статьи



Morissette, Alanis
Так держать, Аланис!

Интересно, каким тиражом должен разойтись альбом молодого музыканта, который до этого имел некоторую популярность в родном городе, чтобы его имя рисовали на заборах где–нибудь на другом конце света, а самые тиражные музыкальные издания гонялись за его снимками, метя их на свою обложку? Миллион, два, пять? По–моему, пяти будет достаточно. А как насчет 28 миллионов?! Таким тиражом разошелся по всему миру третий альбом "Jagged Little Pill" юной канадской интеллектуалки Аланис Мориссетт. Такое трудно переплюнуть и даже повторить следующим альбомом, но "Supposed Former Infatuation Junkie" уже в магазинах, а его автор и исполнитель, как и в прошлый раз, не в меру скромен и загадочен.

Директор одной из оттавских школ Алан Мориссетт, солидный мужчина франко–канадских кровей, был несказанно счастлив, когда жена родила ему наследника. Мама Чэда, Джорджиа Мориссетт, венгерка по происхождению, не могла налюбоваться на первенца, но все–таки мечтала о девочке, помощнице по дому. И они снова решились на богоугодное дело, и вот те раз — близнецы!

1 июня 1974 года у них родились мальчик и девочка, Уэйд и Аланис. Алан очень хотел назвать дочь женским аналогом своего имени (эгоист!), но имя Аланна ему не понравилось, и он призадумался. А тут под руку попалась какая–то греческая газетенка. В ней он и вычитал, что существует такое прекрасное имя, как Аланис, и назвал так свою кровинушку.

Приятным сюрпризом для родителей было видеть, какая бойкая разносторонняя девочка у них растет. В 6 лет она уже играла на пианино, в семь — брала уроки балета, джазового пения и училась танцевать. В 9 лет она написала свою первую песню, в десять — снималась на кабельном телевидении в детском развлекательном шоу "You Can’t Do That On Television". А в 11 лет с помощью друга семьи, бывшего участника довольно популярной канадской группы THE STAMPEDERS Рича Додсона, записала свой первый сингл "Fate Stay With Me", профинансировав его выход из своего кармана. Конечно же, песня не стала хитом, но несколько эфиров на канадском радио все–таки получила.

Свой первый шанс прославиться она приобрела на традиционном весеннем фестивале искусств "Tulip" в 1987 году. Когда продюсер шоу Стефан Клован (Stephan Klovan) на прослушивании претендентов предложил Аланис исполнить что–нибудь из хорошо известных вещей, девочка сказала, что она не уверена, хочет ли спеть что–нибудь из классики. Мужик офигел от столь неприкрытого зазнайства, но отметил, что в этой инфанте были явные задатки певицы. После нескольких минут пререканий он уже давал этой 12–летней леди как минимум тридцатник по умственному развитию. И вот, наконец, она сдалась и решила спеть для дяди песню "Find The Right Man". Клован спросил у нее, что это за модный хит. И тут Аланис вконец добила чувака, сказав, что это ее собственная песня и у нее есть еще немало написанного материала. Ошарашенный Клован за ночь полностью перекроил сценарий будущего шоу и сделал Мориссетт, говоря современным языком, хэдлайнером фэста. И молоденькая девчушка в ярко–желтом платьице сразила наповал большую половину детей и взрослых, оказавшихся перед сценой, на которой она продержалась на фоне окружавших ее танцоров, как какой–нибудь ветеран–монстр поп–музыки. Она стала настоящей звездой и украшением всего фестиваля.

Стефан Клован, поверивший в существование какого–то шестого чувства, стал искать пути для продвижения маленькой поп–принцессы из Оттавы к будущим более значимым победам. Прекрасная возможность для прорыва появилась у них во время Чемпионата мира по фигурному катанию, который в 1988 году проходил в канадской столице. В торжественной обстановке жутко волнующаяся 13–летняя девушка тогда исполнила знаменитый гимн "O Canada", чем заслужила овации многотысячной толпы и слезы счастья и восторга продюсеров.

Кстати, тогда же она познакомилась с еще одним человеком, который сыграл большую роль в становлении ее музыкальной карьеры, — композитором Лесли Хоу (Leslie Howe), бывшим участником синти–поп–дуэта ONE TO ONE, с которым в студии они провели следующие пять лет. Единственной головной болью для нее оставалась школа (Glebe High School в Оттаве), в стенах которой она чувствовала себя не совсем уютно. Все считали ее большой знаменитостью и зазнавшейся особой, в то время как Аланис искренне хотела дружить со многими.

Стефан Клован, между тем, стал неофициальным менеджером Аланис. Он искал для Аланис нужные связи, устраивал концерты и даже нашел несколько заинтересованных спонсоров из элитных магазинов одежды, которые подбирали сценические наряды для молодой певицы. Но в основном все эти люди вокруг Мориссетт, да и она сама тоже работали на то, чтобы Аланис наконец–то подписала контракт с каким–нибудь лейблом. Для этого решено было снять клип на ее песню "Walk Away" и не где–нибудь, а в центре Парижа, на фоне Эйфелевой башни, чтобы столь мультимедийный набор (демо плюс видео) мог сыграть важную роль в привлечении внимания лейблов. В какой–то момент их долги перевалили за 100 000 долларов, и Хоу казалось, что придется рассчитываться за долги студийным оборудованием. Но риск оказался оправданным, и снятый видеоклип очень понравился Джону Александеру, селекционеру лейбла MCA Records.

Теперь у Аланис был настоящий контракт. После выхода ее дебютного сингла "Too Hot" и двух альбомов ("Alanis" ‘91 и "Now Is The Time" ‘92) на MCA Records, которые, между прочим, стали платиновыми в Канаде, Аланис благодаря ее ненавязчивым танцевальным поп–вещам стали сравнивать с такими молоденькими исполнительницами, как Дэбби Гибсон и Тиффани, что очень не нравилось Мориссетт, которая считала свою музыку более зрелой и прекрасно танцевала. За все это в 1992 году она получила титул "Самая многообещающая певица года", и все на MCA были очень рады за нее, потому что именно такой она и была.

В начале 1993 года ее знала вся Канада. Предстояло завоевать рынок США, и MCA специально для переиздания двух первых альбомов певицы прикрепили к ней бывшего менеджера и звукоинженера Полы Абдул Скотта Уэлша (Scott Welsh). Тот также, как в свое время Клован и Хоу, долгое время ходил под впечатлением интеллектуального разговора с молодой девушкой и решил помочь ей. Сперва он заметил, что поп–музыка, которую они делали с Хоувом, — это было классно, но ей уже не 14 и даже не 16 лет. Ей следовало бы всерьез заняться музыкой, которая ей действительно по душе и подходит к ее уникальному голосу. Он видел, что Аланис была согласна на что угодно, только бы не стоять на месте, и Скотт предложил ей сменить обстановку, переехать в Торонто и родиться заново.

Следует признать, что за тот год, который Мориссетт проработала в Торонто, в ее студии побывало около ста различных авторов, с которыми Аланис пробовала писать, но ничего не вышло. "У меня было огромное количество идей в то время, но я никак не могла трансформировать их в музыку", — вспоминала Мориссетт. В это время она даже была готова вернуться работать на телевидение и снялась в сериале "Just One Of The Girls", но не бросила музыку.

И вот она наконец–то обрела идейного единомышленника. В самом начале 1994 года ей посоветовали обратиться за помощью к бывшему сопродюсеру Куинси Джонса Глену Бэлларду (Glen Ballard), который жил в Лос–Анджелесе. Этот человек работал со многими известными поп–музыкантами 80–90–х годов и, между прочим, написал и спродюсировал такое огромное количество популярных записей, что их общий объем продаж гораздо больше 500–тысячной отметки.

Может быть, впервые Аланис никто не ущемлял, никто не говорил, что нужно делать и как это должно звучать. Глен был большим дипломатом и воздействовал на людей незаметно. Он слыл мастером балладного жанра, а она была королевой танца на своей родине. Наверное, поэтому они жаждали вырваться из своих старых рамок и забомбить нечто из ряда вон выходящее. Впервые за свою жизнь Мориссетт получила полную свободу самовыражения. Ее самоанализ и жизненный опыт наконец–то нашли друг друга в ее песнях, а природное чувство юмора окончательно довершило продукты ее интеллекта. В "You Learn" она сражалась со всей своей неопределенностью и смущением. "Forgiven" демонстрировал ее болезненные отношения с католической школой, которую она посещала. "Hand In My Pocket" выражала ее чувства вдали от родины, а фраза "Я всегда держу хотя бы одну руку в кармане" значила, что внутри нее все еще есть некая частичка интроверта при всей ее открытости. В "All I Really Want" она сравнивает себя с некоей Эстеллой, героиней рассказа Чарльза Диккенса "Большие ожидания", которой нравилось приручать, а потом бросать мужчин. В записи этих и остальных песен ее третьего альбома ей помогали Фли и Дэйв Наварро из RED HOT CHILI PEPPERS, которые добавили овердабы к звучанию, что придумали Глен и Аланис, а также множество сессионных музыкантов из Лос–Анджелеса.

Между прочим, за право подписать новый контракт с Мориссетт боролось много лейблов. Но выиграла Мадонна и ее Maverick Records. Нахалка Аланис специально предлагала всем представителям лейблов демо одной из ее самых интимных и сексуальных песен "Right Through You", написанных в соавторстве с Бэллардом, и скандально известная Мадонна первой ухватила эту приманку да так и не выпустила. Уж очень Аланис напоминала Мадонне ее саму в начале 80–х.

Альбом "Jagged Little Pill" появился как снег на голову, и многие радиостанции начали крутить его песни задолго до того, как появились синглы "You Oughta Know" (о тихой мести брошенной любовницы), две версии "Hand In My Pocket", "You Learn" и "Ironic" (единственный сингл, который был выпущен в США). С октября 1995 года диск доминировал в Америке и по всему миру и, как я уже говорил, к настоящему времени достиг 28–миллионного показателя продаж, подарив Аланис 6 статуэток "Грэмми" и еще уйму других наград.

Два года воодушевленная дама с претензиями колесила по свету со своей группой. То, что она в 250 случаях из 250 собирала аншлаги, — это само собой. Показательно другое. Когда две супермодели Наоми Кембл и Мариса Томей захотели заказать заранее билеты на ее концерт, оказалось, что за два месяца до анонсированной даты выступления их уже опередили тысячи других поклонников канадкой певицы.

Так бывшая певичка легкого жанра, великолепная танцорша и писаная красавица обменяла все прелести мэйнстрима на облегающие джинсы, гитару, растрепанные волосы и возможность возглавить неофеминистическое музыкальное движение десятилетия. Она стала лидером женской альтернативной рок–музыки и очень жалела, что не смогла разобраться в себе раньше. Тогда бы точно опередила Шерил Кроу, хотя у них слишком разные манеры, стиль, но в чем–то сходны судьбы.

Ее четвертый альбом "Supposed Former Infatuation Junkie" вряд ли можно будет назвать "Маленькой зазубренной пилюлей–2". Она уже заявила, что ее лейбл Maverick не оказывал на нее никакого давления и не понуждал записывать продолжение предыдущего альбома. Несмотря на то, что она ни на месяц не прекращала гастроли, в те дни, когда она навещала Бэлларда, который нынче является одним из самых желанных продюсеров, в Лос–Анджелесе они написали 13 из 17 треков альбома. Остальные она сочинила в Индии, где провела отпуск наедине с собой и природой. Всего же было написано ими 26 песен, и, как видите, половина осталась на би–сайды. Первый сингл из альбома "Thank U" получил массированную поддержку радио еще за три недели до своего официального релиза. Затаим дыхание и будем надеяться, что и сам альбом будет достойным тех трех лет, которые нам его пришлось ожидать. А в том, что лейбл Мадонны его классно раскрутит, можно не сомневаться. Весной была проведена генеральная репетиция с диском "Ray Of Light", и вы в курсе, что Мадонна со своим продюсером (Уиллиамом Орбитом) номинируется практически по всем категориям всевозможных церемоний и конкурсов этого года. Думаю, в следующем году ее сменит на этом месте подросшая физически и профессионально Аланис Мориссетт. Я уже вижу, как тащится от этой мысли хитрая гражданка Мадонна.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи