статьи



Аквариум
Дюша о себе и об АКВАРИУМЕ

Андрея Романова, который на протяжении всей своей творческойдеятельности находится как бы в тени, но которого очень ценят люди, работающиес ним музыканты в родном Петербурге знают под именем "Дюша".Это имя стало известным по его работе в том составе АКВАРИУМА, которыймногие участники, в том числе и Борис Борисович, считают единственным инеповторимым дружным коллективом, где солистом был каждый — лидера не было.Как часто бывает в таких случаях, первый состав АКВАРИУМА давно разошелся,практически все его участники занимаются сейчас чем–то своим. С тех пору Андрея было немало интересной работы, самая значимая, наверное, — в группеТРИЛИСТНИК. На протяжении многих лет Дюша периодически представляет питерскойпублике довольно разнообразные плоды своего труда. Борис Гребенщиков как–тоназвал Романова "человеком мгновения", что полностью характеризуеткак его самого, так и все его творчество.
Разговор с Андреем Романовым происходил в Доме актерана Невском проспекте.

— Творческая работа идет у вас постоянно и непрерывноили бывают какие–то сбои, остановки?

— Творческий процесс идет постоянно и непрерывно, независимони от чего вообще. Я постоянно пишу музыку для пластинок, для театра, длякино. Выставляюсь иногда с художниками. Стараюсь не спать и не давать спатьдругим. Сейчас мы занимаемся тем, что проводим молодежные рейв–вечеринки.Может быть, несколько неожиданно, но мы решили отталкиваться от принципа:молодежная музыка — для молодежи. Думаю, что это логично. Если молодыхэто интересует, если им это нужно, то почему бы нам это не сделать?.. Уменя есть группа, с которой мы экспериментируем, как только можем, играемна всем, на чем только умеем. Придумаем когда–нибудь, как можно воплощатьчто–либо на каком–то еще музыкальном инструменте, — будем делать и это.

— Есть такие музыканты, которые считают, что нельзя смешиватьжанры и если люди начинают делать такого рода эксперименты, то они простоэгоистичны, занимаются самолюбованием...

— Сколько людей, столько и точек зрения. Я думаю, чтов этом случае каждый останется при своем. Моя точка зрения в этом интервьюсегодня с вами такая. Не знаю, что я буду думать через год, через месяц,через секунду. Сейчас я занимаюсь этим, и я отвечаю за то, что делаю.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее, что же представляютиз себя рейв–вечеринки.

— Музыку пишем вместе с ди–джеем Бехом. Меня как–то посетилаидея этим заняться: они хотят рэйв — значит мы будем писать рэйв. Но сдругой стороны, — мы играли рок–н–ролл, мы играем рок–н–ролл, мы будемиграть рок–н–ролл.

— Вопрос относительно АКВАРИУМА. Теперешний состав, какотмечают музыканты, нечто иное в сравнении с первоначальным АКВАРИУМОМ.В чем, собственно, разница?

— Тот состав исходил из других этических принципов. Этобыл коллектив солистов, там не было такого понятия, как "за спинойу Бориса". Был бесспорный энергетический взрыв. Сейчас Борис находитсяв состоянии, когда ему нужен настоящий, хороший подыгрывающий состав. Унего свои идеи, ему нужно их осуществлять. А там не было директора с оркестром.То же самое сейчас у меня. Мы можем себе позволить шалить. Когда мы собираемсявместе, мы делаем все вместе... Существует понятие "не лидерства"и понятие солиста с оркестром — когда тебе есть что сказать и нужны помощники.А когда собирается многоголосый хор, может ничего не получиться.

— Музыканты старого состава были друзьями, что в некоторойстепени необходимо для получения положительного результата. А знаете ливы, как обстоят дела с этим в последнем составе, и общаетесь ли с теперешнимимузыкантами АКВАРИУМА?

— Знаю, что АКВАРИУМА теперь не существует, и думаю, чтоБоря с этим согласен. Новый коллектив это новый коллектив, но так как всеони работают с Борей, они близкие и мне люди. То, что было в июне, когдамы праздновали 25–летие группы, — это больше не повторится, это стало историей.Мы официально с цветами и бубенцами похоронили отечественный рок–н–ролл.Есть тысячи других жанров и направлений, так давайте не будем копать могилув одном и том же месте, хватит. Мы уже выкопали, положили туда, поставилипамятник — все... Ведь людям, в принципе, все равно, по какому поводу веселитьсяи пить. Так давайте пить за здравие, а не за упокой.

— Вячеслав Бутусов сказал как–то, что рок–н–ролл уже перешелиз живого состояния в мертвое...

— Ну, Славка — гений, вообще все в жизни делает основательно.Он, бесспорно, прав. Для меня рок–н–ролл — универсальная единица искусства.Это направление неслучайно возникло в конце ХХ века. Оно возникло неожиданнои стало доступно и понятно многим независимо от возраста, религиозных,нравственных и этических позиций. Оно одинаково ясно и индейцу, и белому,и негру. Люди придумали эсперанто, они придумали и рок–н–ролл.

— Относительно сотрудничества на альбоме "Яблокитай"Бутусова и Гребенщикова. Как вы думаете, с чем это связано?

— Я к любому сотрудничеству отношусь однозначно: еслионо не мешает основному коллективу, — замечательно. Они собрались, им захотелосьчто–то сделать вместе — ну, слава Богу. Получилось, по–моему, неплохо,мне понравилось.

— Из ваших высказываний можно сделать вывод, что вы нетолько дружны с Борисом Гребенщиковым, но и, выражаясь несколько официозно,близки по духу. Как вы относитесь к его увлечению буддизмом?

— Мы живем в свободной от предрассудков, тем более религиозных,стране — каждый вправе исповедовать ту религию, которую считает нужным.Каждый вправе менять это по жизни столько, сколько посчитает нужным. Лишьбы только человек не шалил, а делал все серьезно, думал. То, что Боря серьезен,не вызывает никаких сомнений или улыбок. А то, что он делает, — вызываетлишь желание снять перед ним шляпу.

— Интересно, какие–нибудь новости из Минска, из Беларусидо вас доходят, есть информация?

— Ничего о вас не доходит. ПЕСНЯРЫ приезжали, но малокто их видел. Они играли в очень дорогом клубе. Это такие заведения, которыея не люблю посещать, не то место, куда бы мне было приятно прийти, посидеть.То есть как событие из культурной жизни Беларуси они не прошли...



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи