статьи



Offspring, The
Потомки Sex Pistols

OFFSPRING — это 30-летний вокалист и гитарист BryanHolland, 24-летний барабанщик Ron Welty, 32-летний гитарист Kevin Wassermanи, наконец, 31-летний бас-гитарист Greg Kriesel.
К 1984 году в Калифорнии уже хорошо знали, что такое «панк». Вокруг ребят,тогда еще не называвших себя OFFSPRING, существовало множество всевозможныхмузыкальных площадок, начиная от клубов поклонников рок-н-ролла и заканчиваяплощадками самой тяжелой музыки. Однако эту четверку неотвратимо тянулона площадку поклонников панк-рока.


Вообще, судя по рассказам самих музыкантов, появлениегруппы можно считать чистой случайностью. Вот что, например, рассказываетХолланд: «Я учился в школе Pacifica High в Гарден Грув, Калифорния. Прямоскажем, это была школа не для самых богатых детей. Хватало там всего. Ноя всегда старался быть хорошим и послушным мальчиком. Я был третьим изчетверых детей в семье администратора больницы и школьной учительницы имечтал, что если повезет, то стану доктором, когда вырасту. Мне очень нравилсяспорт, особенно беговые лыжи».

По- настоящему Холланд увлекся музыкой лишь в выпускномклассе, когда его старший брат подарил ему альбом группы ROQ. С этого моментабудто что-то взрывается внутри Холланда, он становится ярым поклонникомрок-н-ролла. Непонятно как, но очень скоро он переключил свое вниманиена панк.

Товарищ Холланда по лыжной команде Грег Криселл открылдля себя панк-рок еще позднее. Его отец был преуспевающим банкиром и прочилсыну будущее юриста. Крис мало задумывался об этом, как и многие в Калифорнии,он был до самозабвения влюблен в спорт, особенно в лыжи, лошадей и бейсбол.«В это время музыка не много значила для меня, — вспоминает Крис, — номне приходилось иметь с ней дело, так как она была повсюду, и через некотороевремя я просто привык к ней». Первые звуки панка Крису довелось услышатьв исполнении самого Холланда.

Итак, Холланд и Криселл погружаются в мир музыки, малотого, их привлекает один и тот же стиль. И случись же так, что в один прекрасныйвечер им не удается попасть на долгожданный концерт группы SOCIAL DISTORTION!Что бы вы сделали в этой ситуации на месте двух школьников, до фанатизмаувлеченных спортом и не брезгующих учебой, которым не удалось попасть наконцерт популярной группы? Ответ напрашивается сам собой — создали бы панк-группу.Они так и сделали, подключив к процессу еще двоих знакомых лыжников и назвавшисьMANIC SUBSIDAL. Хороша была группа, да не хватало музыкантам самой малости— инструментов, не говоря уже о том, что едва ли кто-то из них мог хотябы правильно подключить гитару. «Брайан и я учились вместе, и я все времянаблюдал за ним. Меня не то чтобы удивляла его манера игры на гитаре, простоэто было меньше всего похоже на то, что делали эти ребята на площадках— предмет нашей постоянной зависти и преклонения. Понимаете, я всегда думал,что играть на гитаре — это знать много сложных и красивых аккордов, а Брайанникогда даже не пытался выучить их, он просто брал гитару и начинал терзатьодну струну. И я пытался подражать ему». К лету, однако, у SUBSIDAL ужебыл какой-никакой репертуар.

В это время основной концертной “площадкой” группы становитсядом Криса. «Мы потихоньку начинали набирать популярность, иногда на нашиконцерты приходило до двадцати человек. В том доме была огромная лестница,она и стала первой сценой в нашей жизни». Остается позавидовать маме Криса,вынужденной постоянно терпеть сборища поклонников панк-рока. Однако, пословам самого Криса, с ней не возникало никаких проблем на этот счет.

Однако осенью для группы настали тяжелые времена: Холландпоступает в университет (вы не поверите, но этот человек — кандидат в докторамолекулярной биологии), Криселл исправно ходил в колледж и работал в газетноммагазине. Таким образом, музыка временно отошла для ребят на второй план,и группа собиралась лишь по уик-ендам.

Подошло время, когда Холланд написал уже достаточно многодовольно простых песенок с яркими и выразительными названиями вроде «VerySarcastic» или «Sorority Bitch». И тут подошло время отправиться в однуиз дешевых студий. В этот переломный момент по мало кого волнующей сейчаспричине из группы уходит гитарист и на его место становится Кевин Вассерман,один из многих калифорнийских парней, основным занятием которого до этогобыло сторожить по ночам школу. Очень скоро после встречи с ребятами Кевинбросает это “увлекательное” занятие и, как он сам вспоминает, «перестаетдумать обо всем, кроме репетиций по уик-ендам и активного употребленияалкоголя». В это время Вассерман был единственным в команде, кому былобольше 21 года, поэтому был незаменимым человеком при покупке пива.

«Помню, что пришел в восторг от первой встречи с Брайаном,от него самого. Всем своим видом, этими длинными волосами, этими сумасшедшеговида штанами он будто демонстрировал свое пренебрежение к обществу, и тогдая подумал, что это действительно круто», — вспоминает Кевин.

Рон Уэлти переехал в Гарден Грув, где и происходили всевышеописанные события, для того, чтобы поступить в местный колледж. И случилосьтак, что его старшая сводная сестра познакомила его с Холландом. «Всю жизнь,сколько себя помню, мы куда-то переезжали. Дело в том, что моя мать состоялав нескольких браках. Сначала мы переезжали, когда она выходила замуж, черезнекоторое время мы снова переезжали, так как она разводилась. Вот так мыи попали в Гарден Грув. Уэлту было только 16, когда он уломал Холландаразрешить ему заменять тогдашнего барабанщика группы, который поступилв медицинскую школу и пропускал много репетиций.

В 1987 году THE OFFSPRING находят деньги для того, чтобывыпустить свой первый сингл. С этого момента издательское дело коллективана время затухает, так как для того, чтобы избавиться от первой тысячипластинок, группе понадобилось более двух с половиной лет.

Двумя годами позже THE OFFSPRING заключают свой первыйв жизни контракт с компанией Nemesis. Немного позже группа выпускает ещеодин сингл, назвав его просто и изящно — «Baghdad», а через некоторое время— и дебютный альбом «Offspring».

«Все панк-группы, созданные примерно в 1984 году, писалив основном о полиции, смерти, религии и войне, — говорит Холланд. — Мырешили сделать то же самое».

Через год, когда группа уже делала наброски для своеговторого альбома, у ее ног лежали все панк-студии страны. И OFFSPRING делаюточень стратегический ход — заключают контракт с компанией «Epitaph». Ив 1992 году на студии Epitaph выходит новый альбом, состоящий из 12 коротких,но очень энергичных песен под общим названием «Ignition». Буквально несколькодней понадобилось этому альбому, для того чтобы громом грянуть на музыкальномнебосводе Америки.

В 1994 году группа выпускает новый, опять хитовый, сингл«Come out and Play», вслед за которым выходит третий альбом «Smash» с песней«Self Esteem», которая просто убивает наповал и расчищает альбому дорогук звездам. Очень скоро альбом признается одной из лучших работ за всю историюпанк-рока и, несомненно, самой зрелой работой самих OFFSPRING.

В 1996 году, после разрыва с Epitaph (подробнее об этомможно прочитать во втором номере «Музыкальной газеты» за 1996 год)

группа заключила новый контракт с компанией Columbia records.Новый альбом OFFSPRING «Ixnay on the Hombre» должен появиться в продажеуже в начале февраля. В ближайшем будущем группа планирует начать большоемировое турне.

Далее следует небольшое интервью, которое лидер OFFSPRINGдал через сеть Internet.

— Мне всегда казалось, что панк-рок — немного неестественнаямузыка для Америки, что у нее не может быть много поклонников.

— Как вы объясните такую шумиху вокруг этого стиля?
Холланд:
— Прямо не знаю, что и сказать. Понимаете, я не хочу сказать, что у насплохая политика, нет, политика у нас нормальная, но музыка, на мой взгляд,объективно отражает то, что чувствуют люди. Может, все дело в том, чтоу Рэйгана, к примеру, получалось внушать всей стране, что все нормально.У Клинтона же это не получается, и люди видят, думают о том, что дела нетак-то уж и хороши. Я не хочу сказать, что Рэйган был лучшим президентом,просто Клинтон не умеет создавать иллюзию благополучия. И именно поэтому,на мой взгляд, люди тянутся к неправильной музыке, в частности к панк-року.

— С чем можно сравнить вашу теперешнюю жизнь?
Холланд:
— Вы хотите спросить, можно ли сравнить ее с тем, что было в нашем родномгородке? Сейчас мы живем намного лучше. Дела идут в гору, у нас есть возможностьсочинять и петь то, что мы хотим. Сейчас популярность панк-рока неуклоннорастет, на мой взгляд, это вызвано еще и тем, что панк поет о реальности,это тот стиль, в котором не принято приукрашивать жизнь; и если мы видимдерьмо, то мы говорим всему миру: «Смотрите, это — дерьмо».

— Вас наверняка достают толпы супермоделей и поклонников.Это напрягает?
Холланд:
— Вот тут вы абсолютно правы.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи