статья


DEATHSAINT
Княжьей поступью

Крок за крокам сцежка ўецца,
Ці то праўда, ці здаецца,
Нехта па начной імгле
Княжым поступам ідзе...


Нет, это не вечер памяти Короткевича... Это строки из песни “Ваўкалак і чарадзей” группы DEATHSAINT. Казалось бы, парадокс: тексты белорусские, название английское, осталось, разве что, подыскать еврейскую диаспору, и группа готова. Но за свою восьмилетнюю историю коллектив претерпел такие изменения, что недоумение лишнее. Сегодня DEATHSAINT – это пять парней с неплохим музыкальным опытом и четкими ориентирами в жизни. И, конечно, не менее четкими и масштабными амбициями.

Поговорить удалось только с тремя музыкантами: Женя (один из основателей группы, бас-гитара и бэк-вокал), Илья (вокал) и Вова (барабаны). Разговор неожиданно начался с прически ребят. У Вовы совершенно шикарные длинные рыжие волосы, ну хоть сразу в рекламу Pantene. Илья тоже, видно, парикмахерскую стороной обходил. Только Женя выбивался из общего колорита, потому и получил первый вопрос

– А вот как ты себя чувствуешь среди таких длинноволосых?

Женя: Вполне уютно. Я раньше сам носил длинные волосы, но вот постричься решил...

– Не кажется, что черный цвет, длинные волосы и берцы – это стереотипы?
Илья: Да нет, мы так выглядим не потому, что создаем себе какой-то имидж. Прежде всего, нам самим нравится. Конечно, есть мнение, что металисты все волосатые, но тут не то… Меня, к примеру, отец постричь пытался, пока я сам его фотку не обнаружил с волосами ниже плеч!

– Расскажите о группе, как все начиналось-то?
Женя: Примерно в 1998 году я, Андрей (сейчас – соло-гитара) и еще пара человек решили не то что бы создать группу… Просто собирались дома и на гитарках играли. А потом пришла идея записать демо-версию наших песен, тексты которых изначально на английском были. Опять же, не с замахом на какую-нибудь сцену, а для себя и друзей. Сказано – сделано. Записали в домашних условиях Forgot about God.

– А направление, концепция музыки-текстов? Может, ориентиры были\есть?
Вова: Направление – death metal. А вот ориентиры… не знаю даже.
Илья: CHILDREN OF BODOM нравятся.
Женя: Дальше, в 2000 году у нас первое выступление в Орше было (сами ребята из Новолукомля. – Прим. авт.). А после мы “умерли”. Такой сильный и затяжной период затишья был. Кто разводился, кто женился, а кто детей рожал (улыбается).

– Репетировали как и где? В домашних условиях?
Вова: У нас в Новолукомле репетируем. Нам ДК Энергетиков помещение выделил, а еще барабаны презентовал. И вообще: мы каждую неделю домой мотаемся, совмещаем учебу, работу и музыку.

– А когда же ваше “второе пришествие” началось?
Вова: А я вот два года учился играть на барабанах... Выучился. Встретились как-то с ребятами, спросили, как дела и т.п. Оказывается, с музыкой застой, барабанщика нет, вот мне и предложили.
Илья: Второе выступление в Могилеве, в клубе “Джокер”. Ну а потом пошло-поехало.

– Где больше выступать нравится? Принимают лучше, может?
Вова: В “Аквариуме” играли на Brutal Life Fest. В июне в Молодежном театре эстрады выступали в рамках Dark Materia. Дальше – найдем где выступить! Мы еще в свое время организовали сейшн “Жизнь в ритме death”. Пригласили пару молодых групп, которые нам понравились. Сами все проплатили…

– Бескорыстно и во имя идеи?
Вова: Да! Практически для себя, не имея никакой прибыли.

– А в трибьютах не участвовали? Если нет, то в каких бы хотели?
Вова (кокетливо пожимает плечами): Если бы ТАТУ был трибьют…

– То что???
Вова: Мы бы девчонок наняли, а сами играли.

– Илья, вот Шура (ритм-гитара) пишет тексты, а ты поешь… Не кажется, что если тексты не выстраданы, не от исполнителя, то что-то фальшивое таки есть?
Илья: Ну, во-первых, мы всегда можем внести свои корректировки. У нас нет понятия лидер не лидер. А во-вторых, тексты Шуры меня цепляют, у нас с ним похожее мироощущение, они мне не чужие, я не просто бездумно кривляюсь у микрофона, я понимаю, о чем пою.

– А раз уж поете на белорусском, то почему же говорите по-русски?
Женя: Да мы не паримся по этому поводу. Как выросли, выучились, так и говорим.
Илья: Я бы хотел говорить, но прекрасно понимаю, что чистой речи у меня без подготовки быть не может…

– Принцип sex, drugs and rock-n-roll вам близок?
Илья (подумав): Драгс точно нет, а вот все остальное неплохо (улыбается).

– К русскому року как относитесь?
Вова: Замечательно. Но только к “старичкам”. НАУТИЛУС, ДДТ, КИПЕЛОВ.

– У нас достаточно много групп вашего направления. И человеку, в этом не разбирающемуся, все вы, простите, на одно лицо. Что вас выделяет? Может, своя «фишка» есть?
Женя (смеется): Мы не пьем и не курим! На репетициях по крайней мере! Шучу. У нас тексты исторические, даже песня есть, навеянная творчеством Короткевича… Но мы не паган-метал, ни в коем разе!

– Стало быть, книги любите?
Илья: Ой, да я вообще много читаю. Только вспомнить не могу что-нибудь конкретное. Лукьяненко нравится.

– Какие девушки вам нравятся? С черными ногтями и волосами цвета воронова крыла? Словом, готичного вида?
Вова: Девушка в первую очередь должна оставаться девушкой! Не обязательно ведь выражать свои музыкальные пристрастия через берцы!

– Какие планы на будущее? Может, альбом?..
Илья (смотрит в потолок): Неплохо было бы попасть на “Басовішча”.
Вова: Но только после “Адборышча”...
Женя: Альбом мы запишем обязательно, по возможности, в ближайшее время.

– И напоследок расскажите что-нибудь интересное из своей музыкальной жизни.
Илья: Кадр однажды такой был. Шли мы с ребятами, все в черном, гитары в чехлах. И тут девочка лет четырнадцати присмотрелась к нам, довольная такая, говорит: “Вау! К нам оркестр приехал!”

Оркестр оркестром, но ребята определенно сыграют не последнюю роль в нашей музыке. А быть может, и не в нашей, ибо сами скептически относятся к собственной же раскрутке в Беларуси. Что ж, подождем альбома и услышим…

Фото предоставлено группой



Вероника БОРИСЁНОК

© 2007 музыкальная газета