статья

KROK
Лучший KROK года

По результатам голосования, проводимого «Музыкальной газетой», дебютный альбом группы KROK с одноименным названием был признан альбомом года. Именно эта радостная новость и послужила поводом для нашей встречи с самыми известными гранджами Беларуси.

– Во-первых, поздравляю. Расскажите, что вы испытали, когда узнали эту новость?

Р: Мне Худа позвонил, я очень обрадовался.
Э: Задрали носы…
Х: Гонорар в три раза подняли, как Диме Билану после «Евровидения». Конечно, было приятно.
Э: Знаешь, на самом деле, больше довольны были потому, что мы сами к этому особо не стремились, никто из нас не старался, чтобы так получилось. Не пиарил: «Во, ребята, голосуйте!» Все само собой. Мы вообще уже порядком подзабили на это. И не думали про хит-парад.
Х: Этим должен заниматься пиар-менеджер. Сидеть и накручивать голоса. У нас таковых нет, поэтому мы сидим и занимаемся музыкой.
Р: Я, допустим, узнал о том, что ведется такое голосование только через месяц после того, как оно появилось. Камод вот вообще не знал.

– А когда вы записывались, вы вообще рассчитывали на такой успех?
Р: Мы рассчитывали сделать так, чтобы у нас был альбом.
Э: Альбом – это какая-то новая ступень творчества. Если нет альбома, то песни просто перестают играться, они забываются и так далее… А так, альбом вышел – его восприняла аудитория… Это наше достижение, альбом.
Х: Это просто возможность донести музыку до публики.
Р: А еще это грань между каким-то периодами в творчестве.
Х: Изначально ведь никто не ставил себе каких-то целей: победить в «Музыкалке», получить рок-корону или еще что-то…
Э: Заработать денег. Хотя не помешало бы (смеется).

– Кстати, а прибыль есть?
Э: Нет, пока только в минусе.

– Насколько?
Э: Цифра? Я могу сказать.
Х: Мы окупили четверть альбома.
Р: Так, это коммерческая информация.

– Тогда некоммерческая. Где вы брали деньги?
Э: О! Украли в банке!
Р: Мне мама дала (дикий смех).
Х: Я на каком-то форуме прочитал недавно, что «Кроки» нашли себе спонсора и теперь самые крутые гранджи». Приятно думать, что люди считают, что у нас есть спонсоры, хотя ведь на самом деле мы делаем все своими силами.
Э: Мы одалживали, задалживали, переодалживали, потом работали, перерабатывали, отрабатывали и отдали.
Р: Где-то по 200 долларов с человека получилось.

– Гурген тоже складывался?
Р: Да, он ведь тогда играл, мы же тогда не знали…

– Что вы его выгоните…
Э: Мы его не выгнали…
Р (мнется): …мне слово «выгнали» просто как-то не нравится.
Х: У нас дорожки разошлись.
Э: Я Сережу очень люблю.
Р: И я Сережу люблю.

– А Худа?
Х: А Худа, засранец, его ненавидит. Есть люди – друзья, а есть те, с которыми можно заниматься творчеством. Просто так сложилось, что Гургена перестало это торкать.
Э: Его не настолько колбасило. Даже я бы сказал, его вообще не колбасило.

– И чем он теперь без вас занимается?
Р: Он сейчас учится на дизайнера одежды. Его это очень вдохновляет. Насколько я знаю, у него все хорошо, хотя давно не общался.

– А говорили, «будем общаться»…
Р: Я так думаю, что просто должен период определенный пройти. Полгода мы можем не общаться, а потом все утрясется и забудется. Как с Микробом было.

– А как Гурген к этому отнесся?
Р: Он, видимо, это ожидал.
Х: Просто мы поговорили и поняли, что на самом деле мы уже очень далеки друг от друга в каких-то наших целях и желаниях.
Э: Это Худа вздумал все. А вообще, давай не будем развивать эту тему.

– Хорошо. Не будем. Сама понимаю, что неприятно об этом говорить. Последний вопрос на эту тему. Вы можете сказать, что изменилось в группе, когда ушел человек, который с самого начала был с KROK?
Э: Ты хочешь это написать? Не стоит…
Х: Почему? Нормальный вопрос после смены состава. Конечно, манера игры Сергея и манера игры Ромы или Эдварда разные, но это нерадикально. Пришлось поменять некоторые партии, но такая перетасовка не в худшую сторону.

– Может, вы приобрели что-то новое или, наоборот, в чем-то потеряли?
Э: Мы нашли Сергею альтернативу.
Р: Я не хочу об этом говорить. Мне кажется, что теперь у нас получается играть лучше.
Х: Хуже не стало. В любом случае.

– Хорошо. Простите. Вернемся к альбому.
Р: Альбом вышел полгода назад.
Х: Пятого июня он вышел официально.
Э: А записывать мы его начали прошлой осенью, если не раньше.
Х: Большая проблема белорусских музыкантов в том, что у них нет практики работы на студии, даже у довольно известных групп.
Р: Очень часто говорят, что белорусским музыкантом свойственно лучше звучать на концертах, чем на записи.
Э: Меня наша запись устраивает.
Х: Можно сделать лучше. Наша пластинка – это то же самое, что мы играем «живьем», практически.
Э: А Худе нужен DEPECHE MODE…
Х: Эдвард, ты не выспался?

– Как вы думаете, почему такой успех?
Х: Мы понравились (улыбается). Как мы можем расписывать свои плюсы?
Р: По-моему, два аккорда, блин…
Х: Если народ цепляет наша энергетика, то это отлично.

– Энергетика? Охарактеризуйте вашу энергетику.
Х: Каждый находит для себя свое. И понимает наши эмоции по-своему.

– А как понимаете их вы?
Р: Как, Худа, понимаешь их ты? Мне самому стало интересно.
Х: Я их чувствую, я их не понимаю. Музыка – это ведь не математика: ее нельзя понимать, ее надо чувствовать.
Р: Мне сложно сказать, как я их понимаю… То, что выходит, то и пишу.
Х: Вот и вся концепция.

– Вы очень долго «загонялись» на названии. Почему же остановились на самом простом?
Э: Это компромисс, который мы нашли. Потому что мнения разделялись.
Х: И, по-моему, это нормальная практика для первого альбома – одноименное название.
Р: Следующий альбом будет называться «неKROK». Это точно.
Х: KROK-2…

– Следующий? И когда же?
Э: Мы решили, что не будем вообще ничего говорить по этому поводу. Без комментариев. Знаешь почему? Вспомни, как писался первый, как вся гостевуха возмущалась, что, ребята, вы нам уже года три обещаете этот альбом.
Х: Да, а так мы уже три альбома записали, просто их не издаем (смеются).
Р: Мы решили сказать о выпуске за две недели…
Э: Просто нельзя загадывать, чтобы потом никого не обманывать.

– Но в планах он есть?
Р: В планах есть.
Х: Мы думаем об этом сейчас, нарабатываем материал.
Э: На самом деле через две недели выход (смеется).

– Будем ждать. А вот разгромная рецензия Олега Климова на KROK вас не напугала?
Р: Я так думаю, что если Климов написал что-то про группу, то это уже хорошо.
Х: Вот он наш альбом залажал, а мы заняли первое место – приятно.
Э: Да ладно, что вы уже! У каждого человека свои вкусы, свои взгляды и так далее. От того, критик он музыкальный или не критик, ничего не меняется. Для меня мнение человека с улицы ничуть не менее важное, чем его. И я не могу сказать, что как-то особенно был шокирован: ой, надо пойти повеситься.
Х: Только я бы на его месте не писал так резко, потому что каждая группа, выпустившая в Беларуси альбом, уже достойна уважения. А рецензия была написана довольно бескомпромиссно.

– То, что вы записали альбом самостоятельно, без привлечения спонсоров и BMA, вам голову не вскружило?
Э: Ну да, мы молодцы (улыбается).
Х: Свою пластинку всегда приятно держать в руках. Было такое чувство гордости, что вот не зря занимаешься музыкой, что есть какая-то материальная вещь.

– Каким вы тиражом выпускались?
Х: Пока что 500 экземпляров. Сейчас он уже почти разошелся.

– Ребята, а как вы относитесь к своим фанатам?
Э: Если они есть, то хорошо.
Х: Мы с ними дружим, если они наши фанаты. За нами не бегают толпы девочек-мальчиков, и довольно редко просят автографы.

– А как вам ощущение? Раздавать автографы?
Х: Ощущение? Сначала, в детстве, это кажется ВАУ!, даже ВАУ-ВАУ-ВАУ!. Первый автограф, конечно, было дать приятно, голову вскружило. А теперь просто приятно встретить еще одного человека, которого торкает то, что мы делаем.

– Меня давно мучает вопрос: почему у вас интро в середине?
Х: Это не интро, это – Ортни. Мы боялись таких вопросов, потому так его и назвали.
Э: Почему-то просто хотелось, чтобы «Навальнiца» первой была, а интро нельзя было не записать.
Х: «Навальнiца» довольно прямая песня…
Э: …которая хорошо подходила под начинающую: начинается все с одной струны практически, очень пусто, а потом заполняется.

– Праздновали день Святого Валентина?
Р: Я – нет.
Х: Рома проспал День всех влюбленных.
Э: Я – праздновал. Кто как.
Х: Дело влюбленных – дело личное.

– А вы друг другу валентинки не дарили?
Р: Нет. Никогда.
Э: Но возьмем на заметку (смеется).
Х: Вообще, валентинки как-то со школой ассоциируются. Когда девочки бегают и раздают их друг другу. На самом деле просто нужно чувствовать… Так что – любите друг друга.

Фото Павла ГРАБЧИКОВА



Екатерина ОСИПЧИК

© 2007 Музыкальная газета