статьи



Эксперимент-12
А наутро я расстался с грехом, а поп с крестом...


Одной из самых качественных и стабильных групп Витебской области по праву считается ЭКСПЕРИМЕНТ–12, относящий себя в связи с наличием в Беларуси большого количества экстремальных групп к мягкому, как шумилинские ребята сами выражаются, течению рока.

Итак, знакомьтесь: Крыгин Максим (М.К.) — вокал, тексты, акустическая гитара; Иванов Алексей — гитара; Щемелев Сергей — бас; Онищенко Всеволод — гитара; Юматов Роман — барабаны; Крыгин Эдуард (Э.К.) — менеджер, шоумен.

— Расскажите, как вы начинали. Что послужило толчком для начала творчества?

Э.К.: Музыка питерской школы рока 80–х, а если конкретно, то деятельность команды КИНО. У основания группы стоял Сергей Баранов, он потом погиб в автокатастрофе. Я и Сергей собрали коллектив в конце 1991 года. Сперва это была музыкальная банда, обслуживавшая различные увеселительные мероприятия.

— Что стало наивысшим достижением в истории группы?

Э.К.: Недавно (в июне) вернулись с регионального рок–фестиваля под Санкт–Петербургом, где мы в числе семи коллективов выступали в финале, представляя там Беларусь.

М.К.: Причем прошли туда без отборочного конкурса, каждый длился месяц. Отослали демозапись, и буквально за неделю до концерта нам позвонили: "Приезжайте, ребята, все нормально".

— Стандартный вопрос: какую нишу вы занимаете в рок–музыке? Подходит ли вам хотя бы одно из известных направлений?

М.К.: Вряд ли. Как–то сами для себя определили — играем русский народный рок–н–ролл; мы не можем сказать, что озвучиваем грандж, к примеру, или фолк, т.к. наша музыка идет от души.

— Так что все же в роке для вас первично: музыка или тексты?

М.К.: У нас в группе на первом месте тексты. Да и вообще русский рок берет своими текстами.

Э.К.: Когда текст уходит на второй план, то нет отличительной черты славянской группы от западной.

— Во время вашего выступления на фестивале "Пестрый мир" обратил внимание на зигзагообразные перемещения по сцене, в такт пению парня в поповской рясе. Связано ли это с прорелигиозной направленностью группы?

Э.К.: Есть такое. Это был я. Пока что у нас шоумен в одной песне, но в ближайшем будущем планируем с помощью таких подтанцовок делать своего рода театральные представления, не обязательно повторяя смысл песни.

М.К.: И в этой песне "действует" поп, т.е. и в ней речь идет о том, что с нашими церковнослужителями часто бывают комичные ситуации, в частности, в нашем городке даже был конкретный случай. Вот в песне и поется о том, что встречаются простой грешный человек и священнослужитель, у которого тоже есть свои мирские грехи; в конце концов к "разговору они подключают" крепкоградусные напитки, и в последнем куплете есть такие слова: "Он мне рассказывал про всякие братства, которые избавят от женщин и пьянства; наутро очищены были вдвоем: я расстался с грехом, а он расстался с крестом". Иными словами, мы не религиозная группа, но в то же время и не против церкви, скроее наши тексты высмеивают отдельные недостатки сященнослужителей, культ храма божьего. Ну и, естественно, есть песни о любви, мы воспеваем добро и зло.

— Сколько вышло у вас альбомов?

М.К.: Четыре, в домашних условиях, которые разошлись по друзьям и знакомым.

— В чем заключается специфика существования рок–группы в райцентре?

Э.К.: В том, что "совок" в районах живуч, и он настолько силен, что вот мы, несмотря на то, что Шумилино достаточно творческий город, не имеем абсолютно никакой поддержки со стороны дома культуры, не говоря уже о властях. Любые попытки что–то сделать сразу принимаются в штыки, а когда ты что–то делаешь, несмотря ни на что, пытаются помешать либо извлечь из этого свою выгоду.

М.К.: Поэтому сейчас нам домой дорога заказана. Нет, сыграть, конечно же, можно, но когда знаешь, что из–за этого будут большие проблемы... Мы понимаем, что выступать можно в том же Минске или Витебске. Когда здесь что–то организовывают, то уже не выбираешь.

— Какие у вас были кумиры в музыке?

Э.К.: В основном это русский рок. У меня начиналось с МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, у тех, кто помоложе (у Максима), — КИНО. Позже Шевчук (особенно тексты) и т.д. Из нынешних: TEQUILAJAZZZ нравится, СПЛИН. Что в них притягивает, так это сочетание русского текста и западной музыки.

— С чем связано такое недвусмысленное название группы?

Э.К.: Была когда–то на телевидении такая передача — "Взгляд", которую готовила студия "Эксперимент". Бросилось в глаза звучное название. И что интересно — ведь состав группы тогда (так случайно однажды выяснилось) жил в двенадцатых квартирах, да и вообще это число счастливое для нас.

М.К.: Это потом мы уже стали думать, что все время экспериментируем, меняемся.

— Обязательно ли, на ваш взгляд, рок–музыканту музыкальное образование?

М.К.: Нет. Есть у нас два человека в группе таких, мы с ними постоянно спорим. Иногда, особенно в рок–музыке, можно допустить антигармонию.

Э.К.: Музыкальное образование — оно все–таки циклит, загоняет в какие–то рамки, мешает действовать нестандартно. Пускай человек делает что–то в два–три раза медленнее, но он творит от души, и тогда появляются такие явления, как НИРВАНА, или как когда–то возник панк.

— Как вы думаете, почему белорусский язык редко используется в репертуаре белорусских рок–групп?

М.К.: Человек, чтобы написать текст, должен думать на этом языке, а у нас же, по–моему, родной язык и у большинства населения не пользуется популярностью. Англоязычную же музыку любят здесь те, кто больше смотрит на Запад.

— Какие белорусские коллективы вас близки по духу?

М.К.: ПАЛАЦ, ТРОИЦА, ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ, но это уже больше российская команда. Вообще же, касаясь развития белорусского рока, хочется заметить, что у нас группы, начинающие играть хорошую музыку, сразу стремятся на Запад либо в Россию, т.к. в Беларуси невозможно стать популярным, ведь для этого надо где–то постоянно мелькать. Большинство же жителей редко слушают белорусские группы, хотя бы потому, что редко их слышат.

— Что в ближайших планах группы?

Э.К.: Выступать и еще раз выступать.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи