статьи



Шугалей, Василий
Василий Шугалей нашел золотую середину и выпустит суперальбом

— Год назад ты вновь собрался набрать группу. Получилось?
— Тогда не получилось, но этой зимой я закончу записьсвоего проекта и начну его рекламную кампанию. Не знаю пока, как он будетназываться и вообще будет ли это сольный проект или группа. Знаю лишь,что альбом будет называться "Только для девочек. Часть вторая".Часть первая была выпущена в 91 году с группой Ы–Ы–Ы.

— Ничего себе перерывчик!

— Надо же было придумать, о чем писать, что петь. А сейчаси тексты, и музыка уже готовы, осталось их воплотить в реальности.

— Музыкантов ты пригласишь конкретно на запись альбома,не планируя в дальнейшем именно из них сформировать свою группу?

— Пока музыканты будут приглашены только для того, чтобызаписать эту работу. Это мои друзья, участники различных групп.

— Ты задумал и спродюсировал в России несколько удачныхсборных проектов. Однако один из них — песни из кинофильмов Леонида Гайдаяв исполнении современных музыкантов — до сих пор не вышел, хотя записанон уже давно. В чем дело?

— Большая проблема с авторскими правами. Ситуация в Россиисегодня такая... муторная — не понятно, кому платить деньги. А пиратствоватьне хочется, потому что когда найдется заинтересованный автор (обязательносразу найдется, едва выйдет пластинка), он немедленно подаст в суд и проектстанет нерентабельным.

— С твоими–то связями в России ты не можешь решить такую,на мой взгляд, незначительную проблему?

— Дело в том, что этот проект я только продюсировал, яи моя сестра Оля. Мы сделали то, что от нас требовалось, — записали песни.И теперь выпускающая фирма сама решает, когда альбом должен увидеть свет.

— Музыканты, принявшие участие в записи альбома, как–товысказывают свое нетерпение в ожидании его релиза?

— Они очень активно исполняют эти песни на своих концертах.ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА, например, поют "Постой, паровоз", Женя Осин— песню из фильма "Иван Васильевич меняет профессию". Короче,артисты очень активно исполняют эти песни, и, насколько я знаю, все ониидут "на ура".

— Вернемся к твоему возвращению на "большую сцену".Что такого произошло, что ты захотел вернуться?

— Я просто понял, что мне есть чего сказать людям. Всеэти годы, что я публично не пел (а иногда хотелось), я сомневался: а естьли то, что я могу сказать слушателям? Было много всяческих брожений. Начиналосьвсе с Ы–Ы–Ы, потом я перепробовал, наверное, с десяток стилей и направлений.И все эти работы существуют, но я не хотел их выпускать, потому что чувствовал,что это не я — творец, а я — бизнесмен. Сейчас же то, что написалось, ясчитаю актуальным на сегодняшний день лично для меня. Надеюсь, что и длялюдей.

— Три–четыре года назад наметилась тенденция на возрождениестарых групп. Вновь выступают ЗЕМЛЯНЕ, САМОЦВЕТЫ, ряд чисто рок–групп,и их неплохо принимают. Но ты упорно не желаешь возрождать Ы–Ы–Ы. Почему?

— Это невозможно. Реанимация — это дело врачей. А делоартистов, если я к таким себя могу причислить, удивлять публику снова иснова, а не повторять пройденный материал.

— Но смотри: ВОПЛI пропали во Франции, потом вернулись,и сегодня они, на мой взгляд, являются просто лучшей группой в бывшем Союзе.Мне кажется, что и в Беларуси, вернись Ы–Ы–Ы, она стала бы вновь оченьпопулярной, а там, при твоем раскрученном имени в России, и Москва былабы у твоих ног...

— Здесь есть принципиальная разница: ВВ никогда не распадались,они на некоторое время исчезли из нашего поля зрения... Вот сейчас ЛЯПИСхорошо катит. У них другая ситуация была: группа по нынешним скоротечныммеркам уже старенькая, просто их никто не знал, пока они не вырвались.А Ы–Ы–Ы, положа руку на сердце, как по–настоящему группы, как сообществалюдей никогда не существовало. Я один факт приведу в подтверждение моихслов: в Ы–Ы–Ы за все время ее существования переиграло около тридцати человек.

— Однако после вашего распада "закос" отдельныхколлективов под группу, по крайней мере в Беларуси, ощущался...

— Меня это и тогда не волновало, и сейчас. Если у кого–тоэто получилось, слава Богу. Пойми, меня сегодня не интересует то, что было.Меня интересует то, что будет. Я живу настоящим.

— Ы–Ы–Ы — это веха в белорусской рок–музыке?

— Не только в белорусской. Музыканты ростовской группы,которой я сейчас занимаюсь, когда нас познакомили, сказали, что были моимипоклонниками с того самого момента, когда Ы–Ы–Ы в 90 году показали по телевидению.Наверное, мы действительно что–то о себе оставили в памяти людей, что–тохорошее.

— Давай о глобальном тебя спрошу. Что ты сегодня хочешьсказать слушателю?

— Про дев–чат! Про лю–бовь! Но сказать по–другому, нежелия говорил семь лет назад, потому в названии альбома и указано — "Частьвторая".

— Сказать, как их ты любишь...

— Да! Но, последняя песня называется "Мой друг Санек"...

— Ты жалеешь о том, что у тебя выдался такой большой перерывв выступлениях?

— Нет. Я почему в свое время бросил заниматься музыкой?Потому что мне стало скучно. А сейчас я живу полной жизнью, занимаюсь совершенноразными музыкальными проектами, продюсирую разные группы, причем группыдиаметрально разных направлений. Мне хорошо.

— Как ни крути, но ты был андерграунд. Спустя годы твоивзгляды изменились: ты работаешь и с попсовыми артистами, и с альтернативными...

— Я пришел к выводу, что нет альтернативы, нет андерграунда.Нет в том смысле, что только это и есть настоящее, честное, непродажное.Все очень просто, ребята, я не открою Америк: есть хорошая музыка и естьплохая музыка. А поп ли это, рок ли, эйсид — не важно.

— То есть для тебя нет какого–то стиля, который ты неприемлешь однозначно?

— Конечно, нет. И новый альбом будет тому доказательством.В нем я и рыбку съем и... другим дам съесть!.. И нашим, и вашим. У менянет каких–то стопоров, которые бы ограничивали меня в чем–то на сегодняшниймомент. Если я почувствую, что надо сделать трип–хоп, я его сделаю; еслимне кажется, что тут подойдет грандж, будет грандж и так далее. Нет каких–либоограничений. Может, это и есть то, к чему я шел все эти годы, — поиск золотойсередины. Мне кажется, я ее нашел, и мне кажется, это будет суперальбом.Я уверен в этом абсолютно.

— Альбом будет продвигаться прежде всего в России?

— И в Беларуси тоже. Я живу на два дома, я работаю надва дома. В России у меня свое, в Беларуси у меня тоже есть свое, то, чемя занимаюсь со своими друзьями и компаньонами, — фирма "Музыкальныеиздания", которая осуществляет защиту авторских прав. Плюс ко всемуу меня здесь моя семья. Так я и катаюсь: туда — обратно.

— ... Через десять–пятнадцать лет твой сын припрет тебяк стенке и спросит: "Батя, а что ты сделал в этой жизни хорошего?".Что ты ему ответишь?

— ...Я надеюсь, он меня об этом не спросит...



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи