статьи



Ravens, The
Ну и что ж ты вьешься надо мной?..

Минская группа THE RAVENS играет с 1993 года (впрочем,тогда она именовалась DARK TIME и работали в ней за редким исключениемдругие люди). Особо громких удач с тех пор она не снискала, исключение— первое место на мероприятии с длиннющим названием: "Рок–фестывальГубертал ii, альбо сустрэчы пры старым каралеускiм тракце", прошедшемв этом году в городе Гродно... "Какого ж хрена вы ее на обложку?"— спросит нас дотошный читатель. Ларчик открывается просто: на сегодняшнийдень мы считаем ее одной из самых перспективных белорусских групп, а потому"МГ" хочет, чтобы вы попристальнее вгляделись в этих музыкантови вслушались в музыку, которую предлагает вам этот коллектив. А если говоритьконкретно обо мне, то я считаю, что 97–й подарил любителям отечественнойрок–музыки как минимум три отличнейшие англоязычные команды — VICIOUS CRUSADE,VOODOO из Гомеля (я надеюсь, что до конца года мы поближе познакомим васс этой незаурядной командой) и столичную THE RAVENS, интервью с музыкантамикоторой перед вами.

— В день, когда корреспондент "МГ" Макс Ивашинбрал у вас в августе первое интервью для нашего издания, в составе группыпроизошло изменение — пришел новый ритм–гитарист Андрей Молокович (А.).С чем была связана перестановка?

Сергей Исаков, гитара, вокал (С.) : — Человек, которыйбыл до него, решил, что в жизни музыка для него — не главное. А когда музыкантне чувствует уверенности в своих силах и у него нет желания работать какследует, то от этого страдает вся группа, всем музыкантам тяжело работатьв такой обстановке. Теперь у нас собрались люди по интересам близкие другдругу, с общим на всех желанием что–то сделать. Это огромнейший шаг в историигруппы за все время ее существования. Андрей попал в то место и в тот момент,когда он был нужен нам, а мы ему.

— Андрей, ты до этого где–нибудь играл?

А.: — В подъездах... Мне позвонил мой давний знакомыйГена (Геннадий Кухаренок (Г.), менеджер группы, отец родной, на нем — всеи чуть больше этого — О’К) и предложил прийти к ним на прослушивание (группу,до того как он дал мне их демо–кассету, я не слышал). Я пришел, и мне "поставили"положительную оценку.

— Гена, насколько я его знаю, — человек амбициозный. Ау тебя насколько далеко распространяются амбиции?

А.: — Я потому и пошел в группу, что знаю точно: для менямузыка — это то, чем стоит заниматься.

— Как вы "докатились" до выпуска вашего первогоальбома?

С.: — "Катились" долго и тяжело. Мы начали егозаписывать на нашей студии 29 августа. А сводили и чистили альбом на студии"X–NOISE FACTORY".

Г.: — Мне позвонил ее директор Гена Сырокваш. Мы встретились,я познакомил его с командой, обговорили условия, сумму его гонорара и началисотрудничать. Гена сказал, что будет работать с нами на конечный результат,но это, конечно, не подразумевало, что мы будем записываться год. В концесентября мы закончили материал.

С.: — Большая часть музыкантов записывалась в первый раз,что, безусловно, наложило на них огромный отпечаток и в профессиональномплане, и в психологическом. Колоссальный отпечаток. Присутствовала скованность,музыканты вдруг услышали себя отдельно от команды и поняли, что, в принципе,звучат не так, как себе они до этого представляли. Мягко говоря, у нихэто вызвало...

А.: — ... легкий шок.

С.: — И группа, большая часть которой всегда присутствовалапри записи отдельного инструмента, старалась как–то приободрить "бедолагу"...С другой стороны, в целом атмосфера была легкой... Сначала у альбома небыло концепции ("возмущенные" голоса согруппников — О’К)... Нет,ну сейчас я готов ее назвать. Но прежде всего композиции для альбома выбиралисьиз сделанного группой за годы ее существования по принципу того, что, нанаш взгляд, может понравиться публике. Причем желательно человеку, слушающемуразную музыку. Потому в альбом и вошли песни, написанные в разных жанрах:хэви, рок–н–ролл и т.д.. Это совсем не значит, что мы "болтаемся постилям", но все это — группа THE RAVENS. Мы делаем то, что нам нравится,то, что у нас получается, и разные стили — это скорее наше достоинство,чем недостаток.

Елена Патюшко, вокал (Е.): — Альбом называется "Mirror"— "Зеркало". В его названии отражается все–все: каждый музыкант,сама музыка, слушатель, который видит нас и слышат нас по–разному.

Г.: — Сейчас мы будем его тиражировать на моей домашнейстудии, закажем дополнительную полиграфию и выпустим своими силами (хотелосьбы и в CD–варианте). Параллельно займемся рекламой альбома в прессе, нарадио, телевидении. В планах — подписать контракт с одной из московскихстудий: MOROZ, ZeKo или СОЮЗ.

— Почему с московской, а не с нашей?

Г.: — Здесь я не хочу ни с кем ничего подписывать по однойпростой причине: наши компании не дают того, что я хотел бы видеть, — начинаяот обложки и заканчивая качеством записи. Если взять пятьдесят кассет какой–нибудьмосковской фирмы, то бракованными из них окажутся штуки две–три. А еслибрать, например, нашу VIGMA, то я, конечно, мог бы сказать о ее кассетах,но все это будет непечатно и нелитературно — слова без падежей. Я не хотелбы, чтобы люди, которые будут покупать кассету THE RAVENS в киосках звукозаписи,думали о нас плохо, слушая безобразно записанную кассету.

— Но есть же прекрасная студия SKAT Records...

Г.: — Мы бы просто ее "не потянули", она длянас была на тот момент слишком дорогой студией.

— По слухам, группа собирается снять клип. Это правда?

С.: — Он задумывался нами самими, над сценарием работаютпрофессиональные люди с ТВ. Они заинтересовались им и видят перспективув нашей совместной работе... Сначала возникла идея клипа, потом появиласьмелодия, и песня в целом уже делалась под клип. Она очень страшная, оченьтяжелая, длинная (более шести минут), единственная в альбоме на русскомязыке, называется "Ветер". Она не проста по восприятию, это оченьсерьезное произведение, мини–фильм, затрагивающий острейшие психологическиевопросы, она не для широкого слушателя. Мы понимаем, что для начала надобы было снять что–нибудь забойное, но потом сочли, что пусть лучше будетэто.

Г.: — Клип уже расписан по фрагментам, раскадрован, закупленывидеокассеты. Но пока мы готовились к съемкам, чуть–чуть не попали в сезони потому решили их немного передвинуть.

Е.: — Сергей не хотел, чтобы в нем снималась группа: чистофильм, чисто идея, чисто музыка. Но режиссер сказал, что не мешало бы имузыкантов снять, и мнение телевизионного профессионала убедило Сергея.В главных же ролях в клипе будут заняты два профессиональных артиста —он и она, и в данный момент мы ищем необходимые лица.

Г.: — Когда клип будет готов, предложим его Артемию Троицкому,в "Программу А".

— Ближайшие концерты?

Г.: — Планируем отыграть серию концертов по нашим минскимклубам, выступить в "Макс–шоу" или "Парадизе". Естьнаметки съездить в Лиду и Брест.

— Что каждый из музыкантов группы ждет от себя в будущем?

Е.: — Я не могу сказать, что строю большие воздушные замки,но моя работа в группе идет целенаправленно, то есть я знаю, что занимаюсьэтим не просто на досуге, а всячески стараюсь поднимать свой профессиональныйуровень. От нас всех я ожидаю серьезных результатов.

С.: — Думаю, что наконец–то мы получили устоявшийся состав,мне было очень трудно работать со случайными людьми... В отличие от Леныу меня огромные воздушные замки, к которым я строю крепкие бетонные лестницы,а те, что мы уже построили, укрепляются. У меня сзади сожжены все мосты,и я изо всех буду стремиться к тому, чтобы команда стала профессионаломвысочайшего класса. И предпосылки для этого есть, я здесь даже не говорюо профессиональных навыках музыкантов, но мы всерьез задумались над своимимиджем, над своим поведением. Мы привлекаем к работе людей, которые профессиональнозаймутся дизайном сцены, команда в ближайшее время будет работать со своимсветотехником. Такой подход, по–моему, говорит о наших серьезных намерениях.

А.: — Я пока, может, строитель лестниц никудышный. Ноя пытаюсь наверстать, набраться опыта. Особых масштабных планов я не строю,я просто думаю о своем развитии, о моем месте в группе, о группе вообще.

Евгений Плизко, ударные: — Я тоже не строю глобальныхпланов. Главная моя цель — повышение профессионального уровня. Но вне командыTHE RAVENS я себя не представляю, все силы отданы ей. У нас у всех нетотдельных планов, они общие, мы одно целое.

Г.: — Успех не падает с неба, надо работать. И тогда будути нормальные концерты, и нормальные контракты: и в Беларуси, и в России,и... на Западе. Почему бы и нет?..

В связи с легким недомоганием в беседе не смог принятьучастия бас–гитарист группы Александр Агафонов, что позднее не помешалоему выступить на презентации альбома THE RAVENS. Это потому, что "МГ"всячески желала ему скорейшего выздоровления!!!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи