статьи



Amorphis
Колыбель гениальности

Королевский пьедестал, предназначенный для лучших исполнителейжанра, довольно и смешно именуемого “метал”, год от года становится всеболее “открытым” (что не значит “легкодоступным”), удостаивая чести восхожденияна него явлений, без которых будущее тяжелой музыки было бы безнадежным.Хорошо быть свидетелем преображений и пределов в музыке...
Еще лучше быть их причиной. AMORPHIS — финская группа,безжалостно ломающая стереотипы death metal. Альбом “Elegy” — из числасамых ярких релизов прошлого года, вот-вот получит развитие на новом мини-CD.Признаюсь, организация этого интервью потребовала приличных усилий и времени(уж не знаю, что подумали люди на Nucleac Blast, наблюдая такую настойчивостьс моей стороны), наконец Эса Холопайнен, организатор и признанный идейныйлидер состава, извинившись за бездумную занятость (“...terrible!”), отстучалпо электронной почте (почему-то из Голландии) ответы на мои вопросы.

— Скорее всего я не сильно тебя удивлю, сообщив, что “Elegy”многие фэны death metal восприняли как очередную измену очередной запродавшейсяи опопсевшей команды?

— Не удивишь. Это очевидные перемены: “Elegy” отличаетсяот “Tales From The 1000 Lakes” настолько же, насколько “Tales...” отличалсяот дебютного “The Karelian Iisthmus”. За последнюю пару лет наш составсменился наполовину, изменились внутренне и те, кто в группе играют с самогоначала. Даже когда AMORPHIS был типичной death-командой, в нашей музыкеможно было обнаружить сильное увлечение хард-роком 70-х. Мы стали игратьнамного мелодичнее, что проявляется в гитарных и клавишных партиях, и безусловно,в первую очередь касается вокала.

— Ну да, при этом группы, вдруг радикально изменившиесвой стиль, с брутального на мелодичный, пытаются прикинуться невиннымиагнцами и заводят известную песню о “творческом росте и натуральной эволюции...

— Когда мы закончили запись “Elegy”, у меня были почтитакие же ощущения, как и после работы над “Tales...”. Уже тогда мы былиуверены, что создали нечто исключительное, особенное. Думаю, что именно“Elegy” стал тем альбомом, на котором мы выразительно продемонстрировалив каком направлении собираемся двигаться. Именно так мы хотим играть. Именноэти слова я часто произносил, говоря о “Tales...”. Так или иначе музыка— это то, что мы умеем делать лучше всего. И такие понятия, как “творческийпрогресс” или “музыкальная эволюция”, очень хорошо отражают смысл нашегосуществования как группы. Не ты первый задаешь подобные вопросы о сменестиля, подразумевая некий подвох в самой формулировке вопроса... А междутем ты сам довольно точно назвал наши, скажем так, программные установки.

— Подвох? Что ты! Мне “Elegy” очень понравился, хотя неуверен, что моя реакция была столь позитивной, если бы AMORPHIS решилсяна окончательный отказ от брутальных вокалов...

— Часть группы, включая меня самого, желала отказатьсяот использования горловых вокалов. Однако наш новый барабанщик Пекка иклавишник Ким по-прежнему увлечены брутальной музыкой, хотя раньше онииграли не в death-группах. Все вместе, мы в итоге решили, что полный уходот брутальности будет выглядеть глупо. Гроул-вокалы всегда были частьюмузыки AMORPHIS, а на день сегодняшний являются единственной связующейнитью с нашими корнями (“Roots”, хе-хе... — авт.) и былыми временами. Когдапосле записи я прослушивал готовый материал, я все еще не был уверен, чтонаше общее решение было правильным, но сейчас считаю, что такие вокальныепартии занимают СВОЕ место на альбоме, являются органичной частью нашегозвучания.

— Продолжая тему изменения стиля, хотелось бы услышатьтвой ответ на такой вопрос: можно ли говорить о каком-либо чувстве ответственностигруппы перед очень многочисленной армией приверженцев, скажем так, старогосаунда группы?

— Сразу я хотел ответить: однозначно нет. Но это все жедовольно сложная и многоплановая тема. Всегда будут какие-то люди, которыеотвернутся от нового обличия группы, так как не симпатизируют направлению,в котором мы развиваемся. Это абсолютно естественно, и это не их вина.Тогда чья? Получается — наша. Но можно посмотреть на ситуацию с другойстороны. Мы потеряли часть старых фэнов, зато приобрели много новых (ага,теперь AMORPHIS нравится даже девочкам-нирванщицам... — Прим. авт.), восновном, за счет того, что “Elegy” гораздо доступнее разным категориямслушателей. Факт, что многие люди, для которых раньше название AMORPHISсочеталось исключительно с death metal, заинтересовались этим альбомом.

— Что еще обычно сочетается с вашей музыкой, так это обязательнаятема влияния на группу финский народных традиций... “The Karelian Isthmus”был вдохновлен великой финской битвой, альбом “Tales...” базировался наславном народном эпосе “Калевала”, последний диск “Elegy” также используетмотивы, почерпнутые в стихах “Kanteletar”...

— Финский фольклор буквально притягивает нас. Мы считаем,что такие мотивы отлично сочетаются с метал-музыкой, предоставляя группезначительный простор для собственной интерпретации. Многие наши вещи инспирированыдеяниями древних финов. Причем речь никогда не шла о непосредственных цитатахиз народного эпоса — только то, что принято называть вдохновением.

— После “Elegy” тебе будет трудно отрицать “инспирации”ранним творчеством DEEP PURPLE: клавишная работа практически идентичналордовским стандартам 1975 года...

— Наш клавишник Ким — ярый фэн Джона Лорда. Еще он оченьлюбит экспериментировать и пробовать новые звучания, которые извлекаетиз оригинального органа Hammond. Кроме того, Ким интересуется амбиент итехно и, как я подозреваю, будет пытаться ввести какие-то их элементы вмузыку AMORPHIS.

— Ужас какой! А ведь еще совсем недавно употребление клавишныхнапрочь дискредитировало бы любую экстремальную команду! Ныне синтезаторстал символом прогрессивности и экспериментализма...

— В метал-музыку пришло поколение. Я сам помню времена,когда считал, что клавишным инструментам нет места в хэви-метале! Любыеновые элементы придают музыке новые измерения, ауру экспериментальногонастроения. В нашей группе клавишник появился не сразу, при необходимостимы приглашали сесаионщика, всегда одного и того же. Со временем он сталпроводить с группой так много времени, что стал полноправным членом команды.Мне кажется, что многие группы стремятся избавиться от стандартного металлическогосаунда, начать что-то новое и оригинальное. Проблема в том, что многиеиз них боятся что-либо предпринять.

— Дата реализации свежего материала AMORPHIS уже дваждыпереносилась по разным причинам. Как будет называться это мини-CD и чтомы услышим на нем?

— Как-то так получилось, что мы обошлись без рабочегоназвания, и до сих пор не решили окончательно. Релиз представит вам триновые композиции и две кавер-версии: заслуженных динозавров хард-рока —HAWKWIND и пионеров финского арт-рока — KINGSTON WALL. Когда? Точно могуутверждать, что это случится весной.

— И (пред)последний вопрос, несколько выходящий из контекставсех предыдущих, но я уже давно хотел задать его кому-нибудь из твоей группы:как ты относишься к блэк-металу?

— Не скажу, что мне интересен это жанр. По-моему, он невносит в музыку ничего нового, а лишь насилует наследие пионеров стиля.Правда, за последнюю пару лет появились исполнители, переходящие границыстиля, и это мне интересно. Вообще — слишком много шума из ничего, слишкоммного внимания к имиджу. Многие блэк-музыканты на публике говорят одно,в реальной жизни предпочитая совсем другое. Вот самый простой пример: вокалистнорвежского IMMORTAL извергает огонь и проклятия в адрес этого мира в каждоминтервью, а потом, смыв грим, возвращается в домашнюю идиллию семьи, сверной женой и двумя прелестными детьми. Такой вот “ангел Зла”...

— Теперь уж точно последний вопрос. Тебе известно, чтоAMORPHIS является одной из самых слушаемых и популярных групп в странахСНГ?

— Если это так, то я очень рад! Я получают много писемиз бывших советских республик, в основном из Балтии и Польши (хм...), нои из России также. Жаль, что нет никакой возможности ответить хотя бы начасть из них... Поэтому я хочу передать привет и выразить благодарностьвсем нашим фэнам в Беларуси и России. Спасибо за поддержку! Надеюсь встретитьсяс вами на концертах.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи