статьи



Агата Кристи
Ураган затихает

Расставшись с АГАТОЙ КРИСТИ в апреле, Минск вновь встретилсяс ней в ноябре. Слишком часто? Не знаю. Мне кажется, чем чаще в Минск приезжаютмузыканты такого уровня, чем больше их концертов, тем лучше. А что до нас,журналистов, то мы всегда рады встрече с музыкантами и готовы выслушать(обязательным условием является встречное желание музыкантов рассказать)и донести до вас содержание всего сказанного.
В случае с АГАТОЙ КРИСТИ желание было обоюдным (во всякомслучае мне так показалось), результатом чего стало два ниже приведенныхразговора. Сначала удалось встретиться с Александром Козловым, клавишникомгруппы (не все сразу, ведь не только наша газета хотела побеседовать смузыкантами). И первый вопрос, конечно, о планах — полгода как–никак прошло.

Д.Б.: Что нового, что готовите?

Александр: Сейчас готовятся два новых проекта. Первое— это десятилетие в феврале. Пока еще не ясно, как это все будет выглядеть,но думаю, что мы подготовим большую концертную программу, которая будетпредставлена в Москве в одном из крупных залов. Хотим удивить публику какой–нибудьумной и хорошей сценографией, интересными эффектами, которые еще никтоне использовал, для чего очень серьезно прорабатывается техническая часть.Может быть, к этому времени выйдет сборник лучших вещей, в который мы решилидобавить, помимо всем известных песен со всех альбомов, две–три совершенноновые, которых еще никто не знает, не слышал, не видел. И уже сейчас начинаетсяподготовка к новому альбому, пишутся новые песни, их уже достаточное количествонабралось, но, конечно, будет еще много написано — может, штук двадцать,двадцать с небольшим, из которых мы уже окончательно будем выбирать вещидля альбома. Когда он появится, пока еще не ясно. Мы думаем, что в течениезимы его запишем, а где–нибудь весной выпустим.

Д.Б.: Как проходит тур с альбомом "Ураган"?

Александр: Я думал, что будет сложнее найти взаимопониманиес публикой, а оказалось, что нет. Очевидно, сыграло свою роль то, что несколькопесен были достаточно хорошо раскручены по российским каналам радио и ТВ.Плюс то, что альбом дошел до слушателя и как бы со второго, с третьего,с четвертого, с пятого раза очень многие стали находить в нем нечто длясебя, и он уже не кажется таким страшным и депрессивным, как на первыйвзгляд. И, во–вторых, на концертах мы играем программу не блоками, а вперемежку, поэтому все "урагановские" вещи проходят на хорошем уровнеи лично я не замечаю какого–то спада эмоций, спада энергетики концерта.Честно говоря, я доволен тем, как идут концерты, и, в принципе, я не могувспомнить никакого неудачного или провального концерта...

Д.Б.: Многие журналисты говорили, что в Витебске был далеконе самый удачный концерт...

Александр: Хотелось бы, конечно, с этими журналистаминепосредственно пообщаться и выяснить их впечатления, но на самом делеконцерт, на мой взгляд, был один из самых удачных, раз. Прием публики доказывалсовершенно обратное, это два. А в–третьих, в нашей стране едва ли найдетсядва–три журналиста, чье мнение меня бы действительно интересовало, к чьемумнению я действительно бы мог прислушаться, как мнению, которое действительнообоснованно, профессионально и зиждется на действительно глубоких познаниях,а не на каком–то дешевом внешнем впечатлении. Кстати, корреспондент "Музыкальнойгазеты", с которым я сейчас беседую, относится к этой тройке. Этоне дешевая лесть, я действительно так считаю.

Д.Б.: Спасибо большое. Сейчас достаточно популярно средироссийских групп выезжать на гастроли за рубеж, например, АУКЦЫОН. Вы неделали подобных попыток с вашим последним альбомом?

Александр: Нет, мы никуда не ездили с ним и ездить никудане собираемся, потому что нам хватает концертов по России; на мой взгляд,мы играем действительно русскую музыку, несмотря на какое–то европейскоезвучание и использование моментов вообще мировой культуры.

Ну, надо идти. Потом договорим...

Чуть позже разговор возобновился, после того, как к намприсоединились братья Самойловы и вездесущий Олег Климов (О.К.).

Д.Б.: В последний раз мы с вами встречались почти сразупосле выхода "Урагана", и тогда вы сказали, что прошло еще недостаточновремени для того, чтобы оценить альбом со стороны. Сейчас, когда уже прошелгод с окончания его записи, вы можете это сделать?

Глеб: Мы еще им не переболели.

Вадим: Нам этот альбом интересен. Я считаю, что он оченьбогат по музыке и внутреннему духовному содержанию; это альбом, за которыйнам совершенно не стыдно.

Глеб: Тем более что есть люди, которым он понравился,чьим мнением мы дорожим.

Вадим: К тому, что у него другая коммерческая судьба нежелиу "Опиума", мы были готовы, и ничего удивительного в этом нет.

О.К.: Вы сказали фразу "мне не стыдно". Неужелибыли какие–то упреки?

Вадим: А нам упреки все время... В попсе, бесталанности...

Глеб: Сейчас пишут о том, что исписались...

Александр: В "Музобозе" написали, что "Ураган"— яркое свидетельство творческой деградации и импотенции группы.

О.К.: В этом свете как вы смотрите на то, что ваше выступлениена "Славянском базаре" было не лучшим?..

Глеб: Мы смотрели потом съемки этого концерта на видео,где зал показан очень хорошо и публика...

Вадим: Концерт сам по себе прошел очень хорошо. Мы потомсмотрели его на видео, и у нас осталось о нем очень положительное впечатление.Здесь, по–видимому, речь идет о тех оценках, о которых сказал Саша, — когдалюдям в принципе не нравится нынешнее состояние нашей музыки.

О.К.: Вадим, вы сейчас помогаете кому–то записываться?Я знаю, вы раньше много сотрудничали с Настей Полевой...

Вадим: Когда было время сидеть в студии — да, а сейчассовершенно нет времени и необходимости такой меньше. У нас остались связис группой ИМПЕРИЯ, которая сейчас выпускает новый альбом, но они оченьсамостоятельные, и мы чисто по–человечески им чем могли помогали. Но творческимы ни с кем сейчас не работаем, ручки я тоже сейчас никому не кручу ("крутитьручки" — записывать кого–нибудь, сидеть за пультом, — прим. авт.),кроме АГАТЫ КРИСТИ.

Д.Б.: Все музыканты жалуются, что критики зачастую необъективныв оценке музыки...

Александр: Да нет у нас объективных критиков...

Д.Б.: ...В связи с этим было бы интересно узнать, чтоза последнее время вас заинтересовало...

Глеб: Огромное количество. Например, хотя бы одна техно–революция,которая произошла в 90–е годы, дала огромное количество имен...

Александр: Я, например, полностью согласен с рецензиейна последний альбом группы VERVE в "Музыкальной газете". Оченьхорошая рецензия, я бы под ней подписался. Ее написал какой–то K.S. (КоляСапунов, — прим. авт.)...

Глеб: Клеп Самолофф...

Александр: ...Действительно очень сильный альбом и одноиз самых ярких моих впечатлений за последнее время.

О.К.: А какую вы самую сильную рецензию читали о себе?У вас что–то осталось в памяти о каком–то альбоме?

Глеб: К сожалению, нет.

Александр: Я стараюсь следить за прессой, и как–то малопишут про нас, а на "Ураган" практически ни одно издание не опубликовалоникаких рецензий, никаких отзывов, кроме каких–то ругательных в последнеевремя. Поэтому даже похвастаться нечем, ей–богу. Действительно, хвалитьстали мало.

О.К.: А может, нужно как НАУТИЛУСУ перестать выступать,и потом все же начнут лить слезы: "Как АГАТА КРИСТИ? Куда мы смотрели?"

Глеб: Да, никто не начнет.

О.К.: Глеб, вы серьезно так думаете?

Глеб: Да, я уверен, что процент людей, которые будут литьслезы, такой маленький на самом деле... среди всех людей, которые нас хотябы слушают...

Александр: Да нам, честно говоря...

Глеб: Это с любым, мне кажется, так...

Александр: ...Не скажу, что нас не трогают эти все нападки,но на самом деле, пока люди ходят на наши концерты и залы собираются, мыдовольны, ведь самое главное — это все–таки зритель, как это ни банальнозвучит. Мнение критиков тоже имеет определенное значение, но оно для насна десятом месте.

Д.Б.: Надеетесь ли вы рассеять эти домыслы своими новымиработами, которые готовятся к выходу?

Вадим: Как раз меньше всего хотелось бы, когда делаешьновую работу, относиться к ней: "Ну вот я щас покажу критикам, я импокажу!" Нет, мы так никогда подходить не будем к нашей музыке, ив этом смысле мы очень выносливы. Нас не раззадорит никто из критиков.Мы пишем то, что хотим, а получается то, что получается.

О.К.: Вадим, ну есть какая–то самодостаточность, насколькоя понимаю, и все–таки выступления перед публикой... Какую–то вы проводитегрань или абсолютно то, что вам нравится, то вы и делаете?

Вадим: Выступать, играть концерты — это, видимо, неотъемлемаячасть той самодостаточности, которая на этом и заканчивается, наверное.То есть без концертов нам не интересно сочинять музыку. Очень интересноее услышать на компакт–диске, но еще интереснее "живьем" игратьна концерте.

О.К.: Артист Ранее Известный Как Принц начал выпускатьальбомы, отойдя от имени Принц. Вам было бы интересно это повторить, скажем,записаться под абсолютно другим именем?

Глеб: Зачем?

Александр: Вот вы сорвали у меня с языка эту мысль.

Глеб (удивленно): Да?

Александр: Меня, честно говоря, такие мысли посещают.Сделать что–то совершенно новое под другим именем. Ну, а почему нет? Интересно...

О.К. (ухмыляясь): Все равно бы изругали?

Глеб: Нас ругали всегда...

Александр: Почему? Это что–нибудь новое будет.

Д.Б.: В каком направлении намечается дальнейшее развитиемузыки АГАТЫ КРИСТИ? Тот материал, который вы готовите, будет с еще большимуклоном в сторону электроники или вновь синтезом электроники и рока? Илиэто меньше всего волнует?

Глеб: Да, это меньше всего волнует, во–первых. Во–вторых,это будет ясно только на студии уже.

Вадим: Да, когда оно запишется, тогда уже понятно будет,что получилось.

Глеб: До самого конца работы, до последней песни в альбомепонять, в каком ключе все–таки этот альбом идет, очень тяжело иногда.

Вадим: Мы сначала создаем, а потом анализируем ключи.

О.К.: Может, типично журналистский вопрос. В последнеевремя очень много не скандалов, но связанных с группой АГАТА КРИСТИ каких–торазборок с прессой. В частности, не та подпись под фотографией...

Вадим: Это не разборки, просто пресса себя так ведет...

Глеб: Да, дело в том, что был сфотографирован Вадик сосвоей девушкой, а написано, что это Глеб Самойлов.

О.К.: Это не попытки какими–то способами поднять интереск группе?

Вадим: Нет, к сожалению, это не тот случай, но в последнеевремя такое участилось.

О.К.: А вообще у вас осталось что–то в жизни святое инезыблемое?

Глеб: Летать охота.

Александр: Да.

Глеб: Мы все хотим быть космонавтами.

О.К.: А если серьезно?

Глеб: Дед Мороз.

Александр: А если мы не хотим серьезно отвечать на этотвопрос?

Глеб: Мы действительно не хотим серьезно отвечать на этотвопрос — он слишком длинный, слишком много из себя выворачивать...

Вадим: И у каждого внутри...

Глеб: ...совершенно разное.

Вадим: И глубина этого вопроса, его понимание в себе ижелание высказываться на эту тему у каждого разные.

Александр: И потом, это противоречит стилю "Музыкальнойгазеты". Газета такая легкая, достаточно демократичная, молодежная.Зачем эти загрузы на темы, которых никто не понимает? Если фанат будетчитать, он это пролистнет и пойдет дальше...

За сим нас прервали, поскольку к концерту–то готовитьсянадо. Ну, ничего. Будем надеяться, что в следующий раз договорим.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи