статья

Metallection
часть четвертая

Пролог

Что происходит, когда один отдельно взятый белорусский музыкант собирается сам с собой в собственной отдельно взятой квартире? Сведущие люди скажут: «Может родиться очередной никому не нужный музыкальный проект». И это – горькая правда. А если этих музыкантов будет двое, или даже трое?

Тут даже люди несведущие и не имеющие музыкального образования ответят: «Они сообразят на троих!» И это – горькая правда, которую мы не намерены скрывать.

Так, в неразрешимом противоречии между эпохальными музыкальными идеями и их реализацией кроется главная проблема белорусской музыки. Впрочем… это всего лишь наше частное и независимое мнение.

Случается, конечно, что музыканты собираются не только для того, чтобы сообразить на троих. Они создают рок-группы, начинают реализовывать свои идеи и предлагать их слушателю. Сразу возникают проблемы: кто будет платить за запись и почему гитарист не пришел на репетицию, а вокалист стоит без текста и пьет пиво.

В таких условиях страшно даже представить себе, что произойдет, если попытаться организовать пару сотен музыкантов, объединенных в несколько десятков рок-групп, в один проект. Особенно если этот проект имеет жесткие условия: родной язык исполнения, и, стилистически, – только тяжелый рок.

В мире нет ни одной страны, где такой проект мог бы осуществиться больше одного раза. Нигде нет экстремальных сборников, которые издавались бы на родном (не английском) языке на протяжении шести лет! А у нас – есть. И это принимая во внимание факт, что литературный белорусский язык не пользуется популярностью в народных массах. Даже эту статью вы прекрасно читаете по-русски, что говорит о многом.

...Началось все с группы DZIDA, трэш-метал-коллектива конца 80-х – начала 90-х годов. Эта команда была исключительно злобна и категорически белорусскоязычна. Многие из ее последователей (каковых в 90-х было немало) двигались в том же направлении, что говорит о ценности зародившейся идеи.

В 2000 году в недрах продюсерской группы БМА (Беларуская музычная альтэнатыва) появилась мысль собрать часть из этого творческого наследия и издать на одном диске под названием Hard Life – Heavy Music. Релиз, вышедший в 2001-м, пользовался успехом, на который продюсеры даже не рассчитывали, учитывая мнимую непопулярность тяжелого рока в целом и белорусскоязычного метала в частности. Поэтому было решено повторить. Песни современных групп, которые не попали на первый диск, были включены во второй, увидевший свет в 2003 году. Отбором тогда занимались продюсеры БМА, что вызвало определенные разногласия между музыкантами и выпускающей компанией. К тому же проект начал приобретать не только коммерческое, но и общественное значение, объединив множество музыкантов и их слушателей одной идеей под одним названием. Презентации обоих дисков в минских клубах проходили с аншлагом.

Уже к этому времени проект по праву стал национальной метал-коллекцией, периодически издающейся на компакт-дисках и включающей лучшие песни тяжелого рока, исполненные по-белорусски. Тогда же проект получил название Metallection и был добавлен новый принцип формирования сборника: ни БМА, ни сами координаторы не должны иметь отношения к процессу отбора песен на очередной диск. Для этого были приглашены независимые эксперты. Оценки песням, которые рассматривались для третьего диска, выставляли люди, пользующиеся уважением на белорусской метал-сцене – журналисты, музыканты и звукорежиссеры. Так, диск Metallection 3 вышел в 2004 году, а в конце 2006-го по вышеназванным принципам был сформирован диск Metallection 4.

Вид изнутри, интервью с Павлом Ермаком

– Итак, 13 апреля состоится релиз четвертой части Национальной метал-коллекции Metallection. Издание диска серьезно затянулось…
– А что вы хотите? Быстро только кролики сношаются. Кстати сказать, их уже давно невыгодно выращивать. У меня приятель кроликов выращивал. И что вы думаете? Сдохли все. Хотя сношались почти мгновенно.

– Как отбирались команды на Metallection 4? Приходилось слышать недовольства от музыкантов, не попавших в сборник… (Кстати, это показывает, что попасть на компиляцию стало престижно).
– Принципы прежние и не меняются уже который год. Они изложены на сайте. Мы принимали демо-записи в любом качестве, а потом профессионалы оценивали каждую песню по пяти критериям (при этом они не знали, чьи именно песни оценивают, смотрели только на качество музыки). Было четырнадцать экспертов. Преподаватель вокала Петр Елфимов; музыканты Лявон Вольский, Lesley Knife, Дэн Галицкий, Виктор Осипович, Игорь Сильниченко, Алексей Гладыш, Геннадий Хоменко; музыкальные журналисты Антон Крючков, Антон Игонин, Михаил Васильков; звукоинженеры Юрий Горячко, Iron Gleb, Виктор Олежко. По-моему, весьма представительная компания. Попасть на компиляцию действительно престижно, поэтому приходится предпринимать такие вот меры предосторожности, чтобы нас не обвиняли в предвзятости.

– Белорусский язык и тяжелая музыка... Насколько это совместимо?
– Белорусский язык фонетически очень удобен для пения. В тяжелом роке, представьте себе, тоже поют иногда. К тому же у белорусского языка очень широкий эмоционально-динамический диапазон за счет некоторых особенностей, которые тут долго объяснять. Те, кто умеет этим пользоваться, никогда не жаловались!

– Почему только белорускоязычные исполнители имеют возможность попасть на компиляцию?
– Таковы правила. Сборников на других языках и без того хоть пруд пруди. Мы не хотим пополнять их число. Мы просто занимаемся своим делом.

– Вышло 4 сборника. Можешь ли коротко рассказать про каждый? Твое личное мнение.
– На первом были хорошие песни, но попадались и конкретные недоразумения. Второй получился лучше, пролетов почти не было. Третий вышел таким удачным, что мы сами не ожидали. А четвертый вы уж сами как-нибудь послушайте.

– Обращались ли зарубежные команды по вопросу участия в сборнике?
– Обращались. Но с ними сложно работать в организационном плане. Такой тип работы мы пока не можем использовать. Мы даже свои родные группы писали больше года.

– Что нас ждет на презентации 13 апреля?
– Что ждет? Выйду я на сцену и объявлю состав групп: SONCAVAROT, IMPRUDENCE, PARTYZONE, STRAIGHT LAND, NA?A VAJNA, АQUAMORTA. Потом посмотрю, что из этого получилось. Если будет громко, значит, шутка удалась.

– Были случаи, когда вы с Астроном во время ведения концертов устраивали клоунаду на сцене. На этот концерт вы такого не планируете?
– Ни под каким видом. Ни мне, ни Астрону такие роли не удаются. Для этого нужен специальный талант. Гораздо смешнее получилось, когда я вел одну из презентаций Metallection с Еленой Грибалевой (Это не та Грибалева, про которую вы подумали. – От авт.). Она учительницей работает. А в зале оказалось несколько ее учеников. Кто бы мог подумать? Интересная получилась картина. Утром двойки ставила, а вечером призывала слушать очень страаашную рок-группу!

– Как дела у группы АQUAMORTA, вокалистом которой ты являешься?
– В группе АQUAMORTA уже второй год как другой вокалист. Мы с Астроном три года искали подходящего... Я сам буду смотреть на группу из зала – с нетерпением жду этого момента. Как он поет, я тут вам не покажу, потому что так не умею. Я помогаю руководить группой, но думаю, что они прекрасно справятся и без меня. Мне хватает группы VIR, которая в этом году должна наконец закончить запись альбома.

– Выйдет ли первый альбом АQUAMORTA Zaklik Kryvi на компакте? Как-то Виталь Супранович проговорился, что если ему не удастся договориться на издание с вами этой программы, то он ее просто спиратит...
– Группа планирует перезаписать материал первого альбома и добавить туда новые песни. Потом можно будет договориться об издании альбома. А ежели Виталь пиратским образом издаст материал первого альбома, соавтором которого я являюсь, то я вначале закрою на это глаза. Потом у меня будет повод выкатить ему счет на все его имущество. А что вы хотели? Таков он – шоу-бизнес! Кстати, мне уже неоднократно доносили, что видели у разных людей диски Zaklik Kryvi, но я пока никого не поймал.

Эпилог, комментарий Астрона (ICQ-лог)

18:37:42: Итак, кто новый вокалист АQUAMORTA?
18:37:48: Андрей.
18:37:58: Откуда он?
18:38:06: Из Минска.
18:38:25: Пел еще где-нибудь?
18:38:31: Пел. Короче, он пел в хоре раньше. А вообще, он сейчас в рыцарском клубе «Княжий Гуф». Прослушивали всех подряд – он подошел по голосу и идейно.
18:40:57: Лучше, чем Ермак поет?
18:41:10: Иначе. По мне, лучше.
18:41:59: Кто рисовал обложку новому Metallection?
18:42:08: Ермак.
18:42:35: А кто тебе лично больше всех понравился?
18:42:42: Сейчас гляну. INNER RESISTANCE, ARCANUM, DIVINA ENEMA, а еще Destruction. Но их нет на сборке. Шмер сказал, что ему трудно будет на белорусском петь.
18:47:36: Ты как-то участвовал в составлении компиляции?
18:48:06: Да, часть организационных вопросов плюс сайт. Он только на мне висит.
18:50:08: А бабло закосил?
18:52:47: Если честно, то мы только тратим свои деньги на сборке.
18:53:09: Правильно, если лишние.
18:53:30: Да вообще денег завались, не знаю, куда деть.



Павел ЕРМАК, Виталий СУПРАНОВИЧ, АС

© 2007 Музыкальная газета