статья

Андрей Дерьков
Разговор о творчестве и духовном пути

На конец года запланирован выход первого полноформатного альбома проекта ТАЙЛАНД. Альбома во многом концептуального, хотя, как видится уже сегодня, будущий диск, скорее, будет похож на зеркало: каждый увидит в нем отражение своих собственных мыслей. И лишь неоднократно прислушавшись, различит каждый из голосов в пестром многозвучии смыслов. О том, что сегодня волнует автора будущего альбома и лидера проекта ТАЙЛАНД Андрея Дерькова, будет эта беседа…

– …В последнее время мое мировоззрение поменялось, и это хорошо, я думаю. Вообще, я и раньше старался широко смотреть на жизнь, на какие-то философские проблемы, то есть я не замыкался на какой-то одной догме, религии.

– Я знаю, что ты увлекался буддизмом. Что сейчас для тебя эта религия?
– Как мне кажется, неправильно быть апологетом чего-то одного, например, какой-то одной концепции, доктрины, направления. Так, например, я долгое время фанател по какой-то одной музыке, но, как показало время, это плохо. Ты ограничиваешь себя как личность. Поэтому я не хочу останавливаться на буддизме. Да, мне близка по духу эта религия, но в своих духовных поисках я не собираюсь останавливаться только на ней. Я пытаюсь саморазвиваться. Сейчас, например, читая Достоевского, я стал по-новому открывать для себя другие религии, то же христианство. Раньше я достаточно скептически относился к нему, но сейчас я стараюсь смотреть на христианство по-новому, более широко. Я нахожусь в поисках… Хотя, вообще, я все время к буддизму возвращаюсь. Я ухожу, ищу что-то новое в других религиях, а потом, возвращаясь к буддизму, нахожу в нем подтверждение тому новому, которое я только что нашел. В буддизме есть все… Только не сразу можно все это увидеть и постичь.
…В целом, я немного устал от Востока – я слишком много ему уделил времени. И поэтому сейчас я и открываю для себя русскую классическую литературу. Хочется чего-то другого, отличного от того, что я знал и что меня увлекало раньше. И это, кстати, и в музыке слышно. То есть, естественно, в новом альбоме будут песни, которые связаны с Востоком, но, с другой стороны, будет достаточно и такого материала, который к нему не имеет никакого отношения. В этих песнях будут совсем другие… акценты.

– Ты же не загадываешь на будущее.
– Да. Это правда. Но я не говорю о том, что моя позиция меняется. Нет. Моя позиция как стержень, она остается. Как нить. Просто на эту нить я нанизываю бусинки. Как четки.
Конечно, просто жить, поверив во что-то одно. Как сесть на один камень – зачем искать другие, если здесь тебе хорошо и удобно? Но я не такой человек. Мне нужно находиться в поисках. У Брюса Ли есть такая фраза: «Не имей пути в качестве пути» – она описывает мое сегодняшнее состояние. То есть путь есть, но его как бы и нет. И я не знаю, как оно будет завтра. Я не загадываю.

– А что же творчество?
– А через творчество, через песни я высказываю свои мысли. Лечу своих демонов через творчество. Во мне очень много, как и в любом человеке, как положительного, так и отрицательного. Так вот, через творчество я выражаю эти мысли, отражаю все свои стороны.

– Музыка для тебя важна?
– Очень важна. Вот мы стали репетировать «живую» программу, и я думаю, что если у нас как у группы все получится, то мне больше от жизни ничего и не надо будет.

– Ты разговариваешь с публикой через песни.
– Да. Хотя некоторые моменты очень сложно через песни выразить. Когда выражаешь через прозу – а я пишу немного, такие непонятные зарисовки непонятных мыслей, может, когда-нибудь я их издам, но пока я не очень представляю, зачем это делать, – так вот, через прозу передавать свои мысли немного легче. И это по-другому. Но в музыке я чувствую в себе потенциал. Я знаю, что еще очень многое могу сказать.

– Сложно писать?
– Иногда бывает так, что ничего не пишется. Но ты понимаешь, почему не пишется. Потому что ты очень устал. Ты потратил много энергии неизвестно куда. И это самый мой большой минус: то, что я трачу энергию неизвестно куда. С каждым прожитым годом понимаешь, что ты не молодеешь, а энергию тратишь так же, как и раньше. И тут ты начинаешь понимать, что если ты хочешь, чтобы у тебя в плане музыки что-то получилось, то ты должен во многом себе отказывать. То есть сейчас я веду такой… практически аскетический образ жизни только потому, что я не хочу тратить свою жизнь непонятно на что: на все эти непонятные тусовки, на шоу-бизнес. Меня все это не привлекает, и мне неинтересно общаться с большинством людей из этой тусовки. Я сижу дома: мне интересно проводить время дома со своей семьей. Я читаю, слушаю музыку. Я общаюсь с очень ограниченным количеством людей. И меня это радует, на самом деле.

– Друзей у тебя много?
– Немного. А их и не должно быть много. Всем не угодишь, и всем не будешь другом.

– Чего ты хочешь?
– Хотелось бы докричаться до как можно большего количества людей. Потому что видишь, что творится вокруг, что показывают по ТВ, и приходишь в ужас.
Я делаю свое дело, и я знаю, что это дело нравится очень многим. Единственное, что в современной ситуации очень сложно такую музыку раскручивать. Все говорят, что это прикольно, классно, но… все ж хотят денег… Не знаю… В любом случае, я буду писать песни, надеюсь, их услышат.

– Тебя что-то может остановить?
– Не знаю… Разве только для того, чтобы я занялся чем-то другим. Сейчас я верю, что у нас все получится. Я верю в то, что мы делаем. А вообще, меня совершенно не устраивает ситуация, в которой находится современная культура. Меня не устраивает этот ар-н-би, меня не устраивает этот гламур. С людьми, которые находятся в этой тусовке, в большинстве случаев не о чем поговорить, они тупы. А может быть, так и надо теперь? Может, это я слишком загнался в своих мыслях? Читаю вот Достоевского… Кто сейчас читает Достоевского?
На самом деле, мне намного проще было в 90-е годы. Тогда было все сложнее с финансовой точки зрения, но в целом жить было легче. Ты точно знал, кто свой, а кто чужой. А сейчас такое время, что ты не знаешь, от кого получишь нож в спину. Все настолько цинично стало, так гнило… Общество потребления – мы его хотели, мы его получили. Со всеми вытекающими последствиями. И поэтому мне очень близка позиция Михалка, который в своем последнем альбоме в антиглобализм ударился. Я с ним абсолютно согласен.

– Ты об этом тоже будешь петь?
– Посмотрим. А вообще, я не хотел бы объяснять свои песни. Пусть каждый понимает их по-своему. Так, как прочувствовал после прослушивания.

– Тебе нравится заниматься творчеством?
– Меня колбасит. Мне иногда очень хорошо, а иногда очень плохо. В крайности кидает. В плане духовного состояния. Я не знаю, с чем это связано: с фазами ли луны, с конституцией Республики Беларусь или еще с чем-то (смеется). Но странно: не знаю, может, все из-за того, что я подхожу сейчас к такому возрасту критическому – 30 лет, – поэтому меня так колбасит?
А вообще, я мечтаю пообщаться с ламами. Это было бы для меня очень важно. Но это же объясняется кармой: если нет возможности общаться, значит, не заслужил кармически еще общение с учителями. Поэтому приходится все самому постигать. Идти своим духовным путем.

Фото с сайта группы



Катя МАЙ

© 2007 Музыкальная газета