Apocalyptica Plays Metallica By Four Cellos", апокалиптические парни закрепляют позиции не менее интересным диском "Inquisition Symphony"... Совершенно случайно "LEGION" вышел на связь с финским агентством "Piikkikasvi", представляющим интересы APOCALYPTICA в Европе. Результатом столкновения стало нижеследующее интервью с одним из четырех... хмм... метал–виолончелистов Максом Лилья.

Предисловие

До семи лет я играл исключительно на скрипке и лишь потом всерьез занялся игрой на виолончели. Конечно, в таком возрасте любое увлечение скорее рассматривается как хобби, нежели что–то серьезное, однако для музыканта в этом возрасте уже нужно решать, собирается ли он становиться профессионалом или же его увлечение так и останется всего лишь увлечением. Так, в семь лет я для себя решил, что стану профессиональным музыкантом, и в поте лица занимался над совершенствованием своей техники. Знаете, играть на виолончелях классические произведения и играть на них "тяжелую" музыку — две совершенно разные вещи! Heavy metal требует от тебя постоянного напряжения, энергии, которую ты должен передать с помощью своего инструмента. Классические произведения предполагают очень качественную игру, "чистое" звукоизвлечение. К тому же игра на виолончели — далеко не самое приятное занятие! Я имею в виду ваши пальцы, которые после игры парализуются болью, а ближе к старости — артритом...

Глава I. APOCALYPTICA

Мы, музыканты APOCALYPTICA, знаем друг друга уже более десяти лет: мы неоднократно встречались в летних лагерях для музыкантов. До того, как мы начали играть в METALLICA, мы уже поигрывали композиции Джимми Хендрикса и нечто в том же духе на двух–трех виолончелях, так что идея сыграть на них нечто "странное и необычное" была для нас отнюдь не новой. Мы все — большие поклонники тяжелой музыки, а METALLICA вообще является для нас самой любимой группой. В самом начале нашего творческого пути мы играли лишь на трех виолончелях, однако позже мы пришли в выводу, что для передачи звучания рок–группы нам необходим четвертый инструмент. Мы собрались в репетиционном зале нашей академии и начали играть. Признаться, мы не имели ни малейшего понятия о том, как надо играть heavy metal на виолончелях. Чтобы расписать партии, необходимо слышать музыку в голове, а для этого нужно неоднократно прослушать саму композицию на альбоме. Лишь путем бесконечных проб мы пришли к определенным результатам. Помню, на первых репетициях мы с трудом могли сыграть пять вещей — таких усилий требовало исполнение подобной музыки. Но постоянные занятия постепенно сняли эту проблему: сейчас все дается нам значительно легче.

В названии нашей группы мы попытались совместить международное слово, понятное каждому, и нашу любовь к METALLICA. Так возникло название APOCALYPTICA, слово достаточно сложное для произнесения, чтобы назвать им квартет виолончелистов, ха!

В самом начале мы упорно скрывали наши изыскания от учителей академии. Позже, прознав про наши тайные увлечения, учителя отнеслись к ним довольно снисходительно: пускай, мол, мальчики потешатся. Однако осознав, что подобное увлечение очень негативно сказывается на нашей успеваемости, а heavy metal все больше и больше вытесняет из нашей жизни великие произведения классиков, учителя были явно разочарованы. Их классическое образование не позволяло им видеть и понимать другую музыку, кроме классики. Понятное дело, что heavy metal они воспринимали как нечто антимузыкальное. Да и сами мы еще в 1996 году, записав первый альбом, полагали, что классика — наше призвание, а heavy metal — всего лишь увлечение. Так считали и наши родители: "Классика — ваше будущее", — приговаривали они, — поэтому не забывайте о настоящей музыке!". Впоследствии родители стали нашими самыми большими поклонниками. До недавнего времени мы регулярно играли в оркестрах, однако APOCALYPTICA требовала все больше и больше времени, посему нам пришлось оставить профессиональную деятельность классических музыкантов. В один прекрасный день нам пришлось выбирать между академией и APOCALYPTICA. Что ж, мы выбрали группу, решив посмотреть, как далеко мы сможем с ней зайти. Но иногда, раза два в месяц, мы все же принимаем участие в классических концертах. Мы также даем частные уроки игры на виолончели. Больше всего этим занимается Пааво. Ученики постоянно просят его научить их играть что–нибудь из METALLICA, поэтому иногда самым лучшим он преподает не только классические произведения, ха–ха!

Глава II. «Plays Metallica By Four Cellos»

Было лето 1993 года. Мы готовили развлекательную программу для одного из летних лагерей и хотели предложить слушателям нечто особенное. Вот мы и решили попробовать сыграть пару "металлических" песен для наших друзей, музыкантов с классическим образованием. Должен признаться, повеселились мы тогда на славу! Более того, мы даже имели определенный успех! Вдохновленные хорошим приемом, мы дважды повторили представление в нашей музыкальной академии. Вскоре состоялся наш так называемый "настоящий" концерт для рок–аудитории. Он состоялся в 1995 году в одном из хельсинкских клубов. Это был для нас совершенно иной опыт: ведь на этот раз мы играли на настоящем рок–концерте, и это уже было не просто развлечение, а вполне серьезное мероприятие. Мы даже не могли предположить, понравимся ли мы публике или же она вышвырнет нас вон из клуба вместе с нашими инструментами! Однако публике мы понравились. Да, в самом начале представления зрители были явно шокированы подобным "безобразием", но вскоре публика даже стала нам подпевать. Это было изумительно!

После одного такого концерта к нам подошел человек, работавший в одной из звукозаписывающих компаний, и предложил записать альбом. "Да он с ума сошел!" — подумали мы в первую минуту. У нас даже в самых диких мечтах не было желания записать альбом! Но позже, немного поразмыслив, мы пришли к выводу, что идея записать альбом была не такой уж и плохой. Это было ново и интересно. Так мы согласились записать наш первый альбом.

К моменту, когда мы вошли в студию, у нас было готово пять песен. Поэтому на протяжении всего студийного времени Эико параллельно занимался аранжировкой новых вещей. Честно говоря, у нас не было времени хорошенько их отрепетировать. Первой композицией METALLICA, которую мы разучили, была "Creeping Death". За ней последовали "For Whom The Bell Tolls" и "Escape". Когда–то в каком–то интервью Эико признался, что "For Whom The Bell Tolls" была для него по–настоящему сложной композицией. Да, партии там не самые простые, но я особых сложностей в этой вещи не заметил. Парень, записывавший нас в студии, был нашим другом и уже был в курсе всех особенностей APOCALYPTICA. Это, несомненно, облегчило процесс записи. Однако мы были все же слишком неопытными и не могли знать всех возможностей студийной работы. Да вы и сами понимаете, что подобный эксперимент проводился впервые, и никто не мог знать, что же из него получится. Звук, наверное, оставляет желать лучшего, но все же я считаю, что альбом удался.

На записи мы на самом деле использовали очень дорогие инструменты, но на концертах мы, конечно же, играем на более дешевых виолончелях. На гастролях очень легко сломать или испортить инструмент. Я уже как–то умудрился сломать свою самую дорогую виолончель, к счастью, ее смогли починить. Эта виолончель была сделана в восемнадцатом веке, в 1738 году. Я назвал ее "Черная роза". Да, все имена наших инструментов — вымышленные, мы дали их нашим виолончелям просто ради шутки. А самый дорогой инструмент принадлежит Антеру: его виолончель стоит пятьдесят тысяч долларов. Что поделаешь, за хороший инструмент приходится платить большие деньги!

Записав альбом, мы надеялись, что продадим не больше пяти тысяч копий. Для нас такой результат был пределом мечтаний. Но вышло все так, что альбом разошелся тиражом в 250 тысяч экземпляров, и это еще не конечная цифра: альбом не был выпущен одновременно по всему миру, во многих странах он вышел лишь спустя полтора года с момента его реализации в Финляндии! Еще до начала записи компания, с которой мы заключили контракт, начала рекламу нашего проекта в Германии и Англии. А по MTV объявили, что в Финляндии готовится нечто сверхновое и необычное: четверо сумасшедших студентов играют heavy metal на... виолончелях! Так что кое–какой фундамент был уже подготовлен. Альбом был очень тепло встречен как публикой, так и критиками. Исключение составили лишь преподаватели классической музыки да упертые метал–фэны. В поддержку альбома последовали концерты в Финляндии, мы приняли также участие в некоторых фестивалях. А наше первое заграничное турне состоялось в феврале 1997 года: мы дали восемь концертов.

В самом начале нам приходилось давать концерты исключительно в рок–клубах. Позже нас уже приглашали и в концертные залы, и в филармонии. Играть в филармонии тоже довольно интересно, а уж играть в ней на классическом инструменте — вообще вполне естественно. Мы можем играть где угодно: начиная с фестивалей под открытым небом и заканчивая ночными клубами. А уж фэны трясут головами везде, даже в филармониях.

Перед началом записи первого альбома мы отослали музыкантам METALLICA несколько демо–кассет с нашей интерпретацией их песен. Вскоре мы получили от них факс, в котором они разрешали нам продолжать начатое дело. А уже осенью 1997 года METALLICA играла в Хельсинки, и мы были у них на разогреве! METALLICA были довольны, а это для нас самая большая награда и похвала. Конечно, общение с самими музыкантами уже не было таким увлекательным, так как это уже напоминало встречу коллег. Но если бы мы встретились пять лет назад, то все было бы иначе! Большую часть заработанных нами денег мы вынуждены отдавать менеджменту METALLICA, так как они обладают всеми правами на использование песен. Но мы не переживаем: ведь как–никак композиторы — они! К тому же мы и так заработали немало денег для проживания...

Глава III. «Inquisition Symphony»

Уже после записи первого альбома, после первых концертов, нам стало понятно, что мы можем записать лучший альбом, с лучшим звуком и лучшими аранжировками. Нам хотелось развить и саму идею, сыграть композиции других металлических групп, а также попробовать и самих себя в качестве композиторов. Последнее было для нас очень важным: мы не просто кавер–группа, исполняющая чужие песни. Именно поэтому мы поместили на новом альбоме свои собственные сочинения.

Летом 1996 года мы встретились с музыкантами SEPULTURA, которые с охотой разрешили нам сыграть их песни. Честно говоря, они были даже несколько польщены. К студийной работе мы подошли на этот раз более основательно. Помимо обычных дисторшнов, через которые мы пропускали звук виолончелей, мы использовали двойные басовые струны, которые позволяли добиться очень низкого звучания. Мы также использовали басовые микрофоны и били по струнам... барабанными палочками! Мы изначально знали, какого результата мы хотим добиться, посему работали более профессионально, более целенаправленно. Помимо SEPULTURA, METALLICA, FAITH NO MORE и PANTERA, мы записали пару треков SLAYER ("South Of Heaven", "Mandatory Suicide"), но пока решили не помещать их на альбом.

На обложке первого альбома мы хотели выступить инкогнито, поэтому должным образом "замаскировали" наши лица, ха–ха! Мы хотели произвести впечатление каких–то странных четырех парней, облаченных в черные одежды и играющих на виолончелях. Что–то в стиле Квентина Тарантино. Название второго альбома — "Inquisition Symphony" — взято у песни SEPULTURA. Мы не имеем ничего против церкви или инквизиции и не хотели бы быть вовлечены во все эти глупые распри. Но под воздействием названия мы попытались воспроизвести соответствующую атмосферу на обложке. Отсюда — виолончель, плавно превращающаяся в череп.

Как–то раз мы попробовали сыграть концерт вместе с вокалистом: мы исполнили всего одну вещь — "Sanitarium". Ну, неплохо получилось, конечно, но, взяв вокалиста, мы автоматически становимся аккомпанирующей группой. Мы хотим посмотреть, чего мы сможем добиться с четырьмя виолончелями.

В последнее время репетировать нам удается не слишком часто. Да, перед записью в студии или гастролями мы репетируем ежедневно, но в обычное время мы репетируем по отдельности, каждый — у себя дома. Лишь основательно разучив свои партии, мы собираемся вместе.

"Inquisition Symphony" вышел в начале мая 1998 года. После выпуска альбома мы отправились в четырехмесячный тур и сыграли около семидесяти концертов. В начале 1999 года мы выедем в промо–тур по Соединенным Штатам. А во второй половине года мы планируем посетить Россию.

Публика отреагировала на наше новое творение еще более восторженно. Особенно ее внимание привлекли наши собственные композиции. Их написал Эика Топпинен. Что ж, если людям понравились наши собственные вещи, значит, у нас есть будущее!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи