статьи



Amos, Tori
Необъезженная златогривая лошадка

Авторитетный британский журнал "Vox" в марте нынешнего года опубликовал список из двадцати, по его мнению, самых ярких музыкальных див современности. Тори Эмос вполне заслуженно довольствовалась местом в первой десятке, обойдя Bjork, PJ Harvey, Dolores O’Riordan и Sinead O’Connor, и заранее получила титул "Самая желанная женщина 1998 года".

Есть в этой худенькой девушке с экзотическими внешними чертами что–то "маленькое коричневое сморщенное". Изюминка, то бишь. И дело даже не во внешности, хотя лично меня рыжеволосые богини всегда впечатляли. В жилах Тори течет бурная кровавая смесь индейцев черроки и шотландских волынщиков. Поверьте мне, она очень талантлива, сильна духом и в то же время потрясающе женственна. В общем, самая соблазнительная и желанная, настоящий секс–символ.

Многим казалось, что девочка по имени Майра Эллен Эмос (Myra Ellen Amos) была смышленой от рождения. Ее отец, выбравший своим призванием служение Богу, видя ранние гуманитарные задатки своей дочери, отдал ее в церковный хор родного городка Мэрилэнд (штат Северная Каролина). Маленькая Эллен (1963 г.р.) увлеклась пением и уже с четырех лет играла на пианино и сочиняла свои песни. Ее считали вундеркиндом с чудесным открытым характером.

В 5 лет от роду она поступила в балтиморскую консерваторию и не просто прошла по конкурсу, но и получила право на специальную повышенную стипендию. Здесь, постигая азы классической игры на фортепиано, Эллен увлеклась рок–музыкой. И рок–классики LED ZEPPELIN оказались ей дороже традиционной классической музыки, звуки которой единовластно царили в стенах консерватории. В 11 лет она бросила учебу (как ни курьезно это звучит, но ей вменили в вину придание битловских живости и чувственности сонатам Бетховена, так что под них можно было танцевать) и с 13 лет выступала со своими песнями (в основном балладами под самоаккомпанемент на пианино) в барах и клубах Вашингтона.

В 1984 году 21–летняя Майра Эллен Эмос записала свой первый сингл "Baltimor" на независимом лейбле этого североамериканского города, но вскоре переехала жить в Лос–Анджелес и стала выступать в джинсах и легкой маечке под именем Тори Эмос.

Ее музыкальные дела потихоньку шли в гору, и в 1987 году ее блуждания закончились контрактом с Atlantic Records. Лейбл брал под опеку не только Эмос, но и спешно образовавшуюся лос–анджелесскую группу под странным, жутко банальным названием Y KANT TORI READ, где Тори была фронтменом. Желание побыстрее отличиться вылилось у них в дебютный попсово–металлический альбом, явно написанный на скорую руку. На его обложке экстравагантная Тори была облачена в корсет и делала вид, что умеет обращаться с саблей, а после прослушивания содержимого альбома ее вокал легко можно было спутать с устными работами Пэт Бэнатар. Итогом этих ранних экспериментов со стилем и имиджем стал резонный информационный бойкот группы и ее распад. Кстати, набиравший тогда популярность в хард–роковой среде Экс Роуз вместе с GUNS N’ROSES должны благодарить Y KANT TORI READ за тот провал, потому что после распада этой группы Роуз получил в распоряжение такого классного ударника, как Мэтт Соррум.

Без малого три года Тори сочиняла новые песни, и в середине 1991 года произошло второе музыкальное рождение Тори Эмос. У нее вышел автобиографичный мини–альбом "Me And A Gun", правдивая история, которая оказала большое впечатление на музыкальных критиков. Меж тем с выходом в конце этого года ее дебютного сольника "Little Earthquakers" вместе с такими же дебютантками Сарой МакЛахлан и Шоной Колвин Эмос необоснованно зачислили в длинный список периодически возникающих подобий Джони Митчелл, Кэйт Буш и Сьюзанн Веги, что, казалось, поставит крест на ее восприятии публикой. Но разве можно было обвинять во вторичности женщину со столь глубокими житейскими познаниями?! В ее песнях мужчины как в реальной жизни испытывали страх после неожиданной вести о беременности их любимых женщин, а женщины шли на компромисс ради любви.

Годом позже Эмос порвала этот, на первый взгляд, замкнутый круг сравнений. В своем новом мини–альбоме "Crucify" она неожиданно для всех свернула с праведной дороги сладеньких песен под пианино и записала целый набор интригующих кавер–версий всем известных композиций, не очень–то обращая внимание на какой–то определенный стиль. Представьте себе, на диске оказались вместе LED ZEPPELIN "Thank You", ROLLING STONES "Angie" и NIRVANA "Smells Like Teen Spirit". Эти песни очевидно бунтарских групп в новой нежной интерпретации Тори звучали не хуже оригиналов и неплохо гармонировали с собственными композициями Тори, в которых она не только вспоминала о своих юношеских разочарованиях, но и готова была родить на свет новую религию, религию Тори Эмос.

Затем публика имела честь услышать собственные песни Тори из ее "платинового" альбома "Under The Pink" (c хит–синглом "Cornflake Girl"). Этот увлекательно–психологический диск сформировал устойчивый интерес к поэтическому таланту нашей героини. Несмотря на это, некоторые ее конкурентки по женской нише в поп–музыке поспешили назвать ее "poster girl for rape" (развязной девушкой с плакатов, провоцирующей изнасилование). Во главе "заговора" против Тори стояла скандально известная дива Файона Эппл, прославившаяся своей вульгарностью и развязностью. Тори уладила этот конфликт очень скоро, став одним из основателей организации RAINN, предлагающей свою помощь молодым девушкам и женщинам — жертвам изнасилований. Эппл ничего не оставалось, как принести публичные извинения Тори.

250 дней Эмос провела в дороге, выступив с концертами практически по всему миру. Тори принимали превосходно. Ей самой было очень приятно, что в числе ее поклонников поровну представителей обоих полов. Но когда она вернулась домой и вновь приступила к работе, у нее произошла размолвка с продюсером ее первых двух альбомов, близким человеком и вдохновителем Эриком Россе. Серьезные изменения ждали творчество Эмос. Новый альбом "Boys For Pele" писался ею в США и в Ирландии. С первого взгляда могло показаться, что Эмос не на шутку увлеклась футболом и решила посвятить свои новые песни королю этой самой любимой в народе спортивной игры. На самом же деле Тори как всегда в своей лирике сделала закадычными друзьями Иисуса и Люцифера и заглянула в другие измерения, совершив путешествие на машине времени во времена мифов. В своей работе она затронула мифы о двух египетских богах Осирисе и Сирисе, а в названии альбома упомянула о гавайской богине Пеле.

"Boys For Pele" сделал Тори одной из ярких, но интеллигентных активисток движения фемин. Рыжая бестия Эмос всегда была вольна в манерах, но на этот раз она превзошла себя. В прессе появилось ее фото, где Эмос кормит своей грудью новорожденного поросенка.

Все 18 свежих песен она расположила в неслучайном порядке, и все они дополняют и продолжают историю ее жизни, историю самовыражения и поиска второй половины ее "я". Причем Тори в лучших своих традициях разговаривала на языке символов.

Два года минули с тех пор. Последней известной работой Тори стала песня "Finn Runs" для саундтрека к фильму "Great Expectations" (по роману Чарльза Дикенса). И вот 5 мая состоялся дебют ее нового альбома "From The Choirgirl Hotel". Все идет к тому, что дела у Тори поправились, а ее прошлое навсегда нашло свое захоронение на дальнем кладбище на задворках памяти.

Эмос наконец стала оптимисткой, причем во всем, начиная от новых, более светлых тематик ее песен до прогнозов насчет продаж этого диска. "From The Choirgirl Hotel" стал свидетелем ухода его автора от наработанного имиджа поющей пианистки к работе с собственной группой. Ее фэнов наверняка удивит то обилие современных прогрессивных идей, которые поселились в музыкальной части новых ее песен. Особенно хотелось бы отметить, что в ее музыке нашлось место всевозможным ударным и гитарным лупам, а на фоне ее голоса стали использоваться разнообразные электронные эффекты.

Как видно, появилось широкое поле для экспериментов, и это в принципе нормальная реакция творческого, не стоящего на месте человека, когда твоя предыдущая работа получилась чересчур черной по содержанию и классической по звучанию. Исходным моментом для таких перемен стал прошлогодний ремикс Эрмонда Ван Хелдена ее сингла "Professional Widow", занявший 1–е место во многих странах. Эмос приметили меломаны, которые не очень–то жаловали ее творчество в прошлом, и тем самым указали ей путь, куда следует двигаться. Теперь она вновь на коне.

Но Тори Эмос не собирается статично дожидаться, пока люди узнают из газет и телевидения, что она уже не та. В мае она начинает выступать на публике и надеется, что ее поймут и поддержат. Но даже если это не так, будьте уверены: у нее хватит сил, чтобы идти дальше, следить за прогрессом и самой диктовать моду. Феминизм нынче не в моде, но как всегда встречаются исключения.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи