статья

КУКЛЫ
10 лет музыки, трэша, секса, дебоша…

Это даже несколько неожиданно – группе КУКЛЫ исполнилось 10 лет! Первый концерт, как утверждает альтернативная история, КУКЛЫ отдебоширили 14 марта 1997. С того момента группа записала по сути два официальных полноформатных альбома, наиболее успешный последний – «Дисциплина хаоса» – был издан в России и Украине, стала «Открытием года» на «Рок-коронации», постоянным гостем «Рок-кола» и успела удивить всех на «Басовище», когда там победили IQ 48 и INDIGA.

Надув щеки не стыдным пафосом, выдохну: начав с психоделического нойза, КУКЛЫ прониклись особой философией стремления к вечной молодости и совершенству и создали в Беларуси музыкальную культуру, которую на Западе рождали промышленные улицы. Такой пафос свойственен юношескому максимализму (отсылка к философии вечной молодости) и тому поколению core-слэмеров, которое успело вырасти вместе с «куклами». В общем, если ты до этого не проникся идеей улицы и ее свободы – и сейчас мало что понял. Да и КУКЛЫ тебе в таком случае интересны мало, разве что как факт, поэтому опустим лирику (кстати, лидер группы и секс-символ собственно белорусской core-культуры Sanki называет среди главных страстей своей жизни лирику, музыку, девушек и общение) и перейдем к фактам.

Свой первый юбилей КУКЛЫ отметят вторым собственным Sanki-Crew-фестом 31 марта в клубе «Арена» в компании групп S.O.K., RICOCHET, ВНУРТЕННИЙ СМЫСЛ и ЛИТВИН ТРОЛЬ. Дальше – подробности жизни, трэша, дебоша (и никакого секса!) от самих участников КУКОЛ.

– Вот так, именно на сцене мы планируем отмечать наше десятилетие. Мы хотим устроить шоу, перфоманс, сделать что-то необычное, чтобы это была не стандартная клубная вечеринка, а что-то более неординарное.

– Как прошел первый Sanki-Crew-фест, и расскажите подробнее про все движение Sanki-Crew – кто все эти люди, которые его составляют?
– В прошлом году успешно прошел первый фест, он был в «Реакторе» на тот раз: много людей, позитива, слэма – все, как нужно. Что касается самого движения Sanki-Crew, то это представители уличной культуры. Когда-то уличная культура была разделена – был брейк, уличный хип-хоп или ребята как мы. А Sanki-Crew – это культура, которая противится в своем понимании мира именно культуре и массовому сознанию людей. Это в то же время творческие люди, которых объединяют неординарные взгляды на жизнь. Вот что такое Sanki-Crew – независимо, кто тут артист, кто художник, кто музыкант, кто брейкер – не важно, главное, чтобы люди могли найти общий язык, точки соприкосновения. Есть некоторое количество людей, например, наиболее приближенных к группе – эти люди и составляют костяк Sanki-Crew.

– За 10 лет, у меня сложилось впечатление, КУКЛЫ пропустили через себя всю историю, можно сказать, белорусской альтернативы: прошли фестивали от «Басовища» до «Рок-Кола» и «Рок-коронации», клубы от NC и «Реактора» до «Арены» и прочее-прочее. Вы себя так и ощущаете?
– Действительно, это так! Опыт, полученный за 10 лет, за которые мы отыграли множество концертов абсолютно на различных площадках (мы были предельно активны) – он колоссальный, просто невероятный. В школе такому не учат. Если вспоминать все 10 лет, сконцентрировать все события, которые были разбросаны в этом промежутке, собрать их и распределить на каждый день – любому человеку бы просто сорвало планку! Это было 10 лет музыки, трэша, секса, дебоша, угара… И это здорово, потому что за эти 10 лет мы не ушли в забвение, а достигли просветления, и продолжаем свое дело. Сейчас у нас совершенно другие взгляды на все – на музыку, на деятельность.

– А за эти 10 лет много ли лиц, людей поменялось в КУКЛАХ?
– Менялись, конечно, но в основном люди примыкали. В том составе, в котором мы играем сейчас, мы играем уже пять или шесть последних лет. Поначалу, естественно, люди менялись, а сейчас мы играем впятером, и это наш «золотой состав», и именно это – КУКЛЫ. Иногда с нами принимают участие какие-то дополнительные музыканты – перкуссионист, допустим.

– К музыке, которую вы играете, примыкает некая философия о позитиве и вечной молодости. И глядя на вас, когда вы играете уже 10 лет, а выглядите, как только-только начинающие, начинаешь в нее верить. Секрет в этом?
– Секрет в растениях! Честно, секрет в образе жизни и в том, что ты делаешь любимое дело, то, что тебе хочется делать, не заморачиваясь на каких- то бытовых проблемах, на том, что нам не нравится. Мы все эти 10 лет делали то, что нам действительно нравится, и все 10 лет от этого пребывали в некой эйфории.

– Последний альбом выходил у вас в 2005-м. Сейчас вы что-то готовите?
– Да, сейчас мы пишем наш новый альбом, третий полноформатный. Мы над ним плотно работаем, но пока что совершенно не спешим издавать. Мы очень хотим довести его до идеала, сделать таким, каким мы его видим или хотим видеть. Стиль, в котором он будет записан, можно по-прежнему называть «стрит-кор» – это тот стиль, которого мы держимся и который мы сами, можно сказать, сделали или как-то обозначили. Это произошло не так давно, около года назад. Мы ведь все время были людьми, которые отражают уличную культуру, уличное восприятие. Улица – генератор наших идей, настроение, которое дарит нам вдохновение. Поэтому «стрит». А «кор» – это экстрим, суть. Поэтому – «стрит-кор». Хотя, как и любую музыку, нашу сложно запихнуть в какие-то рамки, потому что все равно присутствуют какие-то элементы, может быть, и гранджа, и чего-то еще. Но улица и экстрим – это то, что нас двигает, наша свобода и основа нашей музыки.

– А в музыкальном плане – вы продолжите и на следующем альбоме свой эксперимент с саундом?
– Последний альбом «Дисциплина хаоса» мы писали «вживую», он именно тем и отличен, что мы приходили в студию и писали «живой» звук, передавали живую энергетику. В этом его основной плюс. И сейчас, по истечении уже парочки лет, я его слушаю и понимаю, что это действительно энергичный альбом. Да, он может уступать в чем-то по качеству, но по энергетике он хорош. И, в принципе, мы продолжим это, но в то же время, не совсем. Мы будем действовать немного по-другому хотя бы потому, что это уже другая студия, другой человек, с которым мы работаем, это другой альбом, другое время и другие песни. Сейчас мы делаем немного кибер-саунд. Где-то он немного синтетический, где-то он индастриальный, потому что, когда мы начинали играть, мы были индастриальной группой, нойзовой скорее, чем какой-то там рэпкоровой. Но это процесс эволюции, растянувшийся на 10 лет. Поэтому альбом, над которым работаем, не будет повторяться, но и по энергетике он не уступит. Сейчас мы играем концертов меньше, чем раньше, именно чтоб иметь время сконцентрироваться на работе в студии. Да и в принципе клубные мероприятия мы стали посещать меньше, большие фестивали, например, «Байк-фэст», «Рок-Кола», «Коронация» – вот где нам нравится.

– У меня в какой-то момент сложилось впечатление, что вы, скажем так, с пониманием относитесь к тем, кто пишет тексты на белорусском, а у самих вас не совсем получается. Так?
– У нас есть несколько композиций на белорусском языке, но между собой мы говорим на русском, верней, на «трасянке», мы с этого стебемся. Мы не думаем по-белорусски, если бы мы жили и общались в среде, которая была бы целиком белорусскоязычная, тогда бы у нас получилось. А так – мы думаем на русском, да и то, достаточно испорченном. Переложить некоторые наши тексты – это будет просто «бульба каля.уя» – «картошка кипит». Если песни пишутся на русском, нет смысла их потом переводить, чтоб исполнять по-белорусски. То есть, если у нас что-то изначально пишется на белорусском – это естественно. И мы не хотим на этом зацикливаться. Кроме того, язык откладывает отпечаток и на музыку – если у нас появляются песни на белорусском, то музыка получается больше с уклоном в фолк. Между прочим, мы давно хотели сделать чисто белорусскоязычный проект, но проблема в том, что некоторые люди не хотят этим интересоваться, не хотят с коммерческой стороны нас поддержать, поэтому эта идея так и стоит на заднем плане – мы не можем её реализовать, она остается второстепенной.

– А за 10 лет вы можете припомнить какие-то самые яркие моменты?
– Как-то в Киеве после своего концерта мы сразу же пошли на 20-тысячный концерт PRODIGY. Так получилось, что Кейт Флинт подбежал ко мне, и я погладил его по лысому черепу! Мне потом друзья говорили, что я неделю не мыл руку – это не так, но эмоций я испытал массу! Но вообще было много эмоциональных моментов. Мы ехали в поезде, и утром, после тяжелой ночи и двухчасового сна бабушка попросила меня что-то достать с нижней полочки, мы называем ее «гроб». Я открываю ее и достаю оттуда… санки! Много было ярких клубных выступлений. 10 лет – это невероятный опыт, и невероятные ощущения, которые внутри. За все 10 лет, самое яркое, что запомнилось в нашей жизни вообще, – это непременно связано не с учебой, не с работой, не с отношениями даже, а с нашей музыкой! Какие-то люди в нашей жизни приходили, уходили, потом опять возвращались, а мы как были, так и есть – наша сила в нашем единстве.

Фото предоставлено группой



Елена СКОРОБОГАТОВА

© 2007 Музыкальная газета