статья

Вместо Шестой Колонки, или
Обобщение оптимиста

В последнее время ко мне все чаще обращаются поклонники здоровой части нашей музыкальной индустрии с просьбой поделиться своим мнением относительно процессов, в ней происходящих. Ничего нового вам не открою, все и так очевидно -- никаких положительных процессов в ней не происходит, однако мнением поделюсь.

Сразу спешу огорчить и ошеломить -- не все тут так здоровО, здорОво и здОрово. Но остановиться я хочу лишь на внутренней и внешней политике белорусской независимой музыкальной сцены, ведь речь идет именно о ней. И в общих чертах. И точку на этом – ибо разговоры о судьбе белорусского андерграунда уже не то, что осточертели, а вызывают желание телефонировать в скорую помощь, чтоб в Новинки озабоченных молнировать. В Новинки и тех, кто упорно делит НАШ рок на белорусскоязычный и русскоязычный. Для меня главное – качество. А язык в данном случае – это идеология, а там, где она, для меня рок-н-ролл заканчивается. За редким исключением.

Итак, что касается внешней составляющей (точнее – определяющей), то ситуация здесь более-менее ясна. Как известно, наша отчизна в области молодежной не-поп-музыки руководствуется в подотчетный период своего развития разумными и общедемократическими постулатами, такими как «Сегодня он играет рок, а завтра он врагу помог», «Сегодня он играет авангард, а завтра – откровенный гад», «Сегодня он играет ска, а завтра сына бьет с мыска», «Сегодня он играет альтернативу, а завтра поет чужие мотивы», «Сегодня он играет хэви-метАл, а завтра страну на х.. он видал» и т.п. Благодаря указующим и направляющим внешним фактором, как-то – пресловутым «черным спискам» и всем, что с ними связано, амбиции наших некоторых ведущих альтернативных музыкантов, площадных менестрелей (тех, кто за Свободу мать родную, впрочем, только не мать…) устремились либо к выступлениям на малую и малюсенькую аудитории, либо к корпоративам (и то, и то – внутренняя эмиграция), либо за границы нашей же свободной во всех смыслах державы (т.б. – внешняя эмиграция). Из разговоров с отдельными представителями сего контингента работников умственного труда понял, что они вполне готовы за ради жизни своей на земле и творчества умеренно покаяться за политическую близорукость, но – без фанатизма, без вставания на колени. Не более чем участием в концертах типа «Рокеры – за Беларусь!», но без конкретики за Беларусь какую. И как мужественно- сексуально заметила одна из живых легенд отечественного рока, «покажите мне кого и куда поцеловать, чтобы нам дали разрешения на выступления, я приду и поцелую». Насчет «куда» -- материя тонкая, для отдельного разговора. «Кого» -- великая тайна Полишинеля есть. И захочет ли он (она, они) целоваться? Может быть, потом… К тому же, думается, что сия фраза есть лишь гламурно-интимная поза, а не позиция. За горькой иронией в действительности стоят собственная репутация, сформировавшиеся взгляды, совесть и фаны. А потому – денно и нощно искать рынки сбыта готовой продукции за пределами государства (вплоть до Венесуэлы), что рокеры и делают. И (или) отделиться от него (сегодняшнего государства), объявив личный (внешне-внутренний) суверенитет, что они (рокеры) делают тоже.

Те же, кто практически изначально, или столкнувшись с суровой экономико-политической реальностью поставил целью зарабатывать себе имя и деньги и в мире внешнем (человеческие деньги и громкое имя), с разной долей успеха их и зарабатывают, или уже заработали.

Внутренняя же политика представляется мне еще более кристальней, в чем-то местечково скандальной и разлагающейся. Чего хотят музыканты – понятно: радовать нас с вами – выпускать альбомы и выступать. И ситуация с «чернухой» по идее должна была многим из них дать шанс – есть, чем завоевывать публику? – вперед! Оказалось – не чем. (Ну кроме как межгалактическими понтами – наши рокеры взяли от попсы не самое лучшее: в понедельник ты еще лампочки в подъезде тырил, а во вторник называешь себя рок-звездой, либо играешь в нее.) За исключением того, что поддается пересчету по пальцам, полуявлений типа INDIGA, NAKA, ГУРЗУФ, SVET BOOGIE BAND, RASTA... Да и как показывает время, значительная часть всех этих «полу» -- увы, однодневки на два-три сезона.

Еще вчера молодежь и подростки кричали, что старики не хотят уступать им дорогу – уступили, пусть и вынужденно. Однако никто по дороге не запылил. Потому, как играть не умеют, петь, кроме как «против», не умеют (а спел «против» -- милости прошу к диссидентам от рок-н-ролла), а «за» -- не получается (а если получается, то приравнивается это «за» системой к «против», и снова открываются двери для вступления в отряды инакомыслящих, со всеми вытекающими из трубы), мыслей свежих и интересных нет. (С мозгами что-то в республике за последние годы не так, во всех сферах.) А виноваты почему-то все те же старики, отсутствие рок-н-ролльных клубов (было бы с чем туда соваться) и нежелание муздельцов видеть в этих яслях перспективу. Истинная правда: сумасшедших продюсеров, которые мечтали бы продвигать все эти «не» и «нет», -- тоже нет! Клубняк так и остался клубняком, подвалы – подвалами, гаражи – гаражами.

Генералиссимусы же от рок-музыки помимо всего прочего клянут в стагнации, как водится, «жидо-масонов». Оказывается, Вольский с компаниями не до конца умертвили «Рок-коронацию» -- душили-душили, но недодушили. И вот пришли те, кто в рок-музыке не только ни рылом/ни ухом, а вообще страшно сказать. Внутренние враги. И вогнали они кол осиновый в наипервейший рок-фестиваль страны. А теперь уж и до священной коровы добрались, до «Басовища» -- изнасиловали под горячую некомсомольскую руку и ее! Как видится же мне, стенания по поводу «уж лучше бы было плохо, чем хуже некуда», напоминают стихи про то, что бывали времена и хуже, подлее не было. Не буду яро защищать молодую поросль («тузиновских сектантов»), что взвалила на свои независимые плечи и «Коронацию» и «Басовище» (методом проб и ошибок, глядишь, что-то и получится, а пока – да, гнутся ноги), но публично из года в год тянуть одну и ту же песню про то, что все связанное с организационными моментами в отечественном роке скверно (забывая, что и тебя в свое время мудохали, в принципе, за то же, обвиняя во всех тяжких).

Вы просили вывод? Голая констатация, никакого конструктива. С уточнениями повторю то, о чем брюзжал N лет тому назад. Без паники! Никакого кризиса нет, надо признать невероятное: коль лучшей белорусской рок-группой является группа J:МОРС, а рок-исполнителем Атморави, то внутренний белорусский рок (в его широком понимании) в своем нынешнем состоянии как явление (если таковое было, в перестроечные времена), как здоровая часть музыкальной индустрии – все еще мертв. И, может быть, вменяемое новое не родится, пока умершее действительно не будет предано почве. И что тогда? -- снова спросите вы меня. А ничего – будем созерцать, верить, ждать и надеяться: настоящий рок-н-ролл это такая штука, что искусственным оплодотворением он зачат быть не может, он родится сам. Должен родиться. И будем желать успеха тому, кто делает свое дело, двигается дальше и не парится над вопросом «есть ли в Беларуси альтернативная музыка?». Теперь же оформить кончину белрока стоит так, как это сделали бы, например, в фундаменталистских странах – вывести на центральную площадь Минска Вольского, Ворошкевича, Кореня, Хоменко, Куллинковича, Помидорова и прочих изоляционистов, всю эту т.н. рок-н-ролльную сволочь, да и расстрелять их… И в землю закопать, и надпись написать: «Тут покоится белорусский рок»…



О’Как!

© 2007 Музыкальная газета