статьи



Ravens, The
Намерения серьезные, цвет непонятный

"Музыкальная газета" имеет честь познакомитьсвоих читателей с очень молодой, но полной надежд и имеющей право на ихвоплощение минской группой The RAVENS. Верховодит в коллективе гитаристСергей "Босс" Исаков (далее С.И.). Также участвуют АлександрАгафонов (А.А.) — бас (не путать с Боссом, он его заместитель), ЕвгенийПлиско (почти все время молчал) — барабаны и Геннадий Кухаренок — management.С недавнего времени в составе группы ритм–гитарист Андрей Молокович. Венчаетворонью стаю миниатюрная вокалистка Елена Патюшко — в соответствии с внешнимвидом просто (Л.).
— Групп нынче развелось, как говорят, немеряно. Однаковас справедливо выделили из общей второстепенной тусовки хотя бы тем, чтопригласили на финальный концерт клуба "Риф" сезона 1996/97 года,где хозяйничала телепрограмма "Акалада", что само по себе тожене последнее дело. Итак, откуда же вы взялись? Благодаря или вопреки чемусуществуете?

С.И.: Три года назад один человек — наш нынешний басист— сказал, что совершенно не способен воспринимать музыку, играть и т.д.,а второй человек — я — решил доказать противоположное. Но сегодня RAVENS— это способ самовыражения всех участников группы. Профессиональных музыкантовсреди нас нет (правда, на концертах нам помогал оператор ПРИНЦИПа ДОМИНОИгорь Артемков). Ведь обычная школа по классу фортепиано или скрипки —это все–таки не уровень. Я — компьютерщик на телевидении, Лена собираетсяпоступать в Академию искусств на художественное отделение, Саша и Женя— инженеры, Гена — предприниматель.

— Следующий вопрос будет не очень вежливым. Вы говорите,что менеджер — это член вашей группы. Он что, так много для вас сделал?

Л.: На самом деле очень хорошо, что он у нас наконец появился.Гена с нами совсем недавно, но он взвалил на себя всю организаторскую работу,которой раньше занимались мы сами в ущерб творческому процессу.

— А сколько концертов группа дала, скажем, за этот год?

Л. (почти с возмущением): Три! Но ведь мы только начинаемработать по–настоящему!

— Давайте поговорим о ваших стилистических ориентирах.Слушая RAVENS, в первую очередь вспоминаешь брит–поп и таких его представителей,как OASIS, BLUR или ELASTICA...

А.А.: ...Эй–эй, не так быстро, дай–ка нам записать! Ипродолжай дальше, пополняй нашу коллекцию, повышай образовательный уровень...Нет, нас уже сравнивали со многими командами, и список все расширяется.Мы специально не ориентируемся ни на кого, а стараемся из идей Босса итекстов Лены делать что–то совместное, общее, как, наверно, работает большинствокоманд во всем мире. Может быть, мы не всегда знаем, как надо, но уж совершенноточно знаем, как не надо работать. RAVENS ни в коем случае не разделятсудьбу АКЦЕНТа — великолепной, профессиональнейшей команды, которая, квеликому сожалению, не только обречена на забвение, а даже изживает себяиз–за своего стиля.

Дипломатично и в целом правильно. Однако о своей стилистикечлены RAVENS промолчали. Придется постараться за них.

Надо сказать, что коллектив нашел своеобразную стилистическуюнишу. Мне сейчас трудно спрогнозировать, назовут ли ее через какое–то времяинтересной, но необычность музыки RAVENS будоражит и привлекает внимание.Итак, группа как бы расходится на две половины. Ритм–секция работает вжанре практически чистого хард–рока (иногда это даже надоедает), а гитараи вокал плетут прихотливую паутину в традициях уже названного брит–попа,отклоняясь чаще в манчестерскую волну и реже — в славянские фольклорныемотивы. При этом у команды две программы! Одна, потяжелее, "для слушателя,готового воспринимать те вещи, на которых группа делает акцент", авторая, полегче, "рассчитана на широкого потребителя".

Л.: Я немножко дополню от себя. Лично мне очень интересноработать в обоих направлениях, и не только в них. Я, так сказать, изучаюособенности женского вокала, так что третьим направлением может оказатьсядаже джаз. Дорастем ли — вот основной вопрос.

— Тогда вопрос персонально к тебе как к художнику: какойстиль изобразительного искусства тебе ближе?

Л.: Мой конек — это цвет. Люблю "жестокие" сочетанияи собираюсь их активно использовать в наших будущих шоу. Хочется, чтобывсе было там как полагается — и свет, и костюмы, и декорации...

— Ну и сакраментальное — почему RAVENS–то? Лена — блондинка,да и вас с кавказцами не спутаешь. Откуда страсть к воронову крылу?

С.И.: Мой самый первый состав назывался DARK TIME. Быладругая вокалистка, были какие–то попытки играть на одной ноте. Может, стой поры и остались мрачные, темные воспоминания. А название, чтобы непреследовали неудачи, надо было сменить. Вот и нашли RAVENS, не придумавничего лучше. Однако не это главное. У нас образовалось что–то вроде вороньейстаи. То есть новый человек, который приходит в группу, должен подходить,конечно, как музыкант, но в первую очередь должен быть "своим",вписываться в наш микроклимат, что ли. Дальше объяснять практически невозможно,мы и сами вряд ли сможем сказать, что это такое — закон стаи. Крепкая дружбаи понимание? Да, наверно, но этого мало... Вот так нейтральное названиестало почти лозунгом и вместе с тем руководством к действию относительноимиджа, костюмов и всего остального. К тому же теперь наш девиз такой:"На белых воронах мир держится".

— Какие–то вы уж больно серьезные...

С.И.: А как иначе?! Репетиционную "точку" своимируками сделали, надстроили второй этаж над собственным гаражом на окраинегорода и оборудовали там студию. Раньше просто выгоняли машину, открывалидвери и играли в гараже — зимой пальцы примерзали, летом было не продохнуть,инструменты и музыканты покрывались пылью. Все окрестные автолюбители насзнали, кое–кому не нравилось, а остальные были даже поклонниками... Такупахивались, что по приезде сил хватало только пожарить картошки. Вот таки родилось наше любимое блюдо.

— Чего вам удалось добиться?

С.И.: Мы заняли 4–е место на политеховском рок–фестивалев конце прошлого года. В феврале этого года победили на гродненском фестивале"Губерталii" — там была прекрасная атмосфера, отличная организация,и эта победа нас очень сильно морально поддержала. Готов материал для двухальбомов, тех самых — один полегче, другой потяжелее. Хотелось бы еще нафестивалях поиграть, не в последнюю очередь ради призов. Было бы здоровозаписать и акустическую программу. Ищем своего постоянного звукооператора.Будемработать и выбиваться в люди.

— На Западе или Востоке?

С.И.: Везде! Хотя музыка у нас западная...

Разумеется, у RAVENS впереди еще очень много работы. Вотони ею и занимаются — обстоятельно, тщательно и не торопясь. Ведь вороны,говорят, — до 300 лет живут.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи