статьи



Sparks
Выжить во что бы то ни стало

Что ни говорите, а все–таки есть в нашей жизни место чудесам. Вы только задумайтесь, SPARKS, какая–то там попсовая группа, а благополучно существует и творит целых 28 лет! Пройдет некоторое время, и вы прочтете полностью эту статью, а в конце, естественно, окажется длиннющая дискография SPARKS. Так вот если вы даже поверхностно сможете познакомиться хотя бы с половиной из этих песен, а желательно и клипов к ним, уверен — некоторые ныне царствующие авторитеты постепенно сдадут свои властные позиции в ваших глазах.

1. Гудбай, Америка!

Совсем еще молодые братья Рон (р. 12.8.48) и Рассел Мэйл (р.5.10.53) спокойно росли, набирались силенок в Лос–Анджелесе, обычном американском мегаполисе, где пожелали "приземлиться" в 60–х годах их любимые родители, с одной лишь напастью — отец очень рано ушел из жизни, а мама, простой библиотекарь, осталась одна с двумя сорванцами. В детстве они пробовали себя в качестве моделей для рекламы различных шмоток в каталогах, и уже тогда невозмутимый Рон многим казался неподражаемым в своем "ледяном" имидже. Кстати, позже он с особым удовольствием работал мороженщиком.

Поступив в университет, братья сразу же включились в известное своей кипучестью движение студенческих рок–групп. В 1970 году судьба свела их с другой парой братьев Джимом и Ерлом Мэнки (Jim & Earl Mankey), а также ударником Харви Файнштейном (Harvey Feinstein). Так возникла группа HALFNELSON.

Впрочем, никакой бурной деятельности у них не получилось. С горем пополам они выступали по клубам Лос–Анджелеса, но по ним сохли исключительно официантки, а официантки, как известно, не держат при себе звукозаписывающие компании. Очень жаль.

Однако судьба сжалилась над молодыми музыкантами, и с подачи рок–музыканта Тодда Рандгрена, лидера THE NAZZ, который отметил, что ребята играют совсем не то, что он привык слышать в стенах калифорнийских клубов, ребята подписали контракт с Warner Bros. через собственный лейбл Bearsville. На нем и вышел в 1970 году один–единственный альбом HALFNELSON, который никто не хотел покупать. А что посоветуют сделать амбициозным музыкантам, чей первый альбом не сумел покорить весь мир? Ну, конечно же, сменить имя и записать еще один. Так возникли сначала THE SPARKS BROTHERS, а затем просто THE SPARKS (Искры).

Первый же релиз новой группы сингл "Girl From Germany" из альбома "A Woofer In Tweeters Clothing" сделал братьев Мэйл культовыми музыкантами. Смазливый вокалист Рассел Мэйл очень напоминал анорексика Джима Моррисона, а его безмолвный брат Рон с фирменными усиками, как у Чаплина и Гитлера, стоявший за клавишами, в будущем, по всей видимости, послужил образцом поведения для Винса Кларка и Криса Лоу. Кстати, насчет своих гитлеровских усов Рон один раз пошутил в песенной лирике группы: "Когда я оставил только маленький темный прямоугольник на моей верхней губе, мои друзья из евреев перестали звонить мне". А еще, если вспомнить, что SPARKS играли в 1972 году, становится ясно, откуда почерпнули свое звучание THEY MIGHT BE GIANTS, DEVO и множество других современных команд. Похоже, на Bearsville работали не дураки, и на волне успеха группы "Halfnelson" был незамедлительно переиздан под именем SPARKS.

В 1972 году братья Мэйл, известные еще по университету англофилы, впервые посетили Британские острова. Вместе с удовлетворением любопытства этот визит был отмечен появлением в местной прессе и на телевидении, что, как и было задумано, сформировало ряды самых ранних европейских поклонников группы. Надо сказать, что Мэйлы оказались очень дальновидными, ведь по возращении в Америку от былой славы SPARKS не осталось и следа. Остальная часть группы куда–то потихоньку улизнула. Братья остались одни и осознали, что единственным местом, где их музыкой все еще интересуются, был туманный Альбион. В 1973 году они эмигрировали в Лондон.

2. Лучшая британская группа выходцев из Америки

В 1974 году SPARKS подписали контракт с Island Records и набрали второй "англо–американский" состав группы, в который вошли, кроме них, ударник Динки Даймонд, гитарист Адриан Фишер и басист Ян Хэмптон. Когда они впервые показались своему менеджеру с их длинными волосами, тот воскликнул: "Великолепно, у нас есть два похожих друг на друга брата — прекрасный материал для группы!" На следующий день бродяга Рон прогулялся в ближайшую парикмахерскую, постригся, уложил волосы назад гелем и оставил маленькие усы. У менеджера был сердечный приступ. Такой имидж за полчаса испортили! Продюсером их первого "английского" альбома "Kimono My House" (о временах нефтяного кризиса, когда островная Япония, бедная энергоносителями, вынуждена была укутываться и потуже затягивать свои любимые кимоно, дабы не замерзнуть) стал Мафф Уинвуд, брат знаменитого Стива Уинвуда и хороший знакомый Элтона Джона. Элтон даже поспорил с Маффом, что их первые сингли "This Town Ain’t Big Enough For Both Of Us" и "Amateur Hour" ждет провал, но как всегда проспорил. Так началась новая эра в британской поп–музыке — эра искрометных метафор, сообразительности и юмора SPARKS, которые начали свое восхождение с музыкальных экспериментов где–то на грани ROXY MUSIC и THE RUBETTES, демонстрируя скоростной прямо "спотыкающийся" вокал на фоне синтезаторного драйва и гитар.

Форсированными темпами Island выпустили и второй альбом группы "Propaganda", коим предвосхитили творчество BIG STAR, THE BIRDS и даже BLONDIE. Иронические тексты своих песен они одними из первых стали помещать на обложки своих записей, где разворачивались целые комиксы с непрекращающейся игрой слов. Задолго до QUEEN они записали поп–оперы, так что некоторым стоило бы поунять свою гордость за уникальность "Bohemian Rhapsody".

Сверхпопулярную группу пригласили на Top Of The Pops, куда Рассел заявился в ультрамодных подштаниках. Публика визжала от песен SPARKS об Альберте Эйнштейне и нефтяном кризисе и почему–то продемонстрировала свою суперстранную черту коллекционировать недоеденные продукты, которые оставались после звезд на банкете. Рон до сих помнит, как тогда еще молодой Моррисси стащил с их тарелки надкусанный кусочек хлеба с беконом не первой свежести и был безмерно счастлив!..

Пятый альбом "Indiscreet" продюсировал знаменитый своим сотрудничеством с Дэвидом Боуи и T–REX Тони Висконти, но несмотря на лестные отзывы в прессе ("Melody Maker" назвал SPARKS "самой многообещающей группой 1975 года"), этот год стал последним в поп–рокерской карьере группы. Англия заболела панком.

Однако в чем проблема–то? SPARKS тоже могут играть гаражный рок и прикинуться панками. Для этого в 1976 году пришлось вернуться в родной Лос–Анджелес, чтобы с группой высокооплачиваемых студийных музыкантов записать два сумасшедших гараж–панк–рок–альбома "Big Beat" (Island) и "Introducing Sparks" (CBS). Наверное, это нужно было только для усмирения самолюбия братьев Мэйл, но подобные записи были заранее обречены на безвестность. Публика приятно удивилась резкой перемене стиля SPARKS, но покупать альбомы не рискнула.

3. Да здравствует диско!

Два года братья Мэйл ломали головы, что бы такое придумать, чтобы не прогадать. И нашли свое место в только входящем в моду электронном диско. А кто самый известный диско–продюсер в мире? Конечно же, Джорджио Мородер. Пока весь мир кайфовал под "I Feel Love" Донны Саммер, Джорджио вместе со SPARKS готовил новую конфетку сингл–возвращение братьев Мэйл "Number One Song In Heaven". Революционное звучание аналоговых синтезаторов вкупе с гениальной иронией SPARKS демонстрировали новую силу музыки выжившей в которой раз группы. Опять культовые, опять британские парни из SPARKS вновь стали одним их феноменов поп–музыки (особенно во Франции, где у них оказалось больше всего поклонников) и продолжили свое влияние на молодых музыкантов. THE ASSOCIATIES, SOFT CELL, ERASURE и PET SHOP BOYS обязаны им, как российское правительство шахтерам, а DEPECHE MODE много раз заявляли, что альбом SPARKS "Number One In Heaven" был для них библией.

Но SPARKS двигались дальше. Новый альбом "Terminal Jive" принес SPARKS самый коммерчески успешный сингл в карьере ("When I’m With You"). Бывший инженер QUEEN Mack продюсировал альбомы "Whomp That Sucker" (это об их гитаристе) и "Angst In My Pants" (ну это и так понятно о чем). Лейбл Why–Fi Records плохо делал промоушн этим дискам, хотя, судя по недавним переизданиям, они были революционными для своего времени, пропагандируя усовершенствованный вариант хай–энерджи.

Два следующих альбома получились если уж не в конец попсовыми, то наверняка неинтересными, с самоповторением. SPARKS покинули гостеприимную британскую землю. На старом материале Мэйлы гастролировали по Европе и Северной Америке с бэк–группой BATES MOTEL и непременно собирали аншлаги, но вернули себе былые позиции только в 1986 году с альбомом "Music That You Can Dance To". Это было возвращение к диско с новым эмбиентным лицом под собственным продюсерским оком. Братья тут же смогли оборудовать собственную лос–анджелескую студию, в которой и записывались все последующие альбомы SPARKS.

С тех пор их музыка стабильно появлялась в саундтреках и сборниках. Кавер–версии их песни записывали многие знаменитости, и даже увидел свет альбом–трибьют SPARKS.

4. Живы будем — не умрем

Шесть лет потребовалось Расселу и Рону, чтобы вернуться на большую сцену в 1994 году с новым альбомом "Gratuitous Sax And Senseless Violins". Этот альбом получился очень эксцентричным, если не самым эксцентричным в их карьере. Здесь были и меткие цитаты из "Унесенных ветром", и навязчивые мечты стать владельцем BBC, и просто очень статно сделанные поп–вещи, такие как "When Do I Get To Sing "My Way"?" или "(When I Kiss You) I Hear Charlie Parker Playing". Мне же больше всего понравились "Tsui Hark" и "The Ghost Of Liberance". После долгих лет застоя они наконец–то написали великолепный европейский альбом, чем заслужили новую волну скарксомании в Старом Свете. Рон успешно перенес операцию по удалению грыжи и слегка изменил форму своих усищ. Рассел постригся и надел черные очки, как у Криса Лоу. Новый альбом обеспечил SPARKS столь дефицитными радиоэфирами, чего не наблюдалось со времен триумфа "Number One In Heaven". SPARKS с успехом отыграли новое турне, где им помогала Кристи Хайден из THE PRETENDERS. У них появились молодые поклонники, а старые растармашились в одночасье. В октябре 1995–го и в августе 1996 года в Монреале и Чикаго прошли конференции "Sparks–O–Rama", в рамках которых встретились поклонники группы со всего мира, члены интернетовской организации "Fan Mael", под эгидой которой поклонники группы обсуждают их кумиров.

В то время как пресса нагнетает обстановку в предвкушении нового альбома SPARKS, в прошлом году в Европе, а 22 сентября нынешнего года и в Америке появился в продаже необычный проект "Plagiarism", для которого братья Мэйл вместе с Джимми Соммервиллем, Бернардом Батлером, ERASURE, FAITH NO MORE и еще с несколькими менее известными музыкантами практически заново переписали лучшие песни SPARKS. Большинство композиций сборника получили очень сильные симфонические аранжировки (London Symphonic Orchestra), что–то в стиле PET SHOP BOYS. Нет, это не альбом грэйтестов и не просто альбом–трибьют, когда продюсер собирает заинтересованных людей и каждый записывает по песне на свой манер. Подчеркиваю, это уникальный проект, в котором принимали непосредственное участие и сами SPARKS. Может, поэтому они и назвали его "Plagiarism", переделали и перепели сами себя, вложив то, что они хотели услышать от себя, в уста других.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи