статья

Обложка CD
Первая дизайн-дюжина

Начав в нескольких предыдущих номерах разговор о дизайне в белорусском шоу-бизнесе, мы решили продолжить его сегодня своеобразным хит-парадным обзором на эту тему: что было, когда, какие тенденции выявились?

Если вспомнить светлое советское прошлое, о котором, согласно популярной песне группы N.R.M., мечтают пенсионеры в троллейбусах, в Беларуси отсутствовали тогда целые отрасли масскульта. Например, поскольку Беларусь одной из первых полностью доверила Москве свою музыкально- издательскую инициативу, то с 1956-го до 1996 года мы не припомним ни одного образца ярких национальных проявлений белорусского этноса в сфере как раз дизайна. Да, у нас были ПЕСНЯРЫ, был фольклор, издавались даже какие-то классические диски, но кто вспомнит, как они выглядели? И не стоит кивать на короткую память, ведь мы прекрасно помним, что на альбоме Arrival (“Прибытие”) шведской группы ABBA музыканты сфотографированы на фоне белого вертолета, альбом Idцrablo (“Похититель времени”) венгерской OMEGA представляет падающие часы, диск Nowe Sytuacje польской команды REPUBLIKA запомнился тотальной черно-белой полосатостью, а знаменитый четвертый альбом британского LED ZEPPELIN украшает портрет какого-то сельского трудяги в рамке на обшарпанной домашней стене. А у белорусов даже теми же знаменитыми ПЕСНЯРАМИ концептуально никто не занимался: то фотка группы анфас, то в профиль, то на диске полесского фольклора любуемся пейзажами берегов Волги... Ну какой уж тут разговор о неких ярких образах, связанных с песнями?

Возрождение музыкально-издательской деятельности в стране (а с 1996 года один за другим стали возникать лейблы «Каўчэг», West Records, БМАgroup, “Пан Рэкордз”, Prynamsi Records, Vigma…) кардинально изменило ситуацию. И не только в музыке, но даже и в сфере дизайна, поскольку художественное оформление обложек стало отдельным и весьма разветвленным видом искусства. Вот и рассмотрим его в срезе структурных особенностей, начав от простого к сложному.

Самое банальное здесь – наследование советской традиции, когда издатель считает достаточным украсить обложку диска портретом артиста (пускай себе и цветным да высокохудожественным). Этим грешат Vigma’вские издания гомельского барда Эдуарда Акулина (“Напачатку было слова”, дизайнер даже и не обозначен), новополоцкого поп-певца Алена (“Толькі сон”, дизайн Михаила Бакуновича) и т.д.

Недалеко от этого отошла и банальная нарезка компьютерных шаблонов, хоть и привлекающая своей пестротой некоторое внимание потребителя к продукту, но совсем не раскрывающая его смысл. Вот хоть бы СD “Вольныя танцы: альтэрнатыва_by” (БМАgroup, 2001, дизайн Лявона Романчика). Такое впечатление, что перед нами издание некой спортивной программы либо, по крайней мере, песен про спорт. Оказывается, вовсе нет: это был весьма стильный и разнообразный сборник актуальнейших музыкальных хитов.

Кто-то скажет, что к столь пестрому сборнику невозможно придумать концептуальное оформление, но кардинально иной пример продемонстрировали на том же БМАgroup дизайнеры Алесь Таболич и Егор Шумский в своем оформлении трибьют-сборника “Viza Незалежнай Рэспублікі Мроя” (2003): атрибутика паспортно-визового контроля присутствует там повсеместно, а на разностильную поп-рок-тусовку намекает растопыренная в виде козы ладонь. Концептуально выглядят и диски, обложки которых... удалось “стырить” из Интернета: “Дні” группы INDIGA (БМАgroup, 2004), “Вялікае калі ласка” группы P.L.A.N. (БМАgroup, 2004), “Кошык” группы КНЯЗЬ МЫШКІН (“Геометрия”, 2004). Этим грешат, как видно, не только минские издатели белоруссики, но и московские. Признаем, правда, наличие разных подходов здесь (например, дизайнер Orfica группы INDIGA, нашедший удачный символ исчезающих дней, все же проводил переговоры с автором эффектного снимка и возражений на использование не высказал; Андрей Плесанов из группы P.L.A.N. существенно изменил концептуальное звучание поросячьего счастья на литовском плакате; а московская фирма “Геометрия”, видимо, просто не просекла значение белорусского слова кошык). Но ведь куда важнее демонстрировать собственное концептуальное мышление, учить потребителя привыкать к своему неповторимому мировосприятию. Именно такие дизайнерские работы заслуживали бы чести включения в пантеон классики национального масскультдизайна.

А можем ли мы сегодня назвать такие примеры? Пожалуй, да. И несмотря на целое десятилетие, минувшее со времен возрождения национальной шоу- индустрии, примеры стоит искать не только за период, так сказать, расцвета жанра, но и в самом начале. Недавно БМАgroup повторила первый европейский прорыв группы КРАМА, обложка которого впечатляла британцев еще в начале 90-х. Имеем в виду альбом “Гарэлка на лёдзе” (RTXrecords, 1993). К сожалению, не сохранилось имен исполнителей дизайн-проекта, а над концепцией музыканты думали сами: Игорь Ворошкевич рассказывал мне, как нашли на минской Комаровке колоритную бабушку, согласившуюся за пяток баксов стать фотомоделью, и которую научили правильно держать аккорд. Итог получился убедительный, и посему минское переиздание, хоть и отличалось большим количеством бонусов в программе диска, тщательно сохранило художественное оформление оригинала.

Не сохранила история и имен реализаторов панковского видения Беларуси, зафиксированное в 2000 году французской фирмой Darbouka Records, издавшей диск гродненской группы DEVIATION. Вот они, “Эўрапейскія апачы”!

Но не стоит ограничиваться заграничными успехами белорусского масскультдизайна. С 2003 года с популярным Дмитрием Войтюшкевичем плодотворно сотрудничает в области дизайна Дарья Чернявская. Именно она сделала ему образцовое оформление альбомов “Паравіны году”, “Паравоз каханьня”, “Бывайце здаровы”. Интересно, что как раз женская аудитория особенно ценит творчество и личность Войтюшкевича, а может и Дарья из плеяды тех увлеченных фэнов. По крайней мере, она настолько прочувствовала песни артиста, что он – лирик и романтик – адекватно звучит уже в ее оформлении. Правда, женщины любят и понимают не только таких романтиков, как Войтюшкевич, но и суровых панков вроде группы НЕЙРО ДЮБЕЛЬ. Когда этот коллектив перед последним референдумом начал готовить свои “Танкі” (первый белорусскоязычный альбом группы, изданный в 2004-м минской фирмой Master Records), все сразу заговорили о традиционной воинственности этих злобных нарушителей общественных устоев, а дизайнер Ольга Жук нашла средства, чтобы подчеркнуть их интеллектуальный посыл. Здесь вам и танки в артистическом прицеле, подписанные... почему-то японскими иероглифами, обозначающими стихотворный размер танки. Здесь вам и сакура, и Куллинкович в кимоно. А в душе все равно танки. Не японские, а наши. Конечно, это не все имена белорусского шоу-дизайн пантеона. Привлекательные и концептуальные продукты создают (создавали) В. Цеслер и С. Войченко (альбом “Цацачная крама” Дмитрия Войтюшкевича, “Minsk-Berlin” группы KRIWI, “Зьніч надзеі” группы P.L.A.N.), Зм. Герасимович (“Легенды Вялікага Княства”, ПАЛАЦ – “Лепшае”), М. Пташников (TESAURUS – “Аднова тэзаўруса”), могилевчане Олег и Татьяна Тихоновы (OSIMIRA – “Прошча”). Возможно, вскоре настанет время, когда можно будет проводить специальные хит-парады лучших белорусских обложек, например, за год. Это, пожалуй, могло быть и неплохой номинацией для очередной “Рок-коронации”. Но пока это в будущем. А сейчас: зайдите в музыкальный магазин или киоск на “Басовішчы”, чтобы убедиться: там есть не только что послушать, но и посмотреть.



Витаут МАРТЫНЕНКА

© 2007 Музыкальная газета