статьи



Кино
Африка пропускает ток через синтезатор

Сергей Бугаев "Африка" скорее известен всемнам не только как мальчик Бананан, барабанщик групп КИНО и ПОПУЛЯРНАЯ МЕХАНИКА,но и как неординарный художник в широком смысле этого слова. Он являетсянеотъемлемой частью самобытной независимой питерской когорты наравне стакими именами, как Тимур Новиков и Сергей Курехин.
Мировоззрение "Африки" формировалось без опасливойситуации сделать неправильный шаг, следуя догмам официальной верхушки.Именно из–за такой жизненной позиции он не стремился вступать в Союз художникови не стремился за высшим образованием. Отсутствие оных "привилегий"не помешало ему преподавать в американских университетах на художественныхи даже на религиозных факультетах. Увлечение постструктурализмом — новойфилософией ХХ века и личное знакомство с Феликсом Гваттари дали иной отсчетв творчестве "Африки". Согласно основным приемам постструктурализма,как "универсализм" и "художественность любого текста",Сергей Бугаев вышел за рамки чисто живописного творчества, которые и безэтого были достаточно размыты. Стоит хотя бы вспомнить серию его работ"Ребус", выполненную на стеклотекстолите, или знаменитое "Пособиедля сотрудников музеев", где показаны примеры, как и чем можно нанестиповреждения на произведения искусств (ножом, краской, кислотой, сигаретойи т.д.).

Законы постструктурализма гласят, что любая логическиобоснованная схема может существовать, тем более может существовать любаяхудожественная схема. "Африка" находится сегодня на том этапе,когда он пытается построить свою очередную схему, "нарратив","повествование". С точки зрения современной технократическойситуации было бы неправильно строить лишь одну знаковую систему, скажем,ограничиваясь понятием современного изобразительного искусства или, в болееобщем смысле, художественным творчеством. Такой системе в эпоху тотальногосинтеза грозит немедленное "насыщение" и отстранение от актуальности.

Бугаев сумел найти выход, включив в поле своей деятельностисразу несколько знаковых систем: изобразительное искусство, музыку, речь(или слово). Таким образом данный концепт может реализовываться сразу втрех направлениях. В этом парадокс современной философии и мироощущения.

Музыкальные изыскания "Африки" лежат в современныхэлектронных направлениях, связанных с компьютером, который–то и предоставляетогромные возможности для синтеза. Есть несколько задумок о выпуске музыкальногоматериала в виде какого–нибудь техно–релиза, есть идея организовать собственныйлейбл экспериментальной электроники. Какие–то первые смикшированные работыСергея можно уже сейчас услышать в его еженедельной питерской радиопередаче"Три поросенка", где, кстати, идет его ди–джейская практика поисследованию речи, слова, текста как мощного суггестивного оружия.

Если все пойдет без непредвиденных сюрпризов, то в скоромвремени предполагается мощный прорыв "Африки" как композитора,который будет сочинять не в контексте сиюминутной моды, а в русле мощногофилософского течения. Пробный пример такой работы можно найти на CD с названием"МикRооRганьизмия" Ранко Амадеуса и Горана Вейводы (Ranko Amadeus& Goran Vejvoda) — сербских друзей "Африки", где Бугаев сотрудничаетс ними на треке "Mikroorganizmi". Под однообразный мотив подстатьэкспериментам Асмуса Титченса (Asmus Tietchens) Сергей "пытается поговоритьс нами", внедряет текст в структуру музыки.

Наша беседа с Сергеем состоялась у него в мастерской наФонтанке.

— Я знаю, вы работаете на одной из питерских радиостанций,вещающей в FM–диапазоне. Вы ведете там свою программу "Три поросенка",которая насыщена не только необычной музыкой типа нойз, постиндастриэл,эмбиент, транс, но и разнообразным, порой шокирующим текстом.

— В этом плане я вышел на благодатную почву, на радио.Надо изнутри показать, что радиоэфир — враг живых артикуляций, а DJ — врагречевых артикуляций номер один.

— Как вы относитесь к современной технокультуре?

— Среди ди–джеев стало модно играть музыку по типу "большемузыки, меньше слов". Меня это очень пугает. В ответ такой тенденциия и мои друзья занялись изучением языка, так как язык отмирает, застываети замораживается. Мы вступаем в противоречия с массовой культурой. Мы хотимдонести до молодежи простые вещи различными методами, в том числе методомвоздействия на бессознательное. Природа музыки и ее воздействие на человекаеще не разгаданы. Уже сегодня достижения технокультуры слились с психоанализоми рекламой, что очень сильно воздействует на бессознательные процессы человеческойпсихики.

— Чем вы занимаетесь конкретно сейчас в рамках современногоискусства?

— Современное искусство давно уже превратилось в оператора,который занимается скрещиванием контекстов. Это как в генной инженерии.Если описывать процесс, происходящий сейчас, то делается попытка выработатьформулу метанарратива, который смог бы заполнить пустующий пробел, возникшийпосле окончания холодной войны, когда актуальность теории марксизма полностьюпревратилась в прах, а кризис капиталистического общества, воспетый Маркузе,достиг своего апогея в ситуации покупательской способности доллара. Поэтомусейчас делаются попытки выработать очередную глобальную систему отсчета.Кто–то из русских формалистов сказал, что если перевести, чем мы занимаемся,на язык фабричных отношений, то получится не распределение пряжи по заводами наблюдение за количеством выпускаемых в разных странах шерстяных изделий,а исследование пряжи и волокна. Современное искусство этим и занимается.В моей голове это тоже происходит.

— Как по вашему мнению, где сегодня происходит самое интересноев искусстве?

— Если оперировать общими категориями, то самое интересноепроисходит в точке сращивания человека с компьютером. Происходит реализацияраннего галлюциноза начала двадцатого века, когда человек впадал в эйфориюот движения поезда. Приблизительно то же самое повторяется и сегодня, визвестной степени с теми же противоположными типами реакций: от восхищенияи глубочайшей радости до испуга и призывов разбивать и уничтожать все компьютеры,иначе все это скоро плохо кончится.

— Какие открытия в науке, помимо компьютерных, влияютна ваше творчество?

— Естественно, психоанализ. Искусство — одна из немногихобластей, где психоанализ приобрел такую популярность и поддержку. Например,современный французский психоаналитик Гваттари был живо и основательновоспринят художественными структурами всего мирового сообщества и повлиялна ход художественного процесса не меньше, чем на него повлиял в свое времяФрейд. Сегодня в искусстве происходит скрещивание определенных научныхдисциплин с определенной долей артистической субъективности, которая врезультате и дает нам изящный продукт, наполненный параметрами фундаментальныхдисциплин. Если математика, как говорил Пуанкаре, не дает нам такого изящногопродукта, как живопись, тем не менее в определенном смысле продукт исследования— математика — также изящен и прекрасен. Когда из какой–то формулы мы получаемместоположение какой–то звезды в космическом пространстве, то можно испытатьэкстаз от этого ощущения. Отталкиваясь от всего вышесказанного, мы совместнос крымской ассоциацией психиатров делаем проект, который находится на граниискусства и медицины.

— Подобно тому как психоаналитик раскрывает душу пациента,так и современные компьютерные технологии могут раскрыть "душу"синтетического волокна?

— Я думаю, здесь все усложняется. И кто, что и через чтораскрывает, выяснится в недалеком будущем.

— Сергей, вы часто произносите местоимение "мы".Кто такие "мы" на самом деле?

— Это я и Брайан Ино.

— Говорят, Ино жил тут, прямо у вас. Насколько это правда?

— Да, он занимал мастерскую в соседней квартире. Кстати,его приезд в Петербург — одно из самых существенных событий в культурнойжизни нашего города за все послевоенное время. Брайан полгода прожил здесь,всячески избегая деятелей культуры. Он старался побольше взаимодействоватьс обычными русскими, ездил в общественном транспорте. Свои заметки о Россиион отправлял в английскую газету "Observer". У него возникложелание купить здесь квартиру. Это хорошо для всех нас, потому что тогдамы будем иметь настоящего посла культуры. За полгода его пребывания мыс Брайаном успели съездить в Крым, где и собираемся открыть ряд психиатрическихлечебниц.

— Какими методами вы будете лечить пациентов?

— Арттерапией. Иногда медицинские инструменты не эффективны,и в этом случае электрический ток лучше пропускать через синтезатор. Ужепринято решение создать один оригинальный реабилитационный центр на берегуЧерного моря и собрать в нем самых творчески одаренных людей из всех тридцатикрымских психиатрических лечебниц. Наша задача состояла бы в том, чтобыснабдить их инструментом для художественного творчества.

— Здорово. Я, пожалуй, сам свихнусь, чтобы только попастьк вам в центр.

— Наши двери открыты для всех. В нынешнее время мы невидим большой разницы между здоровыми и больными.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи