статья

Александр Куллинкович
мясо на кости и либерализм

НЕЙРО ДЮБЕЛЮ – аж восемнадцать. Лет, то есть. Много или мало – а практически все уже на законных основаниях дозволяется. Отличный повод. Пусть даже и каждый день праздник. Совершеннолетие «дюбеля» станут отмечать новым альбомом (с «секретным» названием) и громадным собственным трибьютом. Еще одна новость: Александр Куллинкович напрочь извел из своего лексикона слово «попса», посчитав его несколько неуважительным, – заменил на «эстраду». Обо всем этом бессменный вождь НД рассказал в личной беседе.

– Саша, чем дышал, чем жил ДЮБЕЛЬ весь последний год?
– Исключительно альбомом. Нет, были, конечно, небольшие концертики, да и в Польшу выезжали с завидным постоянством… Но все основные силы были брошены на новый диск. Особенно приятно, что записываем мы его на новых инструментах. Получилось так, что повально, почти маньячно, мы обновили практически все инструменты. Теперь если на вскидку посмотреть на нашу команду, то можно подумать, что белорусские музыканты точно не бедствуют (смеется. – Прим. авт.). Хотя, конечно, понятно, что деньги на новые гитары ребята очень долго и трепетно откладывали. Теперь вот наслаждаемся: новые инструменты, новый звук, новый альбом...

– Давай именно о новом альбоме подробнее. Когда начали над ним работать?
– Довольно рано – где-то прошлой осенью.

– То есть получается – без малого год…
– Да. Сначала не было ничего. Просто появилось желание сделать альбом. Обычно у ДЮБЕЛЯ начинается самая продуктивная работа, как только рождается название. Тут же пока имелось только желание и кое-какие песни. Примерно такая же ситуация была и с диском Tanki. Сперва он назывался «Пацалунак», и лишь через какое-то время у него появилось настоящее название. Как только это произошло, сразу стало ясно, как будет звучать альбом, какая в нем будет стержневая идея. Название, в своей сути, это та же самая кость, которая, как только появляется, сразу же и очень быстро начинает обрастать мясом. Поэтому и с рождением названия для нового альбома «дюбелей» я моментально понял, каким именно он будет. Мне все буквально в ту же секунду стало ясно.

– И что же это за имя для новой пластинки?
– Сперва планировали назвать ее «Пуп зямлі». Работа тогда шла ни шатко, ни валко. Однако потом возникла идея, которую уже утвердили окончательно. Все сразу встало на свои места. Альбом будет называться Stasi.

– Н-да. Растолковать можешь? Если это, конечно, не просто набор букв.
– Публично переводить я его не буду. Потому что не хочу. Это секрет. Если кому все же очень сильно неймется, предлагаю поискать значение этого слова самостоятельно.

– Оно есть в словаре?
– Не уверен. Логичней будет воспользоваться Интернетом. Кстати, само по себе это слово немецкое. Нет сомнений в том, что люди, которым за тридцать, прекрасно знают, что оно значит. А вот мОлодежь и пОдростки – причем, все поголовно – совершенно не в курсе. Особенно хорошо это видно на примере… да на примере того же НЕЙРО ДЮБЕЛЯ: все гитаристы в недоумении пожимают плечами, а я, Степашка (барабанщик Андрей Степанюк. – Прим. авт.) и Юра Наумов хитро улыбаемся.

– Какое же настроение все это придает новому альбому?
– Наверное, он получится веселее и тяжелее. Хотя нет. Даже не веселее, а просто он будет другим. Вообще другим – все-таки новые инструменты совершенно меняют звучание команды (это общеизвестный факт). Ну, а так как Stasi – это все же немецкое слово, то на пластинке будет присутствовать определенная толика так называемой «немеччины»: определенные слова, этакий характерный дух – а ля RAMMSTEIN.

– Когда только начинали работать над Stasi, были ли в «дюбельском» загашнике уже какие-то песни для него? Или буквально с фразы «мы делаем альбом» и стартовало непосредственно сочинительство и собирательство?
– Песни, конечно, были. Причем их было навалом. «Дюбеля» ведь плодовитые, как кролики – не успеваешь, как следует, разучить одну композицию, а сразу же появляется вторая. Не было только основы. Она появилась, когда утвердили название, когда упала та самая кость, которая моментально стала обрастать мясом.

– По-русски или по-белорусски на этот раз поете?
– Практически восемьдесят процентов песен на диске будут белорусскоязычными. Буквально пару споем на русском языке. Мы ведь по-белорусски стали петь отнюдь не из-за каких-то там соображений. Просто так получилось – клюнул однажды в зад петух жареный. Интересно, что по-русски на Stasi будут спеты лирические композиции. Ну… «хриплый Дедушка Мороз нам подарки не донес и упал на полпути…» – согласись, по-белорусски это бы несколько не так звучало. Или «Лучшая девушка Минской области» – песня, которую в скором будущем пьяные мужики в ресторанах будут заказывать для своих дам. А белорусский язык… он более брутальный, что ли. Мы поем на нем о главном. Хотя, лучшая девушка – тоже главное. Если она есть.

– Да, ты сам относительно недавно подметил, что в основном «беларускамоўных» тянет почему-то на тяжеляк или на фолк. Большой альбом-то будет?
– Очень. Даже громадный. Если повезет, то там будет девятнадцать композиций. Если НЕ повезет – двадцать.

– Может, наоборот? Я имею в виду про «повезет – не повезет»…
– Нет. Именно так. Просто двадцать песен – это ОЧЕНЬ много. Честно говоря, я думаю, что оператор, который нас пишет, в шоке. Он думает, что песен будет пятнадцать. При этом искренне надеется на четырнадцать. О том, что их будет почти двадцать, он пока даже не догадывается. Я же в свою очередь не спешу его еще больше шокировать.

– Несколько интимный вопрос. Вы, пардон, ему каждую песню отдельно проплачиваете? Или счетчик в студии «на время» включен?
– Дело в том, что нам повезло. Мы работаем с очень хорошими и порядочными людьми. Главное – мы договорились о ВСЕМ альбоме сразу еще два года назад. Времена и цены изменились, но у приличных людей – договор дороже денег. Мы даже не обговаривали количество песен.

– Тогда я бедняге вдвойне сочувствую. Готовь валокординчик, Саша, – может пригодиться (смеемся. – Прим. авт.) Когда планируете завершить работу над пластинкой?
– Если все будет хорошо, то в конце лета – начале осени. Когда мы выпускали Tanki, нам посчастливилось сотрудничать с фирмой Master Records. Очень понравилось с ними работать – хорошие, порядочные люди. Насколько я знаю, у них есть интерес и к Stasi. Так что, если все сложится нормально, издавать пластинку будем опять в Master Records.

– И, если звезды правильно встанут, где-то в середине осени мы будем иметь новый альбом НЕЙРО ДЮБЕЛЯ. Так?
– Точно.

– Саша, расскажи, пожалуйста, про трибьют НД, который, как я знаю, уже готовится. Кому идея принадлежит, и когда она родилась?
– Предложил кто-то из моих знакомых (я уже и сам не помню, кто именно). Было это давно. Тогда как раз собирались издавать трибьют N.R.M. И мы с Лявоном заключили негласный «пакт»: мол, пусть N.R.M. выпускают трибьют, а ДЮБЕЛЬ сделает альбом ремиксов. Сделано это было для того, чтобы совсем уж тесно не пересекаться – ведь эти две группы и так постоянно находятся друг возле дружки. В результате вышла наша пластинка «Комиксы». А в этом году НД исполняется восемнадцать лет. Совершеннолетие – отличный повод. Поэтому мы и взялись серьезно за ту идею.

– А кто конкретно занимается трибьютом?
– Все делаем исключительно самостоятельно. Мы не стали обращаться ни в какие фирмы – плачевный опыт конца 90-х надолго отвадил меня от этого. Я самостоятельно на свои же средства выпустил Tanki и только рад этому. Зато я знаю, в каком месте у меня там лажа и какая именно. А спрос при этом лишь с себя самого. Сейчас есть возможность самому делать трибьют. Слава богу, существуют хорошие отзывчивые люди, друзья и добрые товарищи, которые помогут с обложкой, с тиражом и т.д. К нам уже присоединились ребята из “Тузін гітоў” – Катя Сорокина и Сергей Будкин. Стали подключаться самые разнообразные группы.

– И много их уже набралось?
– На сегодняшний день – двадцать пять. Это те, кто уже стопудово будет участвовать в трибьюте. Плюс еще какое-то количество молодых команд, которые присылали демки. Но, если честно, я пока не увидел ничего такого, что бы меня действительно поразило – все достаточно интересно, но уж как-то больно прогнозируемо.

– Назови тех, кто уже точно будет участвовать и хотя бы несколько из тех, кто хоть что-то уже успел сделать.
– Естественно, не обойдется без наших рок-мастодонтов: N.R.M., КРАМА, ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ, Саша Помидоров… Будут еще и эстрадные артисты, которых я специально попросил принять участие. Кстати, мне было бы это очень интересно. Так как, при всем моем уважении к нашим рок-персонам, я прекрасно представляю себе, что именно сделает группа N.R.M. или та же КРАМА. Для меня куда увлекательнее будет послушать работу Полины Смоловой. Потому что это, безусловно, будет несколько неожиданно.

– И кто же из эстрадников дал свое согласие?
– Мы обзвонили какую-то часть наших поп-исполнителей. В результате желание выразили все та же Полина Смолова, ATLANTICA, Алексей Хлестов, Лариса Грибалева и APPLE TEA.

– Так кто же из групп на сегодняшний день уже отстрелялся с песнями?
– Их пока немного. ПАЛАЦ сделали «Грамадзянін, забі амэрыканца» (очень шикарный кавер получился), ZIGZAG – Tanki, группа Л.О.М. сделала песню «Чай «Липтон»… То, что сейчас уже лежит на студии, но я пока этого не слышал – это МЕТЕОР и Саша Помидоров («Охотник и сайгак») и ДетиДетей («Звездочки»). А! Еще Дима Войтюшкевич сделал «Резиновый дом». Насколько я знаю, по-французски и с какой-то французской певицей.

– Войтюшкевич (что делает ему только еще больше чести) как всегда…
– …из…нулся – давай называть вещи своими именами.

– И ведь, заметь, у него опять получилось! Трибьют уже «закрыт» или все-таки есть возможность еще каким-то командам попасть туда со своими идеями относительно творчества НД?
– Все еще вполне реально. Мой принцип вообще – максимум либерализма. Конечно, это ни в коем случае не значит, что можно толкать конкретный шлак и с ним же попасть на пластинку. Но любая группа (начинающая или уже имеющая определенное имя) может прислать свой демо-вариант той или иной песни ДЮБЕЛЯ (запись может быть хоть с диктофона на репетиционной точке) на мой электронный адрес (jim@neurodubel.com или же nd72@mail.ru. – Прим. авт.). Дальше я уже слушаю. Критерий отбора один для всех абсолютно – нравится/не нравится. Вот если мне очередная работа показалась интересной – тогда милости просим. Иначе – извините. При этом, на ту же «Охотник и сайгак» на диске может быть хоть пятнадцать каверов. Это будет только еще занимательней, потому что каждый отдельный кавер будет кардинально отличаться от других – вряд ли то, что сделал Саша Помидоров, будет хоть как-то похоже на работу, допустим, Алексея Хлествова (если он, конечно, выберет эту же песню). Кстати, трибьют придется издавать на двух дисках. Двадцать пять треков – это слишком много для одной пластинки, а ведь кое-какие коллективы, думаю, к нам еще присоединятся.

– А как с авторским правом тут дело обстоит? Ну, придумает кучка ребят новые аранжировки на песни НД. И че они дальше со своими идеями делать будут?
– Никаких авторских договоров я подписывать с музыкантами не собираюсь. То есть все они могут исполнять на своих концертах те песни ДЮБЕЛЯ, над которыми работали для трибьюта. Полная свобода.

– Я знаю, что НД собирается снимать два клипа. В Варшаве?
– Да.

– Всех нас одной метлой туда метут (смеемся. – Прим. авт.). На какие песни?
– «Жыцце» и «Край».

– Как скоро поедете?
– В июле.

– А потом куда?
– На «Басовище», конечно.

– Ну, если раньше не доведется, там и встретимся!
– Естественно. Если Бог даст.



Ольга САМУСИК

© 2007 Музыкальная газета