статьи



X–Perience
Magic Fields

А может, и нет... За что я люблю музыкантов, так этоза то, что они любят нас, журналистов. Например, группа РОНДО. Ее лидерАлександр Иванов прямо так и говорит:
— В нашей стране (в России, а не в Беларуси. — О\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'К) музыкальнаяжурналистика находится на очень слабом уровне — уровне бульварной прессы,дискутирующей на темы, кто с кем переспал и какие наркотики употребляет.Нет профессионального анализа творчества артиста, нет исследований истоковсамого творчества, как музыкант работает в студии, как ищется необходимоедля достижения определенных профессиональных высот внутреннее состояние.Очень мало уделяется внимания тому, что хотел сказать музыкант своим альбомомслушателям. Все сводится к «желтизне». Мы, прошедшие девять филармоний,уже давно не реагируем на хамство, а вот молодые исполнители, пока ещедостаточно впечатлительные, подвержены всевозможным расстройствам.

— То есть, Кушанашвили бить вы не стали бы?

А.И.: — У нас с ним очень хорошие отношения. От него внаш адрес не было ни одной плохой статьи.

Николай Сафонов (ударник): — Когда его мало кто еще знал(он делал маленькие заметочки в газете «Джокер»), Отар всегда приходилна наши концерты и писал хорошие материалы.

Во как! Остепенившиеся вы мои, а ведь было, было когда-товремечко...

А.И.: — Мы ведем свой отсчет с 1986 года, и потому ненадо путать два коллектива: наш и РОНДО Михаила Литвина, записавших первыйальбом в 1984-м. Мы с Сафоновым проработали в том РОНДО полтора года доотъезда Литвина в США, и как только он эмигрировал, мы сразу сменили музыкальнуюориентацию.

— И по Союзу заколесили две одноименные группы, словноЛАСКОВЫЕ МАИ какие-нибудь...

А.И.: — Я не знаю, может, у МАЯ 150 солистов было, разъезжающихпо стране. У нас все сложилось гораздо прозаичнее. Литвин, уезжая, продалназвание РОНДО московской областной филармонии, представитель которой,набрав под это название состав, стал с ним гастролировать по бывшему СССРпод нашу фонограмму. Мы же в течение года вели судебное разбирательствоза название группы и выиграли его. А им было предложено в двухнедельныйсрок изменить свое. Так появилась группа МИССИЯ. Тогда у них заправлялизвестный на сегодня композитор и гитарист Олег Молчанов, кстати, во временаЛитвина прослушивавшийся на предмет работы в РОНДО и не подошедший ему.Переволновался, наверное.

Нет, я вас достану сегодня! Чем? А хотя бы тем, что РОНДОникогда не играли рок!!!

Н.С.: — Насколько мне известно, это идет с подачи питерскихмузыкантов, таких как группа АЛИСА и др. В ответ я тоже могу сказать, чтоленинградская волна отнюдь не рок-н-ролл.

А.И.: — Они играют как бы панк, альтернативный, с психологическимсостоянием травматического оргазма и некоторыми нервными проявлениями.Вы посмотрите на таких исполнителей, у них все время дергается все непроизвольно.

Дмитрий Рагозин (бас): — А у нас все дергается произвольно.

— Вы не признаете андерграунда?

А.И.: — Мы нормально относимся к любому музыканту в независимостиот того, в каком направлении он работает — в рок или поп-музыке, главное,чтобы это было профессионально, честно, от души. Да и разделение на рок-и поп-исполнителей продиктовано, в первую очередь, опять питерскими музыкантамии окружающей их тусовкой, а на самом деле они, провозгласив себя идеологамирок-н-ролла, сами играют утяжеленную популярную музыку.

Ага! Как все просто-то, а я голову ломаю: что есть рок,а что не есть рок. Даже переволновался и озноб какой-то пробрал. Согретьсябы... Водочки пойти попить, однако, надо или...

Игорь Максимов (звукорежиссер групп РОНДО и ДИНАМИК):— Мы не хотели бы ни у кого работать на разогреве, нас больше устраиваетпозиция хэдлайнеров или специально приглашенных.

— А к себе кого пригласили бы разогревать?

Святослав Куликов (клавишные): — Галанина.

А.И.: — Чтобы Сергей подходил к нему и делал перед концертоммассаж. Лично я мечтаю о том, чтобы это была какая-нибудь вокалистка, разминалабы мне связки... Нам нравится выступать на фестивалях, где никто никогоне «греет», где царит атмосфера дружелюбия, где талантливым музыкантаместь возможность показать, кто на что способен.

На что способна сегодня группа ДЖОКЕР, широкая белорусскаяпублика не знает. Известно лишь, что два ее музыканта — Егор Жирнов и СергейВолодченко — параллельно играют в РОНДО. Первый на зеленой, второй на розовойгитаре. Первый знаменит тем, что является саунд-продюсером Ирины Салтыковойи участником записи последнего альбома Татьяны Булановой. О своих «подопечных»он говорит так: «Многие люди и побездарней сейчас работают на эстраде».Второй — перед Новым годом расколотил в результате поисков елочки машинуАлександра Иванова и теперь исправно выплачивает своему патрону деньгиза ремонт автомобиля. Деньги, деньги... «Мама, давай, баксы доставай!»Помните такой хит из репертуара группы?

А.И.: — Сейчас она еще более актуальна, чем когда-либо.А тогда именно с нас и началось массовое хождение доллара в нашей многострадальнойстране. И поэтому я считаю, что реальную перестройку сделал не Горбачев,а мы. Между прочим, наш новый альбом, который выйдет ближе к осени и будеточень модным по музыке, называется «Мы стоим недорого».

— Сколько?!

А.И.: — Недорого!!!

Сольный альбом Александра, наделавший столько шороху,тоже, судя по клипу на заглавную песню, вышел не особо расточительным.

А.И.: — До записи альбома в том виде, в котором вы еготеперь знаете, я вместе с бывшем гитаристом РОНДО Олегом Аваковым, нынепроживающим в США, сделали песню на стихи Марины Цветаевой «Я зову дождь».Позже возникла идея наработать нечто концептуальное, целостное, но не хваталони времени, ни финансов. И тут я познакомился с талантливым человеком СергеемТрофимовым, встреча с которым стала как бы катализатором для написания«Грешной души печаль». И настроение альбома — это, скорее всего, состояниедуши и музыки Сергея на тот момент времени. Впрочем я тоже по жизни большелирик.

Мягкое и лиричное спасибо директору «Макс-шоу» МихаилуБулацкому и менеджеру Алесю Радивилову за кофе и стул, сидя на которомя внимал РОНДО.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи