статьи



Селюнин, Сергей
“Рок-н-ролл - это музыка дебилов”

"Выхода нет". Пусть так. Зато есть питерская группа (проект, как хотите) ВЫХОД и ее лидер Сергей "Силя" Селюнин — человек известнейший и всеми уважаемый. Отметил ВЫХОД в прошлом году свое пятнадцатилетие (уже? О, господи, как время–то летит!), так себе отметил, никак. Много–много всякого–всякого случалось с ним за это время. Поиграли в нем Олег Сакмаров, Саша Давыдов —– организатор, гитарист и вокалист легендарных СТРАННЫХ ИГР, умерший так дико и трагично рано... Рано, словечко–то для смерти какое... Сотрудничал Сергей с музыкантами ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, команды многообещающей, но так до конца и не реализовавшей свой потенциал. Изменял Селюнин Питеру (тогда Ленинграду) с Москвой, потом, покаявшись, вернулся к... любимому (???)... М–да... любимой Неве. И снова искал выход своему таланту в новых альбомах, в новых концертах. Широкая душа, вековая безалаберность, народный русский рок–н–ролл...

Силя смотрит на меня хитро прищурившись и со смешком отвечает на вопросы... История русского рока отвечает...

— Год назад вы мне говорили, что у ВЫХОДА в планах концерт в Минске, но, увы, — белорусские фэны вас не дождались. Что случилось?

— Это были не то, чтобы планы, а просто наш директор того времени "надыбал" несколько клубных точек, которые нас готовы были принять в Минске, и... исчез. Мы ничего бы, конечно, не заработали, но желание прокатиться в Минск было, да.

— Группа с таким именем готова играть за бесплатно?..

— А вы считаете, что сейчас есть масса групп, выступающих исключительно за большие деньги и на стадионах? Сегодня даже Наташа Королева поет в клубах.

— А ВЫХОД востребован у себя в Питере?

— Я вообще должен сказать, что играть не люблю. Но иногда, когда есть настроение, с удовольствием играю. Поэтому, если есть предложение сыграть в Минске, то мы приедем в Минск, в котором мы еще ни разу не выступали. Это будет ново и интересно для нас. А в Питере мы играли много, нельзя же в нем играть до бесконечности.

— Сергей, хотите вы того или нет, но многие вашу команду считают группой, играющей "исконно русский рок". Другие говорят, что весь русский рок основан исключительно на блатнячке...

— Я дико смеюсь, когда слышу такое утверждение. Уже в мою юную школьную бытность была эта телега: "Дружище, мы же с тобой воспитаны на блюзе, нельзя же играть минорные гармонии, это же блатняк". И такие фразы находили поддержку у определенного рода граждан, "соглашавшихся": "Что это такое?! Какой там рок-н-ролл?! Пацан, врубись, мы же с тобой на киче вместе сидели! Ты должен играть нашу музыку!"... Нельзя делить музыку на рок-н-ролльные и блатные гармонии, это все детская болезнь левизны. Абсолютно дурацкое разделение какое–то. Мне по кайфу вот так играть, я и буду играть именно так. А если тупо говорить себе, что "надо играть рок–н–ролл", "настоящий рок–н–ролл", то это тупость и есть. Дай таким людям волю, они и заставят всех играть "исконный рок–н–ролл". На самом деле, ничего, никому доказывать не надо. Нужно играть то, что можешь, то, что хочешь.

— Вы себя чувствуете старым, заматеревшим рок–н–ролльщиком?

— Видите ли, дело в том, что ВЫХОД — вечно молодая группа. Что такое "старая группа"? Это группа, которая прошла свой путь от низов до какого–то своего пика, упала и теперь с точки зрения "старой группы" может учить всех жить. У ВЫХОДА пик еще не пройден, мы — вечно восходящая группа питерского рока. Кое–кто опять–таки скажет: "Чувак, сколько лет можно мотаться по клубам, сколько лет можно писать альбомы, которые никто не покупает". Столько, сколько я живу, столько и можно.

— Вам что–то сейчас интересно слушать?

— Ничего. Я слушаю все, что попадается, но интересного нахожу мало. У меня исчезло такое вот детское восхищение рок–н–роллом вообще. Раньше, когда я был еще маленький и мне попадались самые свежие записи любимых мною команд, то я их мог слушать неделями — переворачивал пластинку или кассету и ставил сначала, переворачивал — и опять. Но, я думаю, что это происходило не потому, что я уж так "тащился", а потому, что я хотел воспринять некие новые для меня музыкальные идеи. На мой взгляд (не хочу употреблять это слово "рок–н–ролл", потому что оно узкое — "рок–н–ролл", если это Элвис Пресли, то это не то, о чем я говорю), я уже воспринял для себя в такой музыке все, что мог и хотел. А дальше надо просто суметь то, что ты воспринял, переработать и выдать в качестве своей продукции. Поэтому я сейчас слушаю для того, чтобы следить: а есть ли что–нибудь такое... новенькое. Уже не новое, а новенькое. Это не потому, что есть кризис рок–н–ролла, а потому что есть кризис памяти — я не способен воспринять ничего такого глобально нового для меня.

— А можно ли сегодня говорить о кризисе рок–н–ролла?

— Его просто не может быть. Рок–н–ролл — музыка дебилов. А их количество не убывает.

— Чем занимается в настоящее время ВЫХОД?

— Мы постоянно выпускаем альбомы. Не так часто, как хотелось бы, потому что я не очень плодовит в этом смысле... Да и по другим причинам, по финансовым, к примеру. Если говорить об альбомах, которые изданы тиражом, то в нашем активе три лазерки и три кассеты. В этом году записали новый альбом, думаю еще выпустить один с совершенно новыми песнями.

— Сольный?

— Все, что я делаю, называется "ВЫХОД". Не важно — один я играю, не один — все равно: "ВЫХОД". Эта такая расплывчатая группа.

— Выйти на Запад не хотите?

— А зачем? Петь по–ненашему, стать известным в Дании, Голландии, Люксембурге и Японии?.. Это, конечно, хорошо. Я же считаю, что самое главное — добиться популярности в своем дворе. Если хотя бы двор любит твою музыку, это уже хорошо. И зачем тогда говорить о том, что мы должны покорять Запад, Восток, что мы самая популярная группа в Аргентине? Незачем...



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи