статьи



Biafra, Jello
в радикальной оппозиции

То, что Джелло Биафра является культовой фигурой американского андерграунда, знают, по–видимому, все. И как писал однажды французский журнал "Rock&Folk", с таким парнем, как Джелло, покой нам только снится. Вот уже 20 лет он неустанно трудится на музыкальной и политической ниве, помогая тысячам людей по всему миру эффективно противостоять отупляющему влиянию маc–медиа, корпораций, коррумпированных политиков и клерикалов всех мастей. Поначалу делал он это в составе пионеров американского панка DEAD KENNEDYS (представьте себе нашу группу с названием ДОХЛЫЙ МАШЕРОВ), затем в качестве шефа одного из самых уважаемых в мире лейблов Alternative Tentacles. За время своего существования фирма пустила гулять по свету 211 разрушительнейших вирусов и останавливаться на достигнутом явно не собирается. (Для тех, кто не в курсе, поясняю: каждый новый релиз соответствует новому виду вируса, выведенного в лабораториях А.Т., например, LARD — "Pure Chewing Satisfaction", Virus 199).

С подачи Биафры мир узнал такие замечательные группы, как D.O.A., NOMEANSNO, ALICE DONUT, DICKS, CRUCIFUCKS, PELIGRO, HALF JAPANESE, AMEBIX, BUTTHOLE SURFERS, BEATNIGS, GROTUS, NEUROSIS, ZENI GEVA, HISSANOL, VHK, VICTIMS FAMILY, EVAN JONS & THE H–BOMBS, STICKDOG. Сегодня это уже классика альтернативной музыки, но не следует забывать, что до того как они появились на А.Т. о них мало кто знал. Не меньшую угрозу для общества представляют и пришедшие им на смену коллективы. Среди них прежде всего хотелось бы отметить FACEPULLER, DEAD AND GONE, LOGICAL NONSENSE, BUZZKILL, FIXTURES, PACHINKO, ZEN GUERRILLA, LIFE AFTER LIFE, THRALL, TRIBE 8, ULTRA BIDE, DOG FACED HERMANS, MAN IS THE BASTARD.

Все вышеперечисленные группы играют совершенно разную музыку (не только хардкор, но и хип–хоп, индастриэл, нойз, джаз–кор), да и люди они, в общем–то, разные. Объединяет всех их нестандартный подход к музыке и то, что у них есть что сказать слушателю. Ну и, конечно, то, что все они являются друзьями Джелло. Последний, к слову, не сидел сложа руки все эти 10 прошедших с момента роспуска DEAD KENNEDYS лет. За это время он записал кучу пластинок с такими великолепными группами, как D.O.A., NOMEANSNO, MINISTRY (LARD), STEEL POLE BATH TUB (TUMOR CIRCUS), а также с Mojo Nixon. Прошедший год порадовал нас очередным альбомом "Сала", с помощью которого Джелло, Пол и Эл поставили на место многие псевдоальтернативные группы 90–х и показали, что такое настоящая альтернатива. С этого знаменательного события ушедшего года мы и начали допрос команданте Джелло.

— Со времени выхода "Last Temptation Of Reid" прошло более 6 лет, и многие уже решили, что продолжения не последует. А между тем твое сотрудничество с Элом Юргенсеном приносит новые плоды. Чем тебя привлекает работа с ним?

В.: Мне импонирует его неуемное стремление к достижению максимально мощного студийного звучания. У некоторых музыкантов наблюдается привязанность к определенной формуле игры. Эл же не любит использовать "заезженные" фишки, он постоянно ищет новые способы тяжелого звучания. Но иметь хороший звук недостаточно, нужны еще и хорошие песни, и с этой точки зрения Эл всегда на высоте.

— У меня создалось впечатление, что в отличие от предыдущего альбома музыкальная часть Puke Chewing Satisfaction была целиком отдана на откуп Элу и Полу. Так ли это?

В.: Да, раньше я занимался и музыкой, и текстами, сейчас же ограничился написанием текстов и пением.

— Не собираешься порадовать нас каким–нибудь новым проектом в новом году?

В.: Не знаю. Я действительно не знаю, чем я займусь в новом году. У меня есть много новых песен, но конкретных планов их реализации у меня пока нет. Есть вероятность (правда, небольшая), что я запишу их с Ральфом из VICTIMS FAMILY. Пока все выглядит неопределенно, у нас даже не было времени, чтобы спокойно посидеть и обсудить это дело. Может быть, что–то из всего этого и выйдет.

— Контактируешь ли ты с бывшими участниками DEAD KENNEDYS?

В.: Не хочу порождать никаких сплетен на эту тему. Да, мы по–прежнему общаемся. Это как в ситуации разведенной семьи с детьми — мы вынуждены разговаривать друг с другом, но при этом у нас нет ни малейшего желания воскресить группу.

— Есть ли у тебя какие–либо планы относительно издания книги?

В.: Книги? Нет, я не очень–то и заинтересован в этом. А.К.Press обещают опубликовать книгу с моими речами, ранее выходившими на CD, но я даже не знаю, когда это произойдет.

— Твои музыкальные предпочтения на данный момент?

В.: На этот вопрос я мог бы отвечать целый день. Мои музыкальные интересы очень широкие. Я не считаю, что музыка должна звучать однообразно, точно так же как не верю в то, что панк должен быть ограничен какими–то узкоочерченными рамками.

— Что есть панк для тебя?

В.: Это скорее состояние ума, чем определенное музыкальное направление. Это тот самый бунтарский фермент, который присутствовал ранее у битников и хиппи, когда они вели борьбу против войны во Вьетнаме. Многие люди, которые сегодня играют панк, не имеют ничего общего с истинным духом панка...

— Скорее с модой на панк?

В.: Скорее с мыслью о том, как заработать много денег.

— А что ты думаешь о так называемых альтернативных группах?

В.: Я не люблю поп–панк, если ты это имеешь в виду. Каждый раз, когда я слышу, как кто–то поет в стиле парня из THE EAGLES, мне становится плохо. Мне нет дела до того, насколько громко играют гитары, поэтому, когда я слышу что–либо в духе THE EAGLES, я становлюсь больным.

— Что ты думаешь о готической музыке?

В.: Иногда я слышу песни, которые мне нравятся, но в целом я не большой поклонник всей этой вампирически–героиновой романтики. На последнем альбоме MARILYN MANSON есть неплохие песни. Эта группа неоднозначно воспринимается здесь, в Америке. У всего этого правого крыла добропорядочных христиан нет в данный момент такого хорошего объекта для нападок, каким был Tupac Shakur, вот почему они двумя руками ухватились за M.M. MARILYN MANSON в концертном варианте очень хороши. Большинство же готических групп на сцене выглядят ужасно. Они просто стоят и выглядят "угрожающе". M.M. — это совершенно другой случай.

— Каким критериям должны отвечать группы, чтобы ты захотел выпустить их альбомы на Alternative Tentacles?

В.: Хм, ну они должны хорошо держаться на сцене, в их текстах должно быть нечто, с чем можно обратиться к слушателю, они должны обладать уникальным звучанием, они, наконец, не должны звучать как миллион других групп. Кроме того, они должны быть интересны мне как люди. Вот почему я не работаю с группами типа sex, drugs and rock`n`roll. Их интересуют только деньги и то, купим ли мы им фургон. Наша же цель — издавать хорошую музыку, а не покупать людям автомобили. Если этот последний фактор отпадает, то это великолепно, потому что наш лейбл очень маленький, намного меньший, чем это обычно представляется издалека, и у нас попросту нет денег для того, чтобы реализовать все, что мы хотели бы. Иногда, как, например, в случае с NOMEANSNO, у нас по результатам продаж за месяц оказалось немного больше денег, и как раз в этот момент пришла кассета NMN. Я послушал и... В общем, сразу понял, что с ними надо работать. Их альбом "Sex Mad" (а именно его они и прислали) фантастически хорош!

— Поговорим о менее приятных вещах. На твой взгляд, произошли какие–либо позитивные перемены с того времени, когда республиканца Буша сменил на президентском посту демократ Клинтон?

В.: Конечно же, нет. Дело в том, что между республиканцами и демократами практически нет никакой разницы. Более того, и те и другие — это одна большая объединенная партия. И республиканцы, и демократы создают правительства, которые представляют интересы правых, мультикорпораций и богачей. Все это сильно смахивает на систему, функционирующую в Мексике. Там есть только одна партия, у нас же лишь создается иллюзия, будто существует две партии. Достаточно взглянуть на того же Клинтона, чтобы понять, что практически все его достижения проистекают из политики Буша. Договор NAFTA с Мексикой и Канадой, который лишил работы многих людей, соглашение GAT с Европой, ужасающий новый уголовный кодекс, предусматривающий 50%–ное увеличение перечня преступлений, караемых смертью. Клинтон подписал закон, запрещающий любое упоминание о сексе в Интернете. К счастью, Верховный суд отклонил этот закон...

— ...Хвала Всевышнему за Верховный суд!

В.: Ну, суд тоже достаточно консервативен... Многие голосовали за Клинтона, думая, что он человек из либерального крыла правых и что он сможет протолкнуть через Верховный суд некоторые законы. Но он сделал это только в случае с абортами. Все остальные действия Клинтона были направлены на ограничение права на труд и смежные гражданские права.

— Кстати, как ты относишься к попыткам правых политиков и клерикалов запретить аборты?

В.: Резко отрицательно. Вообще, когда клерикалы начинают править бал, говорить не о чем. Это просто смешно.

— Твой прогноз на ближайшее будущее скорее оптимистический или пессимистический?

В.: На ближайшее время чрезвычайно пессимистический, хотя похоже на то, что международные концерны зашли так далеко, оставив без работы такую большую массу людей (даже здесь, в Америке), что вскоре, еще на нашем веку, дело дойдет до серьезного бунта. Не так быстро, не в одночасье, но это произойдет еще при нашей жизни. И когда это произойдет, я надеюсь, что люди будут готовы прекратить споры о таких глупостях, как что такое панк–рок и продажность, и займутся более важными делами. И если вскоре мы окажемся в радикальной оппозиции, я надеюсь, что люди будут знать, что им делать, в противном случае мы будем иметь здесь вторую Боснию, Румынию или Заир.

— А как насчет долговременных прогнозов?

В.: Думаю, что еще при нашей жизни случится множество удивительных (диких) вещей и не все они будут приятными.

— Что, на твой взгляд, могут предпринять люди для того, чтобы все развивалось в благоприятном направлении?

В.: Хочу повторить еще раз, что люди, участвующие в антиправительственных и антикорпоративных движениях, должны, наконец, начать думать всерьез. Они должны перестать дискутировать по пустякам. Такие страны, как Чехия или ЮАР, вовсе не являются идеальными, но люди, долгие годы находившиеся в радикальной оппозиции к тамошним режимам, знали, как добиться власти, а главное — у них хватило воображения, как донести свои идеи до общества. (Эх, Джелло, где ж нам взять это самое "общество"? — М.Н.) В результате, когда они получили власть, это было большой неожиданностью. Люди должны прекратить бесплодные дискуссии на темы, продался GREEN DAY или нет, считать ли автоматически людей, которые едят мясо, плохими или нет. Вместо этого они должны начать работать совместно, с мыслью о будущем, когда диктат корпораций будет сломлен. Нужно быть готовыми к строительству децентрализованного общества, создающего достойные условия жизни для каждого индивида.

— Что бы ты сделал, если бы стал президентом США?

В.: Размышлять над этим было бы слишком эгоцентрично с моей стороны, однако мне вовсе не кажется ошибочным думать об этом. Да, ты не в состоянии охватить все сразу, но вполне можешь задавать себе вопросы типа: "Что бы я мог сделать, если бы у меня были шансы изменить какую–либо конкретную вещь?" Или: "Что было бы, если бы шефа не стало и я занял его место? Как бы я мог изменить мою фирму?" Или: "Как я могу изменить свою школу?.." Нужно начинать мыслить таким образом, при этом отдавать себе отчет, что не все будут с тобой соглашаться, что не все видят проблемы точно так же, как и ты, и быть готовым к диалогу, вместо того чтобы отвергать все с порога, обвинять всех в продажности и обзывать идиотами и колхозниками. Я хочу сказать, что большинство американцев находятся в оппозиции к корпорациям и правительству, но никто из них, даже музыканты, ничего с этим не делает. Люди не избирают кого–нибудь лучшего, потому что они слишком заняты спорами между собой или попросту капитулируют. Они не хотят задуматься над тем, что можно было усилить собственную политическую позицию, вместо того чтобы позволять ставленникам корпораций прибирать все к рукам. Но беда в том, что большинство американцев ничего не имеют против богатых людей. Наоборот, они жаждут стать одними из них.

— Последний вопрос. В чем ты находишь утеху?

В.: Я люблю музыку, природу, люблю секс, люблю ездить на автомобиле, люблю визуализировать тотальный распад системы диктата корпораций.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи