статьи



Curve
Извилины звука, или Полет над гнездом кукушки-2

страницы :: 1 :: 2

Кумиры прошлых лет потихоньку уходят в забвение. Онидают о себе знать лишь в тех нередких случаях, когда финансовые проблемыслужат источником вдохновения либо для новых альбомов (в лучшем случае),которым все равно не стать программными, либо (в худшем из возможных вариантов)для жалких и тем не менее все равно очень почитаемых попыток оживить трупына концертных площадках, не говоря уже о грейтестах, бестах и прочих голденхитах навсегда теперь уже мумифицированных цифровым ремастерингом. Темне менее трудно оспорить тот факт, что, как и тридцать—двадцать лет назад,мы живем в одно время и даже являемся почти ровесниками музыкантов, которыхархеологи будущего несомненно причислят к лику классиков, ибо настоящийталант, если он не умудрится погрязнуть в наркотиках, так и не успев сделатьничего путного, уже при жизни обеспечит себе такой немеркнущий статус.

Кто же они, нынешние классики, у которых уже следует учитьсяи не стыдно заимствовать новичкам? С большей или меньшей достоверностьюэтот вопрос все-же решать потомкам, а нам остается только выискивать тех,кого можно будет этим потомкам рекомендовать.

Британская группа CURVE несомненно среди первых в списке,так как за девять лет существования, выпустив не поддающееся учету количествосинглов, большое число ЕР и три лонгплэя, попавших в национальный Тор-20,имея в арсенале пять синглов, побывавших в Тор-40, не говоря уже об инди-чартах,а так же саундтрэки и совместные работы с другими музыкантами, оказалазначительное влияние на формирование новых звуковых и мелодических подходовпри создании музыки. Но обо всем по порядку.

CURVE — это два человека, очень разных и непредсказуемыхпо отношению друг к другу, тем не менее поддерживающих эти непростые инеобычные отношения вот уже более тринадцати лет, сменив несколько названийи составов, сходившихся и расходившихся, испытавших друг к другу все известныелюдям чувства и все равно остающихся вместе, будто оправдывая своей жизньюскорее метафизический, чем реальный закон о единстве и борьбе противоположностей.Так сосуществовать могут только существа, обладающие родственными душами,между которыми пролегает та незримая духовная связь, что заставляет ихдержаться вместе. Парадоксально, но последнюю роль в этой связи играетто, что эти два человека — мужчина и женщина. Dean Garcia ( 3.05.58) иTony Halliday (5.07.64).

Почти тридцатитрехлетняя ныне Тони Халлидей родилась взападном районе Лондона Фулхэм. С четырех до восьми лет вместе со своимиродителями и сестрой Тони исколесила все Средиземноморье. Ее отец был хиппи,основным видом деятельности которого было мошенничество."Мы простовыходили на берег, — вспоминает Тони, — отец выбирал самую роскошную яхтуна пристани. Затем он отправлялся с хозяином яхты в бар и, сидел там покаон не напивался до беспамятства. Потом отец возвращался на яхту и обчищалее пока хозяин спал в баре." В конце концов, отец бросил свою семьюв Греции, просто заявив, что не любит больше свою жену. Матери с дочерьмипришлось возвращаться в Англию, где они переехали из Лондона на индустриальныйсеверо-восток, а точнее в Сандерленд. Остается добавить, что с тех порТони больше не видела своего отца, хотя не перестает заниматься его поискамипо сей день.

Тем временем детство Тони, как и цветочно-наркотическийпериод хиппи, закончилось. Музыкальный мир Англии, пережив панк-революцию,начал пожинать ее еще не дозревшие плоды: зарождались новые течения и стили,все менялось и развивалось по-новому, 16-летняя Тони, уже успевшая побыватьв составах различных команд, однажды в интервью на местном телевиденииочень горячо высказалась по поводу своей любви к тогда только начинавшимДэйвиду Стюарту и Энни Леннокс. Эти слова, впоследствии коренным образомизменившие судьбу молодой музыкантши, совершенно случайно услышал сам объектпоклонения, т.е. Дейвид Стюарт и так впечатлился эмоциональностью девушки(а может быть и просто тем фактом, что кому-то таки понравилась их музыка), что не замедлил пригласить Тони в Лондон, под свое покровительство.Таким образом, в 1982 году, практически без денег, Тони не без удивленияобнаружила, что после стольких неудач у нее хватило сил и энергии за неделюпребывания в Лондоне найти жилье, друзей, собрать группу и даже заиметьконтракт с МСА. Но после выхода одного сингла THE UNCLES — так называласьэта группа — распались, снова оставив Тони без копейки, но с твердой веройв собственный потенциал.

Наконец, мы подошли к главному событию в жизни CURVE —в 1984 году Дэйвид Стюарт познакомил Тони Хэллидей с Дином Гарсиа, в товремя сессионным бас-гитаристом EURYTHMICS, принявшим участие в записиих нескольких ранних ЕР и концертных выступлениях. Незаконнорожденный сынамериканского солдата гавайского происхождения и ирландской католички,Дин родился и вырос в Лондоне. Отец, как и в случае с Тони, не принималучастие в воспитании сына и, Дин рос под присмотром матери, которая и привилаему любовь к музыке. Банально. Но за этой банальной историей скрываетсямножество любопытных моментов. Например, одним из самых ярких воспоминанийдетства у Гарсиа до сих пор остаются те частые моменты, когда его мать,большая поклонница рок-н-ролла, танцевала дома под Little Richard, ВО DIDDLEYи ROLLING STONES. Родительская музыка и заложила крепкую основу для того,чтобы можно было развиваться дальше. Как Тони, так и Дин, оба в разноевремя находились под влиянием разных музыкантов. Вот только часть из них— LED ZEPPELIN (Тони даже умудрилась спеть вместе с Робертом Плантом наодном из его сольных альбомов), David Bowie, VELVET UNDERGROUND, THE CLASH,Patti Smith, Siouxsie Sioux (влияние которой часто подчеркивала Тони),COCTЕAU TWINS, JESUS AND MARY CHAIN — это только лишь часть той музыки,которую впитывали в себя Дин и Тони и, которая несомненно оказала влияниена концепцию CURVE.

Итак, на одном из юритмиксовских гигов Дэйвид Стюарт свелдвух будущих лидеров CURVE, вряд ли предполагая во что это знакомство выльетсяв ближайшем и далеком будущем. "Он не вымолвил ни слова, и он былочень симпатичный," — вспоминает Тони их первую встречу тогда, засценой. Выпав в свою очередь в осадок от красоты и голоса 20-летней Тони,которая тогда красила волосы в белый цвет, Гарсиа вместе с Olle Rorno исвоей женой Julie Fletcher немедленно собрал первую группу, где Тони иДин были вместе. Однако название STATE OF PLAY не принесло им удачи. Врезультате несовершенного менеджмента, группа, принеся немалые убытки итак ничего и не издав, развалилась. Первыми итогами совместной работы можнобыло считать обоюдоострый стресс и такая же ненависть друг к другу. Гарсиас женой уезжает в Испанию, где проводит целых четыре года, занимаясь съемкоймалобюджетных мультфильмов из пластилина и с содроганием вспоминая совместнуюс Тони деятельность. Тони занимается сольной карьерой и записывает на студииСтюарта Anxious довольно скучный альбом "Hearts And Handshakes",представляющий разве что коллекционную ценность.

К Рождеству 1989 года Дин с семьей возвращается в Англиюи с удивлением обнаруживает, что Тони предпринимала попытки связаться сним и, несмотря на пережитые неудачи, готова к дальнейшему сотрудничеству.В мире музыки часто случается, когда для полной самореализации музыкантуне хватает себя самого и требуется некто, кто дополнил бы, усовершенствовал,наставил на путь истинный и просто человек, думающий одинаково. Как утверждалаТони в своих последующих интервью, уже со времен STATE OF PLAY она определенноточно знала, что, не смотря ни на что, будет работать с Гарсиа. Неудачас их первым проектом многому научила их обоих, они уже знали недостаткии достоинства друг друга и могли легче добиться желаемого результата. Зарождавшаясяидея требовала реализации.

И вот однажды Тони и Дин сели и хорошенько обдумали своебудущее. Учтя все организационные недостатки предыдущей работы, как тослишком большое количество времени и, как это ни странно, денег, не безпомощи мистера Джека Дэниелса родился проект под названием CURVE. С этогомомента все завертелось с головокружительной быстротой.

Дин пригласил в новоиспеченную группу своего старого приятеля,барабанщика Стива Монти. Тони разместила объявление в "Melody Maker",и первые же два респондента были расценены как наилучшие. Так, в группепоявились 22-летний гитарист Алекс Митчел, образованный бродяга-мечтатель,осевший в конце концов в Ист-энде (бедный район Лондона) и произведшийна Тони впечатление натурально неземного существа, месяца два не верившийв то, что его звали в группу и постоянно переспрашивавший у Тони и Динане пошутили ли они: и так же 22-летнюю негритянку Дебби Смит, тоже гитаристку,которая в то время гастролировала по Скандинавии со своей хард-коровойлесбийской группой, выходя на сцену в маечке с надписью "Queer",что тем не менее не помешало Тони и Дину по достоинству оценить ее, какпревосходного музыканта. Неофициальным, шестым членом CURVE стал неизменныйбой-френд Тони Алан Маулдер, известный по своим продюсерским работам сRIDE, MY BLOODY VALENTINE, JESUS AND MARY CHAIN и многими другими. Им былисмикшированы все без исключения релизы CURVE, кроме того были замеченыего гитарные партии на некоторых из них. Наконец, продюсерские обязанностивзял на себя Flood, за плечами которого к сегодняшнему дню такое несметноеколичество и разнообразие спродюсированных групп, что упомянуть их всехне сможет наверняка и он сам.Экспериментатор и электронщик по натуре, оноказал приблизительно в одно и то же время заметное влияние на саунд U2,и чуть позднее DEPECHE MODE, Р. J. Harvey и многих других.

Итак, команда набрана и тут же, в марте 1991 года, вышелпервый релиз CURVE — ЕР "Blindfold", ставший открытием года инастоящим откровением музыкантов. Блестящие музыкальные идеи, получившиеразвитие и в дальнейшем будущем, тяжелый ритм, острый, леденящий душу вокалТони, наслаивающиеся друг на друга пласты электронойза, ужасающее, вызывающееощущение опасности настроение, навеянная прозой Эдгара Алана По, лирикаТони — все это обеспечило восторженные отзывы критиков (некоторые из которыхдо сих пор считающие "Blindfold" самым лучшим произведением CURVE),массы новоиспеченных поклонников и трансляции на самых крутых радиостанциях."Blindfold" стал N№1 в индепендент-чартах Англии. В мае тогоже года — следующий ЕР, "Frozen", первый коммерческий релиз вСША. Триллер по духу, написанный высоким стилем грандиозный эпос, с беспорядочнымшквалом звуков и битовых ритмов, так же стал индепендентом N№1 и попалв национальный Тор-40. Началась и концертная деятельность CURVE — междувыходом двух ЕР они устроили мини-тур по Англии. В ноябре 91 года — ещеодин ЕР "Cherry", одариваемый критиками такими эпитетами, как"прорыв", "поток ветра", "взрыв", "вспышка"и пр. И снова — индепендент N№1 и присутствие в Тор-40. Казалось, что уженекуда больше нагромождать эти каскады нойза, голос Тони набрал такую температурнуюамплитуду, что головы слушателей просто трескались от ее перепадов.

Предвестником лонгплэя стал еще один, вышедший в феврале1992 года, ЕР, "Fait Accornpli", овеянный сумеречным, предвещающимсмерть, настроением вкупе с захлебывающимся, но очень оттемперированнымиритмами. Все четыре ЕР, собранные впоследствии на одном лонгплэе "PubicFruit", очень взволновали британскую независимую критику, вызвав вобщем положительные отклики и надежды на то, что молодая группа не потеряетсвою самобытность и оригинальность и в дальнейшем.



страницы :: 1 :: 2



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи