статьи



Кирпичи
Тяжелы в звуке, но легки в общении


Музыканты питерской группы КИРПИЧИ — люди веселые, а значит, любят пошутить. Разговаривая с ними, чувствуешь, что тебя где–то дурят, а где — непонятно. Разбирайтесь сами.

— Как обстоят дела с вашим новым альбомом?

Вася Васин (В.). — Мы записали его в марте, в него вошли двадцать две композиции длительностью пятьдесят минут — такое массивное произведение, так как мы долго ничего не выпускали, а материала накопилось много. Альбом очень разнообразный по звуку и стилистике: хардкор, хардкор без рэпа (рэпкора, кроме одной песни, совсем нет), рэп, грандж. А вообще нам нравится метал. Называться альбом будет "Смерть на рэйве". О рэйве там на самом деле мало, так как досталось всем стилям. Выйдет он на Шок Records, его мастер продан в Москву, и дистрибьюцией компакта займется Видеосервис. Устроим большие презентации в Питере и Москве, потом, надеемся, поедем в тур.

— На что посоветуете обратить внимание на альбоме слушателям?

Данила Смирнов (Д.). — Все песни ценны. Звук хороший.

В. — На те стили, которые не были представлены на нашем первом альбоме. Мы вообще тот записали тяп–ляп, а здесь задействовали лучших звуковиков города.

— Какую группу на сей раз вы упомянули? На "КИРПИЧИ тяжелы" досталось АГАТЕ КРИСТИ.

В. — НИРВАНУ. А АГАТА — супергруппа, клевая команда.

— Питер любите?

В. — Мрачно в Питере, город на костях стоит.

Д. — Невский проспект есть и все.

В. — Знаете историческое название Петербурга? "Гнилой угол". Болото. Потому мы все такие мрачные.

Д. — Но город мы любим.

Е. — А Москва — параша, победа будет наша!

В. — Москва — это кал такой, что... Понты все эти столичные, неоправданные (творческие, я имею в виду). Как–то все у них поверхностно, а в Питере все глубоко, так, что не достанешь. Но пожить в Москве охота!

— Какое положение в питерском рок–обществе вы отводите собственному коллективу?

В. — В Питере сейчас сформировалась такая ситуация, что есть десять ведущих команд, которые собирают залы и записывают альбомы. В альтернативном шоу–бизнесе ситуация такая же. Сегодня в Питере короли КОРОЛЬ И ШУТ (по сравнению с которыми мы очень мощно сосем) и СПЛИН. А нас, ТЕКИЛУ, других не слышно.

— Но после того успеха, с которым группа выступила года полтора назад в Москве, от КИРПИЧЕЙ ждали стремительного взлета. Однако этого не произошло. Почему?

В. — То, что мы играли тогда, было прикольно и хорошо, но время–то прошло. И, если честно, материал был слабенький, он не давал нам развиваться. Наверное, так я бы ответил.

— Планы вы строили самые разные...

Е. — У нас и сейчас они есть. Книжку комиксов хотим выпустить с нашим участием.

Д. — Фильм тематический снять, пародию на рекламу.

В. — Но все упирается в нашу лень.

Д. — Альтернатива перед нами такая: либо выпить, либо чем–нибудь заняться. Побеждает чаще первое.

В. — А что делать? Организация рабочего процесса в группе плохая... Если без смеха, то все от людей зависит. Вот в TEQUILAJAZZZ люди активные, им на старости лет торкнуло в ж..., так они музыку к кино стали писать, видео выпускать.

Д. — Вася, я бы не согласился с тобой, что первый альбом был продрочен из–за материала, материал нормальный...

В. — На нем не хватало явного хита. Хотя за нами "Байка" так прилепилась, так достала, что на репетициях (когда мы редко, но репетируем) ее никогда не играем.

— Фирменные байки от КИРПИЧЕЙ у вас в загашнике есть?

Д. — А–а–а–а–а...

Е. — Э–э–э–э–э...

В. — Все они в основном связаны с алкоголем.

— Мода на концерты–unplugged уже прошла, но мысль сделать нечто в том же русле у вас не возникала? Представьте, какой резонанс был бы: КИРПИЧИ, unplugged...

Д. — Если я куплю контрабас, то, может быть, мы что–то и сделаем.

В. — Все эти unplugged — кал, мне не нравится.

Е. — Они не торкуют, в них нет энергии.

В. — КОРОЛЬ И ШУТ записали акустический альбом...

Д. — ...который будет хитовым...

В. — ...который продастся моментально. Там реальный, хороший мэйнстрим, хорошая поп–музыка. Это даже не рок–музыка, у ДДТ жестче. Но зачем это все делать? Они же панки, и чувствуется, что это все неестественно.

— Для души...

В. — Какая, б..., душа?..

Е. — Для души мы с Данилой дэз–метал играем.

— "Мэйнстрим" — слово ругательное в Питере?

Е. — Мы в рэпе мэйнстрим делаем.

В. — Мы все время думали, что занимаемся поп–музыкой...

— "Ай–Ай–Ай" любит говорить, что они играют power–pop...

В. — Вот, блин... Это не поп на самом деле, это хардкор! Даже если песня мягкая, как у нас, то ее все равно радио никогда не прокрутит, так как для них это жестко, пусть и ненормативной лексики в ней нет. С радиоформатом у КИРПИЧЕЙ сложно. Мы постарались сделать специально под радио композицию, нам не стыдно, что нас будут обвинять в том, что мы продались. У нас такое положение сейчас, что нам наплевать, пусть обвиняют.

Е. — Но умные–то люди увидят, что если мы сделаем самый последний галимый попс, то выйдет он смешным. КИРПИЧИ написали такую песню — "Рэп — кал" (композицию в стиле рэп!) — думаем, что фэны все отлично поймут. Причем в ней мы не используем инструменты, а украли сэмпл одной немецкой группы.

Д. — За это можно в суд подавать на нас.

В. — На самом деле так все делают, все крадут.

— Но только одни КИРПИЧИ этим бравируют...

В. — Нет, ну такого нет, что берем какой–то рифф и один в один его снимаем.

Д. — Мы его творчески изменяем.

— Если вы следите за рэпом, то что вам нравится?

Е. — В России хороших рэповых исполнителей нет. Нет нормальных проектов, с нормальной лирикой.

Д. — С.Т.Д.К. — это поп такой. Прикольно, но не более.

В. — А из западных... че там... WU-TАNG. BEASTIE BOYS, естественно.

Д. — За рэп–музыкой — будущее. Мы это для себя поняли.

В. — Она перестала быть музыкой черных и стала музыкой белых. В Германии сейчас рэп на немецком языке очень мощно развивается, и, по моему мнению, их рэп превосходит весь англо–американский.

— А вы для себя делите рэп на "черный" и "белый"?

В. — Делим.

Е. — Но предпочтение отдаем все же людям именитым.

В. — У меня дома спутниковая антенна, можно много чего увидеть, но я, кроме немецкого рэпа, ничего не слушаю.

Е. — У тебя другие каналы просто не ловятся.

— Вы сказали, что за рэпом будущее. А еще за чем?

В. — Рок будет развиваться, явно. Сегодня он в России на новый виток вышел, год назад было сложнее.

Д. — Реальное возрождение рока в России произошло с группы МУМИЙ ТРОЛЛЬ, по–моему.

В. — Русский рок будет все ближе и ближе к мировым стандартам.

Д. — Эстрада наша начинает усложняться. Очень медленно, но что–то там такое проскальзывает. Хотя г..., конечно, страшное.

В. — Нет, бывает не кал, бывает.

— А чем вам МУМИЙ ТРОЛЛЬ приглянулся?

Д. — Мне клип понравился, хорошо снят.

Е. — Тексты. Как вокалист кривляется.

Д. — Но потом он достал этим делом! Достал!... В музыке–то у них ничего особенного нет, так — одна большая песня с некоторыми вариациями.

В. — Нет, ну песня–то хорошая, если объективно. Весь альбом, к примеру, "Морская" состоит из хитов: "Девочка", "Владивосток 2000", "Утекай", "Кот кота"...

— А альбом "Икра"?

В. — Там кала больше. Там эта его манера уже раздражает, очень сильно...

Д. — "О–ля–ля"... И девчонки падают.

— А вы чем "купили" публику?

Д. — Мы такие милые мальчики...

В. — Ну смотри: я вот поэт хороший, а они — хорошие музыканты. И у нас бывают хорошие концерты.

— От чего зависит, будет концерт хорошим или нет?

Е. — Это можно определить со второй–третьей песни.

В. — Да ни от чего он не зависит! Настолько много разных причин способны вмешаться, что просто иногда кажется — мистика да и только. Звук может быть хорошим, все играется, мы — трезвые, но — нет...

— Вот–вот, о трезвости. Сколько грамм позволяете себе перед выступлением?

Е. — Мы однажды так себе позволили... А потом запись послушали и оказалось, что все великолепно.

— То есть алкоголь только стимулирует ваш профессионализм...

В. — Влияет, конечно. Хуже играем после него, хуже.

Д. — Зато общение с публикой становится более теплым.

В. — Потому что публика всегда чуть теплая.

— А с наркотиками как? Братья Самойловы "наконец" признались в своем грехе...

Д. — Это ж надо, а то никто об этом не знал...

В. — У КИРПИЧЕЙ в этом плане никаких проблем не было, но примеры друзей, музыкантов перед глазами есть.

Е. — Тема достаточно актуальная сейчас.

Д. — С тяжелыми наркотиками лучше жизнь не связывать.

В. — О легализации легких, может, и стоило бы подумать, марихуаны там... У нас песня соответствующая есть — "Ельцин Борис, разреши каннабис". Но есть и против тяжелых — "Торчи п...з, торчи, ты сдохнешь".

Д. — Под героином невозможно играть тяжелую музыку.

— А Крупнов?

Е. — Это не тяжелая на самом деле музыка. В последнее время он играл такие... роковые блатнячки. В ЧЕРНОМ ОБЕЛИСКЕ, когда он еще был с длинным до пояса хайром, он не торчал, я думаю. Там все было строго.

В. — Да и не наше это дело выяснять, торчал Крупнов или нет.

— Давайте от музыки перейдем к вещам обыденным. Увлечения какие–то у вас существуют?

Д. — Женя у нас баскетболист.

В. — Я пишу роман, о современных Ромео и Джульетте. Мальчик работает в "Coca–Cola", девочка в "Pepsi–Cola". Оба они в итоге уходят в "McDonalds".

Д. — Здоровая у него такая пачка исписанных листов.

— Когда роман будет написан, предполагается его издать?

В. — Если это принесет деньги. Все за деньги, только за деньги. Вот как бы такая у нас позиция... И то, что мы говорим, то что мы делаем, — это все наше. И все пошли на х...! И те, кто говорит, что мы поп–группа, тоже пошли на х...! Мы всегда будем делать то, что мы хотим... Тупо... Никаких подачек никому, но только за деньги все.

— А зачем вам столько денег?

Д. — Скэйты новые купим, мячи баскетбольные, новые. На девчонок новых потратим.

В. — Компьютер с Internet.

Е. — Вышка с парашютом тоже денег стоит.

— Втроем прыгаете?

В. — Я не прыгаю, боюсь. Моя жизнь нужна России... Я боюсь замкнутого пространства... В туалетах и поездах очень мрачно себя чувствую. На лифтах не езжу. Я живу на пятом этаже и спускаюсь с него и подымаюсь на него пешком... Когда поезд в метро останавливается, то потею. С детства такое у меня. Какие–то тараканы, внутренние переживания.

— Снова к музыке. На фестиваль "Учитесь плавать" поедите?

Е. — На выездной в Прибалтику поедим. Даже если и выступать не будем, то просто потусуемся. Там хорошо: море, солнце, все дешево.

В. — Да затухает уже фестиваль, по–моему.

Д. — Пора Скляра сменить, надоел.

— Я, кстати, не от вас первых слышу такое мнение, что Скляр, породив "Учитесь плавать", его же и убивает, хочет он того или нет.

В. — Если говорить правду (конечно, Скляр скажет, что мы говнюки), то сама идея фестиваля ложна. Все три тезиса "Учитесь плавать", а именно здоровый образ жизни, экстремальность только в музыке и, сложное такое, непримиримость к социальному конформизму, в реальности отсутствуют напрочь. Рассмотрим все на примерах. Здоровый образ: лидер группы I.F.K. Паштет валяется с утра в голом виде на пляже под ярким–ярким солнцем, с закатанными глазами, совершенно в ж... Экстремальность только в музыке: жгли стулья из кемпингов, так как не было дров для костра. А непримиримость возведена в такую степень, что всем уже просто насрать на все.

— А вы людей не обманываете? Некоторые музыканты, провозглашая со сцены светлые и добрые идеи, в жизни оказываются совсем не ангелами...

В. — Мы в своем творчестве ни к чему людей не призываем, а только констатируем факты. Раньше или позже, если ты будешь врать, тебя раскусят.

И напоследок все–таки конкретная байка от КИРПИЧЕЙ.

Как КИРПИЧЕЙ награждали призом журнала "FUZZ".

Вручили музыкантам металлическую статуэтку, а потом за кулисами Васе и говорят: "Слушай, у нас другого приза нет, а вручать его АУКЦЫОНУ надо. Дай, пожалуйста. А через две недели зайдешь в офис и тебе отдадут такой же". И пошел Вася...



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи