статьи



Шагин, Дмитрий
Старший

Митек — это вам не Санек и не Витек или Васек и ужникак не Колюня, Борюсик и Петюнчик. "Митек" — это уже не образжизни и философия дворников и сторожей, художников, музыкантов, поэтови пр. Это целая доктрина, это энциклопедия, азбука и алфавит, руководствок действию, словарь юного орнитолога, справочник начинающего яхтсмена иразговорник потомственного контрабандиста. Аминь. С тем и начнем.
— Как вы предпочитаете, чтобы к вам обращались: Дмитрийили Митя?

— Лучше — Митя, да.

— Мне кажется, что движение "митьков" давным–давнопоставлено на поток и все ваши акции и начинания идут сегодня не от души,а от ума...

— Иными словами, превратилось в способ зарабатывания денег?На самом деле мои картины продавались довольно дорого еще до того, какобразовались "митьки", и скорее с их появлением я стал меньшевремени уделять зарабатыванию денег, потому что "митьку" какбы неудобно этим заниматься. Поэтому движение "митьков" личномне прибыль не приносит; я живу, как жил раньше, у меня нет суперматериальныхблаг, выраженных в машинах, дачах, счетах в банке и т.д. "Митьки"не стали коммерческим лейблом, если ты это имеешь в виду. За все наши вышедшиепластинки я не получил практически ничего, мы их делали для того, чтобылюди просто слушали песни, для продвижения наших идей в массы, в жизнь(это если высоким стилем говорить), а не ради денег. Так что можно былобы поставить все на поток, как ты говоришь, но это уже были бы не "митьки".

— Как отбирались музыканты для записи альбомов?

— По принципу браткования: с кем изначально браталисьв те времена, когда мы еще пили.

— А "Беломор" вы прекратили курить...

— В 1992 году стало настолько трудно пить водку (кругомодин спирт "Рояль"), и я практически прекратил злоупотреблятьградусами и курить "Беломор". Невозможно было его курить: лето,жара, "Рояль" и... "Беломор"! Это уже слишком! Несовместимо.А окончательно я бросил пить в апреле 93–го. Теперь — ни водки, ни вина,ни шампанского, сигареты курю легкие, "Winston" для меня ужетяжелы...

— Вернемся к вашим альбомам. Были ли те исполнители, которыехотели поучаствовать в проекте, но вы их не пригласили?

— На самом деле мы не те люди, чтобы отказывать кому–то,но в силу разных причин у нас нет Кинчева, обидевшегося за это на "митьков".Дело в том, что мы никого специально на запись не звали: состыковывалисьс теми, кто попал в нашу орбиту, тусовку в конкретный момент воплощениянашей задумки, как, например, ныне, увы, покойный Толян Крупнов... В будущейработе мы обязательно "помиримся" с Кинчевым. Я очень хочу, чтобыГарик Сукачев там был, тоже браток наш дорогой. Так что у нас нет какого–тос кем–то антагонизма.

— А с Шинкаревым (многие считают именно его главным отцом— основателем движения "митьки"; не так давно Шинкарев в прессев достаточно жестких тонах "откомментировал" Митю. — О’К)?

— Дело в том, что Шинкарев в свое время дал интервью журналу"Бит", в котором что–то такое нелицеприятное там про меня говорил,я уже не помню что. Но на самом деле, когда люди давно дружат и между нимисуществуют почти семейные отношения, то, естественно, случаются какие–торазмолвки. На сегодняшний день разногласия преодолены. Вообще же, я считаю,если есть какие–то обиды друг на друга, то необязательно их высказыватьчерез прессу. Можно все решить полюбовно, за чаем. Как мне потом говорилШинкарев, он просто что–то рассказывал корреспондентам, лепил им что–то,а те решили сделать на этом серьезный, аналитический скандал. Шинкаревсам не ожидал, что так получится, ему самому потом было неудобно. В принципе,я думаю, что на меня можно, конечно же, обижаться, я ведь не святой, почемубы не указать на мои недостатки? Это нормально. Но лучше все же решатьвсе между собой, тем более что мы не расстались, не разбежались после случившегося.А так–то что?

— Макаревич, он остался "митьком"?

— Понимаешь, я Макаревича очень давно знаю, и то, чтоон такой теперь весь великий, я не считаю, что он от этого как–то сталхуже. Макаревич создал столько гениальных песен в 70–е годы и позже, даи художник талантливый, он уже история... Как сказать... Что он экс–"митек",что ли? Я так не считаю, он хороший человек. Единственное, поскольку вМоскве жизнь другая, чем в Питере, более ангажированная, то там и все времякакие–то коммерческие проекты, деньги бешеные крутятся... Не знаю... Нов конце концов он же рок–музыку не бросает, где–то выступает, пишет новое...Я знаю, что его многие ругают, Гребенщикова ругают, считают, что и он какой–тоне такой стал, а я думаю, он остался таким, как был... Можно про всех говоритьгадости, но ведь человек не может быть на 100 % "митьком" илиДэвидом Боуи. Я не хочу никого ругать, жизнь художника, музыканта, поэта— она идет, она находится в процессе постоянного движения. И я не думаю,что Макаревич так и будет все отпущенное ему свыше время жарить и паритьв "Смаке", а кроме того, он сделал доброе дело — позвал на передачу"митьков", мы ему тоже там еду сготовили, было смешно и весело,людям понравилось.

— "Митьки" в том числе вышли и из рок–н–ролла,все верно?

— Безусловно. Дело в том, что наша юность была связанас BEATLES, CREEDENCE мы очень любили, позже DEEP PURPLE появился. Я этумузыку слушаю уже около тридцати лет, как себя помню... Современную музыкуя тоже люблю, хотя многие говорят обратное, и я читаю там Кормильцева,утверждающего, что рок умер (так как, видимо, НАУТИЛУС распался). Такиепораженческие настроения конца века... Рок–музыка не может закончиться,это просто настроение у людей такое. Очень много интересных, живых, молодыхгрупп, и мне они нравятся... Я в Москве ходил на RAGE AGAINST THE MACHINE— нормально, энергетика такая от них прет, класс... Все ребята талантливые,все так или иначе останутся в памяти, их любят, слушают, что еще нужно?Все те рок–музыканты, которые имеют смелость сегодня выйти и людям спеть,— значит, им есть что сказать, и этим они уже молодцы, что не боятся.

— "Митьки" что–то отняли у вас в жизни?

— ... Теперь уже трудно сказать, это продолжается давно,более двенадцати лет... Что отняли... Я думаю, что "митьком"быть очень ответственно, и если уж заявлено, что "митек" — эточеловек, который стремится стать хорошим, нести людям добро, радость, тонеудобно становиться Дэвидом Боуи (Боуи — такой "митьковский"миф. На самом деле он неплохой человек, для нас это просто абстрактныйобраз, как Мистер–Твистер). Раз уж так получилось, что я такой — лидермассового молодежного движения, то приходится соответствовать, а что делать?"Митьки" — это художники широкого профиля: картины, музыка, книжкимы сочиняем, кино снимаем, все вместе. И если бы этого не было, было бычто–то другое... Не знаю... Как говорят, если бы жизнь начать сначала,то... Пил бы? Наверное, пил, а почему нет? В свое время и пьянство былополезно, много чего оно мне дало, какое–то другое ощущение жизни... Я неразочарован всеми своими прожитыми годами. Я еще не старый, это хорошо!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи